Научный журнал
Международный журнал экспериментального образования

ISSN 2618–7159
ИФ РИНЦ = 0,440

РЕЗУЛЬТАТЫ ДЕСЯТИЛЕТНЕГО НАБЛЮДЕНИЯ ЗА ДЕТЬМИ, ПЕРЕНЕСШИМИ ЭПИЗОДЫ ОСТРОГО ОБСТРУКТИВНОГО БРОНХИТА В ДОШКОЛЬНОМ ВОЗРАСТЕ

Федоров И.А. 1 Рыбакова О.Г. 1
1 ФГБОУ ВО «Южно-Уральский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации
1. Национальная программа «Бронхиальная астма у детей. Стратегия лечения и профилактика» / под ред. И.К. Волкова, Н.А. Геппе и др. – 4-е изд. – М.: ООО «Оригинал-маркет», 2012. – 183 с.
2. Brozek G. Childhood asthma prevalence and risk factors in three Eastern European countries – the Belarus, Ukraine, Poland Asthma Study (BUPAS): an international prevalence study / G. Brozek, J. Lawson, A. Shpakou et al. // BMC Pulm Med. – 2016. – Vol. 16, № 1. – P. 11.
3. Мизерницкий Ю.Л. Дифференциальная диагностика и дифференцированная терапия острой бронхиальной обструкции при орви у детей раннего возраста // Практическая медицина. – 2014. – № 9 (85). – С. 82–88.
4. Жаков Я.И. Клинико-анамнестические и лабораторные особенности у детей групп риска по формированию бронхиальной астмы / Я.И. Жаков, О.Г. Рыбакова, Е.Е. Минина, Л.В. Медведева // Сибирский мед. журн. – Иркутск, 2015. – № 5. – С. 31–34.
5. Федоров И.А. Анализ на клинико-анамнестични данни и лабораторни показатели при деца с идентифицирана за първи път бронхиална астма и деца с риск за нейното формиране [Электронный ресурс] / И.А. Федоров, О.Г. Рыбакова // Парадигма: электрон. научн. журн. – 2016. – Т. 2, № 1. – Режим доступа: http://paradigma.science/publics/index.php/paradigma/article/view/125 (дата обращения: 15.03.2016).
6. Минина Е.Е. Использование неинвазивных методов исследования для оценки цито-иммунологических показателей у детей с легкой интермиттирующей бронхиальной астмой / Е.Е. Минина, Л.В. Медведева, Я.И. Жаков // Международна научна школа «Парадигма». Лято-2015: сб. науч. статии 7 том / А.В. Белов, Т. Потапов, Л.Ф. Чупров. – Варна, 2015. – С. 223–229.
7. Федоров И.А. Клинические особенности и иммуноморфологические аспекты патогенеза тяжелого течения бронхиальной астмы у детей: автореф. дис. … д-ра мед. наук. – Челябинск, 1999. – 40 с.
8. Жаков Я.И. Применение метода индуцированной мокроты у детей с впервые выявленной бронхиальной астмой: цито-иммунологические особенности / Я.И. Жаков, О.Г. Рыбакова, М.С. Бабайлов // Уральский мед. журн. – 2009 – № 7 (61). – С. 34–37.
9. Schleich F.N. Distribution of sputum cellular phenotype in a large asthma cohort: predicting factors for eosinophilic vs neutrophilic inflammation BMC / F.N. Schleich, M. Manise, J. Sele // Pulmonary Medicine. – 2013. – Vol. 13. – P. 11.

У детей бронхиальная астма (БА) является наиболее часто встречаемой хронической бронхолегочной патологией, распространенность симптомов которой в разных странах колеблется от 1,5 до 20 % [1, 2]. Крупные эпидемиологические исследования, проведенные в разных странах, показали, что своевременная диагностика БА запаздывает, а продолжительность периода между первыми симптомами болезни и установлением диагноза в среднем превышает 4 года [1, 2, 3].

Таким образом, бронхиальная астма длительно скрывается под маской острого обструктивного бронхита (ООБ) и других диагнозов, больные не соблюдают режимные и элиминационные рекомендации и не получают своевременно базисную терапию [1, 2, 3, 4].

Согласно критериям включения/исключения в исследование было набрано 72 ребенка с ООБ в анамнезе, средний возраст детей составил 3,2 ± 1,3 года, количество обструктивных бронхитов в анамнезе составило (Me; 25–75 %) – 2,0 [1,0–3,0]. Дети были обследованы через 1,5 года и через 10 лет от начала исследования (сбор анамнеза, исследование клеточного индуцированной мокроты (ИМ)).

По результатам десятилетнего катамнеза из 72 детей с эпизодами ООБ в анамнезе БА диагностирована у 32 человек (44,4 %): в возрасте до 2-х лет – у 2 детей (6,13 %), с 2-х до 3-х лет – у 9 детей (28,3 %), с 3-х до 4-х лет – у 8 детей (25,0 %), с 4-х до 5-ти лет – у 6 детей (19,0 %), с 5-ти до 6-ти лет – у 2 детей (6,13 %), в возрасте 7 лет – у 4-х детей (12,5 %), у 1 ребенка к 11 годам (3,0 %). У части детей диагноз БА был выставлен аллергологом через 2–3 месяца от начала наблюдения, а согласно проведенному анализу кривых Каплана-Мейера за первый год от момента первого эпизода ООБ бронхиальная астма была диагностирована в 20 % случаев, т.е. у каждого пятого. У подавляющего большинства детей в исследовании БА была диагностирована к 5 годам – 25 человек (78,0 %), что не противоречит имеющейся статистике [1, 2]. У 15 детей (47 %) БА протекала в легкой интермиттирующей форме, у 16 детей (50 %) – в легкой персистирующей форме, у 1 ребенка (3 %) – в среднетяжелой форме.

При анализе полученных анамнестических, клинических и лабораторных данных мы выявили, что у детей с манифестировавшей БА за время наблюдения, факторами риска формирования БА явились: клинические проявления эпидермальной аллергии (ОР = 1,87; 95 % ДИ [1,18; 2,97], чувствительность 0,53, специфичность 0,8), растительной аллергии (ОР = 2,17; 95 % ДИ [1,21; 3,89], чувствительность 0,72, специфичность 0,66), клинические проявления на 2 и более групп аллергенов (ОР = 3,68; 95 % ДИ [1,49; 9,08], чувствительность 0,88, специфичность 0,59), ночной кашель вне острого респираторного заболевания (ОР = 1,84; 95 % ДИ [1,21; 2,79], чувствительность 0,38, специфичность 0,9), уровень эозинофилов крови ≥ 5 % (ОР = 2,39; 95 % ДИ [1,62; 3,51], чувствительность 0,44, специфичность 0,97).

В настоящее время на основании клеточного состава индуцированной мокроты бронхиальную астму делят на воспалительные фенотипы [5, 6, 7, 8]. В нашем исследовании мы пользовались классификацией, предложенной Schleich F.N. и соавт. (2013) [9]. Из 32 детей с БА у 4 (13 %) выявлялся малогранулоцитарный тип воспаления, у 2 (6 %) – смешанный тип воспаления, у 26 (81 %) – эозинофильный тип воспаления. Полученные результаты совпадают с данными других исследователей о преобладании эозинофильного фенотипа у детей с бронхиальной астмой [4, 5, 6, 7, 8].

Следует отметить, что в нашем исследовании группа детей с формированием БА характеризовалась приростом уровня эозинофилов ИМ (%) в динамике через 1,5 года, в среднем с 4,5 [1,8–15,0] до 8,5 [3,5–21,5]. Средняя разность при этом составила +4,75 (95 % ДИ [0,03–9,52]). У детей без сформировавшейся БА исходный уровень эозинофилов ИМ (%) был 1,0 [0,0–4,0], через 1,5 года он составил 1,0 [0,0–2,0], то есть отличительной особенностью данной группы детей было именно отсутствие какого-либо прироста уровня эозинофилов ИМ. Средняя разность составила – 0,38 (–1,08 – (+0,32)).

Мы установили, что дети, имевшие через 1,5 года от начала наблюдения уровень эозинофилов ИМ ≥ 5 %, независимо от исходного уровня эозинофилов ИМ (< 2,5 % или ≥ 2,5 %) сформировали БА в 95,2 % случаев. У детей с исходным уровнем эозинофилов ИМ < 2,5 %, имевших через 1,5 года от начала наблюдения уровень эозинофилов ИМ < 5 % в 80,8 % случаях БА не сформировалась в отдаленные сроки наблюдения.

Таким образом, использование сущестующего алгоритма диагностики бронхиальной астмы у детей в возрасте 5 лет и младше совместно с определением уровня эозинофилов индуцированной мокроты помогает врачу педиатру и аллергологу вовремя диагностировать это заболевание.


Библиографическая ссылка

Федоров И.А., Рыбакова О.Г. РЕЗУЛЬТАТЫ ДЕСЯТИЛЕТНЕГО НАБЛЮДЕНИЯ ЗА ДЕТЬМИ, ПЕРЕНЕСШИМИ ЭПИЗОДЫ ОСТРОГО ОБСТРУКТИВНОГО БРОНХИТА В ДОШКОЛЬНОМ ВОЗРАСТЕ // Международный журнал экспериментального образования. – 2016. – № 12-1. – С. 19-20;
URL: http://expeducation.ru/ru/article/view?id=10743 (дата обращения: 24.02.2020).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074