Научный журнал
Международный журнал экспериментального образования

ISSN 2618–7159
ИФ РИНЦ = 0,757

СИСТЕМНОЕ ИЗУЧЕНИЕ СОЦИАЛЬНОГО ИНТЕЛЛЕКТА МЛАДШИХ ШКОЛЬНИКОВ С ЗАДЕРЖКОЙ ПСИХИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ

Дмитриева Е.Е. 1 Фалина С.А. 1
1 ФГБОУ ВО «Нижегородский государственный педагогический университет имени Минина»
В статье излагаются теоретические представления о сущности социального интеллекта, а также приводятся результаты экспериментального исследования об особенностях социального интеллекта детей с задержкой психического развития младшего школьного возраста в сравнении с нормально развивающимися сверстниками. Социальный интеллект рассматривается авторами как сложная система, включающая такие компоненты, как коммуникативно-личностное развитие, характеристики самосознания, социальная перцепция. Также показаны результаты экспериментальных данных, касаемых взаимосвязи социального интеллекта и социального статуса детей в группе.
дети с задержкой психического развития
младший школьный возраст
социальный интеллект
коммуникативно-личностное развитие
характеристики самосознания
социальная перцепция
социальный статус
1. Агавелян О.К. Социально-перцептивные особенности детей с нарушениями развития. – Челябинск: Татьяна Лурье, 1999. – 356 с.
2. Дмитриева Е.Е. Развитие социальной компетентности у дошкольников с ограниченными возможностями здоровья: монография. – Н. Новгород: НГПУ им. К. Минина, 2013. – 129 с.
3. Дмитриева Е.Е. Социально-личностное развитие как условие успешной школьной адаптации детей с ограниченными возможностями здоровья // Вестник Мининского университета. – 2014. – № 3. – С. 205.
4. Куницына В.Н. Социальная компетентность и социальный интеллект: структура, функции, взаимоотношение // Теоретические и прикладные вопросы психологии. – Вып.1,Ч. 1. – Спб, 1995. – С. 48–61.
5. Лунева О.В. История исследования социального интеллекта//Знание.Понимание.Умение. – 2008, № 4. – С. 177–186.
6. Смирнова Е.О., Холмогорова В.М. Межличностные отношения дошкольников: диагностика, проблемы, коррекция. – М.: Гуманитарный центр ВЛАДОС, 2005. – 158 с.
7. Фатихова Л.Ф., Харисова А.А. Практикум по психодиагностике социального интеллекта детей дошкольного и младшего школьного возраста: учебно-методическое пособие. – Урга: Изд-во Уфимсокого филиала ГОУ ВПО «МГГУ им. М.А. Шолохова», 2010 – 69 с.
8. Щетинина А.М. Диагностика социального развития ребенка: Учебно-методическое пособие. – Великий Новгород: НовГУ им. Ярослава Мудрого. – 2000. – 88 с.

В психологической науке особенное место занимают вопросы, связанные с механизмами и процессами социализации личности. В рамках данного направления активно развивается разработка понятия социального интеллекта.

На настоящий момент существует множество подходов к трактовке этого феномена. Ввели понятие «социального интеллекта» и начали работы по его исследованию зарубежные ученые, склонявшиеся к мнению, что социальный интеллект входит в структуру интеллекта как особая способность к пониманию поведения людей (Г. Айзенк, Дж. Гилфорд, Дж. Кильстром, Э. Торндайк). Далее изучением социального интеллекта начали заниматься и отечественные ученые, рассматривающие его как глобальную структуру; способность, строящуюся на базе индивидуальных, личностных и поведенческих черт человека (А.А. Бодалев, Ю.Н. Емельянов, Е.В. Коблянская, Н.А. Кудрявцева, В.Н. Куницына, О.Б. Чеснокова) [5]. Также часто в отечественной психологии социальный интеллект рассматривается как понимание поведения окружающих людей по внешней экспрессии (О.К. Агавелян [1], Л.Ф. Фатихова [7].) Для специальной психологии вопросы развития социального интеллекта являются актуальным направлением работы. В отечественной науке имеется ряд исследований, посвящённых изучению социального интеллекта у детей с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ) (О.К. Агавелян [5], Е.Е. Дмитриева [2, 3], Л.Г. Соловьева, С.Н. Сорокоумова, Л.Ф. Фатихова [7] и др). Они свидетельствуют о системном нарушении компонентов социального интеллекта у всех категорий детей с нарушениями в развитии.

Цель исследования

Данная статья посвящена описанию исследования, целью которого стало сравнительное изучение развития социального интеллекта у детей с задержкой психического развития (ЗПР) и нормой психического развития (НПР); изучение взаимосвязи уровня развития социального интеллекта и социального статуса ребёнка в группе.

Исследование проводилось на базе МБОУ СОШ «Школа № 54» г. Нижнего Новгорода. В исследовании приняли участие 16 младших школьников с НПР возраста 7–8 лет, обучающиеся в 1 «Б» классе, и 12 младших школьников с ЗПР возраста 7–8 лет, обучающиеся в 1 «А» классе.

Материалы и методы исследования

Нами были подобраны методики для диагностики социального интеллекта детей с ЗПР в соответствии с компонентами социального интеллекта по В.Н. Куницыной [4]:

1. Коммуникативно-личностный потенциал.

Главный стержень социального интеллекта; включает в себя такие личностные свойства, которые определяют характер общения (психологическая контактность и коммуникативная совместимость). Для измерения данного параметра нами была выбрана методика «Рукавички» (Л.Г. Цукерман) [6]. В данной методике изучается умение вступать в контакт, готовность к сотрудничеству.

2. Характеристики самосознания.

Этот параметр включает в себя самоуважение, потребность в уважении; особенности Я-образа и Я-концепции. Для изучения характеристик самосознания была выбрана беседа «Расскажи о себе» (А.М. Щетининой) [8]. Цель: изучение уровня и характера оценки, сформированности образа «Я», степени осознания своих особенностей.

3. Социальная перцепция.

Этот компонент объединяет особенности понимания взаимоотношений людей, прогнозирование развития межличностных отношений. Для измерения нами использовалась методика Л.Ф. Фатиховой и А.А. Харисовой [7].

Также одна из целей нашего исследования предполагает изучение взаимосвязи уровня развития социального интеллекта и социального статуса ребёнка в группе. Для этого мы использовали методику Т.Д. Марцинковской «Два домика» [6].

Результаты исследования и их обсуждение

Экспериментальное исследование дало следующие результаты о развитии различных компонентов социального интеллекта у детей с ЗПР.

1. Коммуникативно-личностный компонент (методика «Рукавички» Г.А. Цукерман).

Наиболее характерным уровнем выполнения данной методики является средний уровень, на котором с заданием справились 67 % детей (8 детей). Также распространенным для детей с ЗПР оказался низкий уровень – 43 % (5 детей). На высоком уровне никто из группы детей с ЗПР задание не выполнил. Дети с НПР в большинстве выполнили задание на высоком уровне – это 69 % (11 детей). На среднем уровне выполнения оказались 31 % (5 детей), на низком – ни один ребенок с НРП не оказался (рис. 1).

Качественное изучение позволило отметить, что у детей с ЗПР рисунки чаще всего носят частичное сходство при существенных различиях: добавление каких-либо деталей, искажение цвета и формы и т.д. Для них характерна частичная заинтересованность в делах сверстника: периодическое наблюдение за действиями сверстника, обращение к нему, чтобы договориться, отдельные комментарии; ситуативная способность к просоциальному поведению. Также достаточно часто у первоклассников с ЗПР наблюдается полное отсутствие интереса к сверстнику, узоры на рисунке либо совершенно отличаются, либо есть существенные различия. Дети с НПР выполняют задание на высоком уровне. Рукавички украшены одинаковым или очень похожим узором. Дети активно обсуждают возможный вариант; приходят к определенному согласию; сравнивают способы действия и координируют их, строя совместное действие; следят за реализацией принятого замысла.

dm1.wmf

Рис. 1. Сравнение уровней сформированности коммуникативно-личностного развития у детей с ЗПР и НПР

2. Личностный компонент – характеристики самосознания (беседа «Расскажи о себе» А.М. Щетининой).

Уровень самооценки: дети с ЗПР продемонстрировали, что наиболее характерна для них высокая самооценка. Они оценивают в позитивном ключе все стороны своего Я, как со своей позиции, так и с позиции других – 58 % (7 человек). При этом есть дети – 25 % (3 человека), которые показывают низкий уровень самооценки – говорят о себе больше в негативно-эмоциональном тоне. Также 16 % (2 человека) оказались на среднем уровне, это выражалось в том, что дети оценивали себя в большинстве случаев позитивно, однако некоторые стороны своего «Я» считали плохими или говорили о негативной оценке этих качеств со стороны других людей.

Если раскрыть содержание конкретной самооценки, то этот показатель зависит от того, на каком уровне самооценки оказался ребенок. Дети с ЗПР с высокой самооценкой обычно не могут аргументировать, почему именно считают себя хорошим. Дети с ЗПР с низкой самооценкой обычно говорят о своих неуспехах в школе, отчего идет вся последующая оценка. Это проявляется в самом начале интервью, когда дети говорят, что они плохие, у них не получается учиться, и говорят о различных видах учебной деятельности. Также дети с ЗПР демонстрируют негативную самооценку, говоря о том, как их оценивают окружающие, особенно семья.

Уровень осознания своего «Я» характеризуется тем, как ребенок говорит о себе, насколько аргументированно дает оценку своим качествам; требуется ли помощь взрослого. Дети с ЗПР, особенно те, кто находится на высоком уровне, демонстрируют низкий уровень развития осознания «Я». Даже с помощью взрослого ребенок называет лишь единичные качества сторон своего «Я», не объясняя их, или же аргументация повторяет характер оценки («хороший, потому что хороший») – 67 % (8 детей). Также 33 % (4 ребенка) оказались на среднем уровне: ребенок называл свои качества с помощью взрослого, но аргументировал лишь их отдельные оценки. Характер аргументаций носил конкретно-ситуативный характер («Потому что принес машинку Вите» и т.д.).

У детей с НПР уровень самооценки и самопринятия отличается от их сверстников с ЗПР. Чаще всего, дети дают позитивную оценку большей части сторон образа «Я» и лишь об отдельных качествах говорят негативно, считают их в себе плохими, говорят о том, что это плохо оценивают окружающие люди – 56 % (9 детей). Также 31 % (5 детей) оказались на высоком уровне и 13 % (2 ребенка) на низком уровне.

Важно сказать о качественных характеристиках самооценки. Детей с НРП, находящихся на разных уровнях самооценки объединяло то, что они, говоря о себе, приводили аргументы в пользу своего мнения. Таким образом, характер осознания своего «Я» у детей с НПР имеет следующие характеристики. Детей с низким уровнем развития данного показателя в контрольной группе оказалось очень мало – 6 % (1 человек). Дальше уровни распределились в пользу среднего показателя, – 56 % (9 детей), и на высоком – 38 % (6 детей). Подводя итоги по данной методике, хотелось бы представить диаграмму (рис. 2).

3. Социальная перцепция (методика Л.Ф. Фатиховой).

Данные первой серии показывают, что дети с ЗПР могут определять эмоции, обладающие яркой экспрессией, дифференцировать резко отличающиеся состояния, однако затрудняются в назывании эмоций, близких по проявлениям или без яркой экспрессии. Чаще всего дети затрудняются в разграничении таких эмоций, как радость и спокойствие – 67 %. Также слабость дифференцировки наблюдается и при предоставлении карточек «удивление» и «страх», 58 % сталкиваются с трудностями в этом плане. Трудность вербализации эмоций обнаруживалась при определении карточки «радости»; «грусть» и «злость» – 33 % называли эти эмоции лишь при помощи описания какой-либо ситуации: «Его обидел брат», «Разозлили мальчика» и т.д. Некоторые из детей с ЗПР (25 %) не в состоянии вербально описать состояние страха: «На что-то смотрит», «Что-то увидела такое». Далее проводилось исследование второй серии – в целом дети с ЗПР верно справляются с данным заданием. Они склонны адекватно соотносить портретные картинки с психическими состояниями персонажей, изображенных на сюжетных картинках. Малодоступно понимание эмоциональных состояний по выражению лица персонажей картинок, т.к. дети с ЗПР в интерпретации состояния персонажа картинки опираются на свой житейский опыт больше, чем на наблюдение. При адекватном распознавании и назывании эмоционального состояния персонажа картинки дети с ЗПР не склонны к выделению причин этого состояния. Также при определении состояний часто встречаются ошибки, так из 12 сюжетных картинок больше 4 ошибок допустило 50 %.

Таким образом, в целом можно говорить о том, что дети с ЗПР показывают чаще всего уровень ниже среднего в способности распознавать эмоциональные состояния – 58 % (7 детей). Продемонстрировали выполнение на среднем уровне 33 % (4 ребенка), и на высоком уровне оказалось лишь 8 % (1 ребенок).

dm2.wmf

Рис. 2. Сравнение уровней сформированности различных характеристик самосознания у детей с ЗПР и НПР

Дети с НПР при выполнении заданий первой серии демонстрируют результаты более успешные, чем их сверстники с ЗПР. Они могут достаточно подробно описать различные эмоциональные состояния, привести примеры, вербализируют. Таким образом, дети показывают выполнение первой серии методики на более высоком уровне, чем их сверстники с ЗПР. При выполнении заданий второй серии дети с НПР склонны не только правильно называть эмоциональные состояния персонажей, изображенных на картинках, но и интерпретировать их с использованием примеров из собственной жизни, из художественных произведений; склонны рассуждать и прогнозировать развитие событий в связи с поведением персонажей – 31 %. В целом, дети с НПР достаточно верно определяют эмоциональное состояние персонажей на сюжетных картинках. Так, из 12 картинок больше чем 4 ошибки допустили 37 % детей. В группе детей с НПР одинаковое количество детей оказалось на высоком и среднем уровне успешности. Дети, оказавшиеся на уровне ниже среднего, – 12 %. Проанализируем результаты детей с ЗПР и НПР выполнения методики на социально-перцептивные способности (рис. 3).

Таким образом, нами получены результаты системного изучения социального интеллекта у детей с ЗПР и НПР. Все компоненты социального интеллекта у детей снижены по сравнению со сверстниками с НПР. Они способны понимать эмоциональные состояния людей, однако не выделяют причин, следствия их состояния. При самооценке ребенок редко аргументирует свои суждения и думает над причинами своего поведения или отношения к нему других людей. И при оценке коммуникативно-личностного потенциала дети с ЗПР тоже продемонстрировали некоторую поверхностность при взаимодействии со сверстниками.

Кроме того, нами применялась методика на социометрический анализ групп детей с ЗПР и НПР. Это предпринималось нами для того, чтобы потом сравнить уровень развития социального интеллекта и социального статуса.

В классе детей с ЗПР были такие выделяемые статусы: «популярных» детей – нет; 6 (50 %) «предпочитаемых», 34( %) «пренебрегаемых» ребёнка, 1 (8 %) «отвергаемый», 1 (8 %) «изолированный». Давайте проанализируем эти данные (рис. 4).

Так был установлен низкий уровень благополучия взаимоотношений, который характеризуется большим количеством детей, половины от общего количества в классе, лиц с низким статусом («пренебрегаемые», «отвергаемые», «изолированные», «отверженные»).

dm3.wmf

Рис. 3. Сравнение уровней сформированности социально-перцептивных способностей у детей с ЗПР и НПР

dm4.wmf

Рис. 4. Соотношение статусов в классе детей с ЗПР и НПР по методике «Два домика» (Т.Д. Марцинковская)

В группе детей с НПР отсутствуют такие типы социального статуса, как «отвергаемые», «изолированный» и «популярный». Поэтому структура выглядит следующим образом: 13 (81 %) «предпочитаемых» и 3 (19 %) «пренебрегаемых» детей. Уровень благополучия взаимодействия высокий, в группе больше детей «предпочитаемые» статусной категорией.

В классе с детьми с ЗПР много односторонних выборов в сторону человека выше по социальному статусу. В классе, где учатся дети с НПР, видна большая сплоченность, существуют группировки по 2–3 человека.

Существует ли связь между статусом в группе сверстников ребенка с ЗПР младшего школьного возраста и развитием его социального интеллекта. У детей с низким статусом в группе («пренебрегаемые», «изолированные», «отвергаемые») в большинстве случаев наблюдаются низкий уровень социального интеллекта, особенно у тех, кто находится в двух последних статусных категориях. Однако эта закономерность обнаруживается не у 100 % детей. Из 25 детей с ЗПР 50 % имеет низкий статус в группе. Из них низкий уровень социального интеллекта имеют все эти 50 % (6 человек). Ребенок, и наибольшим выбором в группе показал хороший результат и при исследовании социальной перцепции.

Таким образом, мы видим определенную взаимосвязь: высокие показатели уровня социального интеллекта – высокий социальный статус. Ни один ребенок со средними или высокими показателями в других методиках не оказался в двух самых низких категориях. В группе детей с НПР, так же как и в группах детей с ЗПР, отмечается некая зависимость между социометрическим статусом в группе сверстников и социального интеллекта. Эта зависимость не так ярко проявляется, так как менее выражена структура в данной группе. Из 16 детей только 13 находятся в высоком статусе (это 81 %). Из них средний уровень или высокий уровень по одной или двум методикам имеет 8 детей, 1 ребёнок имеет низкий уровень по одной из методик. Дети с высоким статусом в группе имеют высокий уровень по обеим методикам.

Заключение

Таким образом, мы видим, что в определенной мере социальный статус отображает уровень социального интеллекта. Социальный интеллект, в свою очередь, помогает личности занять определенный выгодный социальный статус. Анализ результатов экспериментального исследования показал нам, что социальный интеллект у детей с ЗПР имеет своеобразные особенности и отличается от уровня развития сверстников с НПР.


Библиографическая ссылка

Дмитриева Е.Е., Фалина С.А. СИСТЕМНОЕ ИЗУЧЕНИЕ СОЦИАЛЬНОГО ИНТЕЛЛЕКТА МЛАДШИХ ШКОЛЬНИКОВ С ЗАДЕРЖКОЙ ПСИХИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ // Международный журнал экспериментального образования. – 2017. – № 5. – С. 66-70;
URL: http://expeducation.ru/ru/article/view?id=11668 (дата обращения: 17.04.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074