Научный журнал
Международный журнал экспериментального образования

ISSN 2618–7159
ИФ РИНЦ = 0,757

ОСОБЕННОСТИ ИСТОРИЧЕСКОЙ АЛЬТЕРНАТИВИСТИКИ

Попов В.В. 1 Музыка О.А. 1 Максимова С.И. 1
1 ФГБОУ ВО «Ростовский государственный экономический университет (РИНХ)» Таганрогский институт им. А.П. Чехова (филиал)
В статье рассматриваются методологические и концептуальные особенности структуры альтернативистики. Показано, что в русле становления постнеклассической науки имеют место существенные изменения, касающиеся как ее основных принципов, так и методологических аспектов, которые с учётом использования общей методологии соотносятся с концепцией альтернативистики. При этом комплекс социальных событий, начинавшихся в далеком прошлом, который имел место в сегменте настоящего времени и получил ту или иную реализацию в сегменте будущего, может не получить никакой интерпретации, что не способствует целостному осмыслению альтернативности современных глобальных социальных трансформаций, а также выявлению роли социального субъекта в подобных процессах в соотнесении с приоритетными направлениями альтернативности и стабилизации социума. Показано, когда речь заходит об альтернативах комплекса социальных событий, то обычно предполагается их определенная последовательность, обращая внимание на достаточно важный факт, связанный с тем, что комплексы социальных событий вполне могут проходить с сегментом прошлого времени, т.е. проходить через сегмент настоящего, что обусловливает то, что они могут определять возможности, перспективы или тенденции развития социального процесса по отношению к сегменту будущего времени.
альтернативистика
альтернативное развитие социальная трансформация
фактор темпоральности
социальное событие
социальный процесс
сегменты времени
1. Попов В.В. Особенности постнеклассической рациональности в социально-философском контексте // Исторические, философские, политические и юридические науки, культорология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. – 2013. – № 3–1. – С. 131–135.
2. Попов В.В., Музыка О.А. Концептуальный подход к транзитивному обществу // Исторические, философские, политические и юридические науки, культорология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. – 2016. – № 12–3. – С. 128–130.
3. Попов В.В., Музыка О.А., Киселев С.А., Уколов А.О. Концепция Д. Белла в контексте социальных трансформаций // Вестник Евразийской академии административных наук. – 2016. – № 4. – С. 104–106.
4. Попов В.В., Киселев С.А., Уколов А.О. Социальные трансформации в контексте социальных процессов // Евразийский юридический журнал. – 2016. – № 9. – С. 364–366.
5. Попов В.В., Музыка О.А. Социальный процесс и фактор темпоральности // Современные исследования социальных проблем. – 2016. – № 4–1. – С. 67–76.
6. Попов В.В., Музыка О.А., Киселев С.А., Уколов А.О. Концепция транзитивности в контексте трансформации социума // Контекст и рефлексия: философия о мире и человеке. – 2016. – Т. 5, № 5А. – С. 114–122.
7. Попов В.В., Музыка О.А., Киселев С.А. Транзитивное общество: опыт концептуализации // Международный научно-исследовательский журнал. – 2016. – № 12–2. – С. 159–161.
8. Попов В.В., Музыка О.А. Социальное время в контексте динамики социальной реальности // Уральский научный вестник. – 2016. – Т. 12. № 1. – С. 6–8.
9. Попов В.В., Музыка О.А. Ценности и оценки в системе концептов правового субъекта // Уральский научный вестник. – 2016. – Т. 12. № 1. – С. 9–10.
10. Попов В.В., Киселев С.А., Уколов А.О. Особенности структуры социального процесса в контексте исторических событий // Общество: философия, история, культура. – 2016. – № 11. – С. 19–22.
11. Попов В.В., Агафонова Т.П. Специфика темпоральности правового сознания социального субъекта // Фундаментальные исследования. – 2015. – № 2–25. – С. 5730–5733.
12. Попов В.В., Логинова Т.В. Экономическая культура в системе деятельностного подхода // Фундаментальные исследования. – 2015. – № 2–25. – С. 5734–5737.
13. Попов В.В., Лойтаренко М.В. Самоорганизующиеся системы в контексте постнеклассической науки // Международный журнал экспериментального образования. – 2014. – № 3–2. – С. 177–178.
14. Попов В.В., Лойтаренко М.В. Фактор темпоральности, переходные состояния и социальные противоречия // Международный журнал экспериментального образования. – 2014. – № 8–2. – С. 38–41.
15. Попов В.В., Лойтаренко М.В., Таранова В.А. Социальные противоречия и переходные периоды: философско-методологические аспекты // Международный журнал экспериментального образования. – 2014. – № 8–2. – С. 42–46.
16. Попов В.В., Лойтаренко М.В. Социальная нестабильность в информационном обществе // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. – 2014. – № 4. – С. 198–199.
17. Попов В.В., Музыка О.А. Темпоральность и оценка в контексте интерпретации социальных событий // Международный научно-исследовательский журнал. – 2014. – № 11–1. – С. 108–110.
18. Попов В.В., Таранова В.А. Структура и типы социального времени в контексте философии действий // Философия права. – 2013. – № 3. – С. 110–114.
19. Попов В.В., Усатова Ю.Н. Вероятностные особенности социального противоречия // Философия права. – 2013. – № 4. – С. 98–101.
20. Попов В.В. Свобода и рациональность // Философия права. – 2013. – № 5. – С. 118–121.
21. Попов В.В., ЩегловБ.С., Усатова Ю.Н. Случайность в системе динамических категорий // Философия права. – 2015. – № 1. – С. 25–29.
22. Попов В.В., Щеглов Б.С., Лойтаренко М.В. Особенности интегральной интерпретации вероятности в контексте факторов оценки и темпоральности // Философия права. – 2015. – С. 21–27.
23. Попов В.В., Б.С. Щеглов, Усатова Ю.Н. Вероятность в контексте неклассического дискурса // Философия права. – 2015. – № 3. – С. 76–79.
24. Попов В.В., Агафонова Т.П. Научная рациональность и рациональность в науке // Философия права. – 2012. – № 5. – С. 86–90.

В современной социально-философской литературе вопросы, связанные так или иначе с проблемой альтернативности социального развития, достаточно широкого рассмотрения в настоящее время не получили. Между тем, хотелось бы обратить внимание на тот факт, что, например, эту проблему часто поднимают в различных литературных произведениях, более того, существуют различные сферы литературной деятельности, в которых тема альтернативности вызывает достаточный интерес среди некоторых литераторов, является излюбленной темой, связанной в определенном смысле с миром фантастики, где-то с параллельными мирами, где-то с теми мирами, в которых жизнь протекает отлично от нашего реального мира. Во всяком случае речь в большей степени идет о том, что активно рассматриваются такие фантастические или полуфантастические миры, которые, конечно, заметно отличаются от земных миров и жизнь в них течет по своим собственным сценариям, по своим собственным законам. Безусловно, опять же обратим внимание на то, что в данном случае много достаточно вымыслов, различных авторских замыслов и творений, и поэтому подобная ситуация, связанная с альтернативностью, иногда в литературных произведениях непосредственно касается тех миров, которые могут выступать, допустим, в качестве параллельных нашему миру [1–3].

Безусловно, нельзя не сказать и о том, что те ученые, которые действительно занимаются проблемами альтернативистики или ретроальтернативистики, так или иначе знают о некоторых литературных произведениях, и иногда, в общем-то, это дает некоторые возможности такого своеобразного маневра переходить от чисто научных проблем к некоторым проблемам, которые можно рассмотреть с разных сторон, но в любом случае, естественно, если это касается научного дискурса, то проблема эта будет решаться только на пути научного дискурса [4–6].

Конечно, в данном случае нередко происходят аналогии между каким-либо виртуальным представлением о социуме и соотнесением его с каким-то реальным или действительным аналогом. Во всяком случае в данном направлении существует достаточно много интересных исследований. Конечно, возникает проблема относительно того, что подобные аналогии, безусловно, в высшей степени имеют множество различий с реальными мирами, нежели сходства, при этом все это выглядит реально и оправданно, так как сами ученые, исследователи и те же писатели, обращающиеся к подобной проблематике, вовсе целью не ставят получение каких-то конкретных результатов, в данном случае, если говорить о писателях, то, безусловно, речь идет о том, что они никак не претендуют на научные результаты, однако в данном случае на первое место выходит разный интерес, связанный с описанием тех или иных случаев, ситуаций, которые касаются общей проблематики, связанной с виртуальными, параллельными, альтернативными, возможными мирами и так далее [7–10].

При этом, в общем-то, эти меры принимаются не философски, с общетеоретических позиций, а иногда с точки зрения некоторого вымысла или художественного вымысла с позиции каких-либо фантастических представлений и сюжетов о том, что вполне вероятно и возможно существование отличных от земной жизни, и, в общем-то, в данном случае вновь мы сталкиваемся с проблемой соотнесенности, актуальности и виртуальности. Безусловно, отметим, что подобное обращение к альтернативным параллельным мирам и с другой стороны к альтернативному развитию социума вообще происходит в таких произведениях и возможно сюжетах с позиции времени, причем виртуальные миры или параллельные миры далеко не всегда являются такими мирами, которые связаны именно с фактором будущего времени [11–13].

Весьма часто находятся ситуации, особенно касающиеся фантастики или мистики, когда вопросы вымышленных или параллельных и другого вида виртуальных или возможных миров, отличных от нашего, сочетаются с различными альтернативами, которые имеют корни в глубокой древности, то есть, в общем-то, в данном случае можно говорить о прошлом времени, и которые, возможно, даже существовали, существуют и как вероятно, будут существовать даже независимо от того мира, в котором мы реально находимся [14–16].

Конечно, такие представления, касающиеся альтернативного видения преобразования исторического развития, во многом связывались с наличием некоторых фантастических литературных произведений, начиная, возможно, от самой научной фантастики и заканчивая различного рода художественными вымыслами, при этом отметим, что на протяжении весьма долгого времени само историческое развитие социума рассматривалось в целом историками и философами как такой процесс, который связан с историческим процессом, отличающимся совершенствованием жизни человека, совершенствованием развития его многообразия связей, существующих в социуме. Безусловно, в подобном контексте проблемы, касающейся принятия каких-либо вариантов развития истории социума, далеко не всегда находили должный отклик и, прямо скажем, далеко не всегда приветствовались [17–19].

В данном случае хотелось бы сказать, что принцип «история не терпит сослагательного наклонения» достаточно часто в контекстах приобретает статус канона, хотя, на наш взгляд, это вовсе не так, но реально вопросы альтернативности стали предметом весьма серьезного рассмотрения, например, в российском социуме, примерно в конце 80-х годов прошлого века в контексте синтеза исторических и социально-философских исследований появилась необходимость конструирования достаточно целостной и единой концептуально обозначенной и весьма адекватной картины мира, речь идет о мифической картине мира, в которой бы достаточно просматривались координационно-субординационные отношения между различными динамическими категориями и понятиями, дискурс идет о таких категориях, как альтернатива, случайность, возможность, вероятность, перспектива и так далее [20–21].

Это в итоге вызвало необходимость прибегнуть к определенным построениям, связанным с теми или иными моментами подобной системы. Конечно, обращая внимание на подобные построения, нельзя не отметить весьма интересные представления, связанные с пониманием исторического процесса и существующих альтернатив, которые обозначили, например, В.П. Данилов и И.Я. Эдельман. Безусловно, подобные позиции достаточно известных ученых показывают не только на реальное существование важной и интересной проблемы, ведущей к достаточно интересным исследовательским задачам в отношении альтернативности социального развития, но и отмечают, что существуют и иные серьезные вопросы, касающиеся методологических рассмотрений исследований в отношении ряда проблем как исторического, так и социально-философского характера [22–23].

Заметим, что эти проблемы напрямую связаны с тем, что в русле исторического развития, в русле социального развития имеются целые сегменты исследований, которые весьма затруднительно назвать целостно-конструированными, так как любое конструирование, если оно претендует на адекватность результата, безусловно, предполагает задействование, использование в нем различных типов и комплексов знаний, в нашем случае связанных с альтернативностью социального развития и конструирование его соответствующих сценариев. Однако серьезные размышления, тем более исследования в подобном направлении, широкого развития в исторической и социально-философской литературе к настоящему времени не получили, поэтому справедливо отметить, что рассмотрение или исследования, касающиеся не только альтернативности социального развития, но и, допустим, исторической альтернативности с выходом на поиск тех приоритетных моментов, которые собственно и дают возможность выделить альтернативность, представляются приоритетом в современных научных исследованиях, которые связаны с социально-философским представлением о путях развития социума, об осмыслении этого развития, о представлении самого развития как прогрессивного [24].

Конечно, в рамках данных вопросов возникают самые различные моменты, которые непосредственно касаются таких рассуждений, дискурсов, дело в том, что в контексте различных научных, исследовательских проектов, касающихся, например, изучения альтернатив, справедливо дать представление вероятных, возможных моментов, связанных с выделением моделирования определенного нереализованного сценария развития социальных и исторических процессов и событий, и это можно понимать как одну из основных частей подобного исследовательского проекта в рамках реального социально-философского рассмотрения и даже локальной проблемы методологии самого исторического исследования. Заметим, что важное значение приобретает изучение методологических моментов проблемы моделирования как исторических процессов и событий, так и социальных, а из этого уже непосредственно следует существующая значимость и демонстрации тех моментов факторов, которые правомерно учитывать при исследовании альтернативности.

Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках научно-исследовательского проекта «Трансформация стратегий исследования динамики социальной реальности», № 16-33-00003.


Библиографическая ссылка

Попов В.В., Музыка О.А., Максимова С.И. ОСОБЕННОСТИ ИСТОРИЧЕСКОЙ АЛЬТЕРНАТИВИСТИКИ // Международный журнал экспериментального образования. – 2017. – № 5. – С. 93-96;
URL: http://expeducation.ru/ru/article/view?id=11674 (дата обращения: 17.04.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074