Научный журнал
Международный журнал экспериментального образования

ISSN 2618–7159
ИФ РИНЦ = 0,440

ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РЕФОРМИРОВАНИЯ АНТИМОНОПОЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИИ В КОНТЕКСТЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ КОНКУРЕНТНЫХ НОРМ

Багенц Д.С. 1
1 Институт сферы обслуживания и предпринимательства (филиал) Донского государственного технического университета
1. Шашихина Т.В. Отдельные аспекты сближения законодательства РФ и ЕС, регулирующего предпринимательские отношения: проблемы и перспективы. М.: РЭЦЭП, 2005. 66 с.
2. Федеральный Закон «О защите конкуренции»: Федеральный закон от 26.07.2006 № 135-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2006. № 31. Ст. 3434.
3. Авдашева С.Б. Политика поддержки конкуренции: антимонопольное регулирование и реструктуризация в отраслях естественных монополий: Учебное пособие. - М.: Издательский дом «Новый учебник», 2009.
4. Качалин В.В. Международные аспекты антимонопольного регулирования // Мировая экономика и международные отношения, 2012. - № 2.
5. Рубин Ю.Б. Теория и практика предпринимательской конкуренции. Московская финансово-промышленная академия. - М., 2008.
6. Ходов Л.Г. Методы государственного регулирования экономики: Учеб. пособие. - М.: ИНФРА-М, 2008.

На протяжении последних десятилетий идет процесс формирования международно-правовых норм в области конкуренции, в результате чего активно развиваются международные правоотношения в этой сфере. Россия принимает активное участие в этих процессах, являясь участником ряда международных договоров, регулирующих вопросы конкуренции, участвуя в качестве полноправного члена или наблюдателя в деятельности международных организаций, обеспечивающих межгосударственное сотрудничество в сфере конкурентного права. Учитывая процесс присоединения России к ВТО и возможность заключения в перспективе в рамках этой организации многостороннего соглашения в области антимонопольного законодательства. Представляется целесообразным дальнейшая корректировка российского антимонопольного законодательства, в которой будет активнее использоваться в первую очередь позитивный опыт ЕС, в том числе опыт проведения последних реформ в сфере контроля соглашений, злоупотребления доминирующим положением и экономической концентрации, что является логическим развитием общей внешнеполитической концепции России на европейском направлении. Главным элементом сближения систем антимонопольного регулирования России и ЕС является постепенная гармонизация конкурентного законодательства, которая должна осуществляться в нескольких направлениях.

В первую очередь, она должна быть направлена на создание в России более эффективной системы контроля экономической концентрации посредством увеличения пороговых критериев и введения двухступенчатой (как в ЕС) схемы рассмотрения ходатайств для «отсеивания» на первом этапе сделок, не оказывающих существенного влияния на конкуренцию, и предоставления антимонопольным органам возможности сконцентрировать свое внимание на сделках, которые могут оказать влияние на конкуренцию.

В связи с этим необходимо отметить, что на фоне европейских тенденций ужесточения контроля концентрации, обсуждаемый в некоторых научных кругах России возможный переход только на уведомительный порядок контроля концентрации представляется нецелесообразным и абсолютно неоправданным.

Второе направление гармонизации конкурентного законодательства – создание в Российской Федерации эффективной системы пресечения монополистической деятельности. Практика ЕС в данной сфере значительно обширнее российской. Представляется, что в России в целях повышения эффективности пресечения монополистической деятельности антимонопольным органам прежде всего необходимо предоставить дополнительные полномочия для расследования дел (возможно, в области оперативно-розыскной деятельности) либо более четко предусмотреть обязанность правоохранительных органов участвовать (оказывать содействие) в проведении расследований в области пресечения монополистической деятельности.

Другим направлением улучшения обстановки является создание сопоставимых правил контроля предоставления государственной помощи, без которых нельзя обеспечить нормальные условия конкуренции на рынке. По сравнению с достаточно продвинутой стадией по сближению правил контроля деятельности компаний это направление реализуется со значительным опозданием. Потребность о введении закона «О государственной помощи» остается, несмотря на введение этого понятия в принятом и введенном в действие два года назад Федеральном законе от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции».

Помимо сближения законодательной базы важными элементами работы «конкурентного блока» должно стать обеспечение транспарентности системы регулирования конкуренции и ее возможное упрощение с целью создания более понятных и простых норм для хозяйствующих субъектов. В этом контексте первостепенное значение имеет публикация обзоров о правоприменительной практике ФАС России с описанием наиболее важных дел, активная реализация политики адвокатирования конкуренции.

Важным направлением сближения систем регулирования конкурентных отношений России и ЕС является решение вопроса о повышении эффективности российской правоприменительной практики в области конкуренции и ужесточения штрафных санкций. Несмотря на принятые год назад новые уровни штрафов за нарушение антимонопольного законодательства в России, они все же отстают от уровня административной ответственности, принятом в странах ЕС. Невысокий размер штрафов в России, отсутствие практики уголовной и административной ответственности в форме дисквалификации должностных лиц не способствует сегодня эффективному пресечению монополистической деятельности, что приводит к ограничению конкуренции и активному проявлению фактов рыночной власти и антиконкурентных действий со стороны представителей органов власти и управления. Для иностранных компаний, работающих на российском рынке, размер штрафов является столь незначительным, что никак не влияет на их бизнес-политику.

Вопрос о формировании адекватной системы санкций в российском антимонопольном праве имеет несколько аспектов, которые сводятся к настройке стимулов экономических агентов таким образом, чтобы минимизировать вероятность действий, которые подрывают условия для добросовестной конкуренции, ориентированной на нововведения. Понятно, что для применения санкций необходима достоверная информация о нарушении. Зачастую такой информацией обладают те субъекты, которым наносится ущерб. Однако для того чтобы они были заинтересованы в предоставлении такого рода информации, антимонопольным органом или судом должен быть соблюден принцип избирательности стимулов.

Избирательность стимулов обеспечивается, если в результате нарушитель компенсирует как минимум ущерб, нанесенный пострадавшей стороне. С этой точки зрения само по себе увеличение размеров штрафов и даже обеспечения их привязки к масштабам негативных последствий допущенных нарушений (величина незаконно полученной прибыли или в качестве приблизительной оценки доля выручки) никак не влияет на вероятность применения санкций, если средства, выплачиваемые нарушителем, идут только в бюджет.

Одна из особенностей дел, связанных с нарушением антимонопольного законодательства, – длительные сроки производства, что в определенных условиях создает значительный дисконтирующий эффект. Возможность возмещения ущерба, нанесенного нарушителем антимонопольного законодательства, предполагает решение вопроса количественной оценки данного ущерба].

Если рассматривать систему санкций за нарушение антимонопольного законодательства безотносительно стимулов хозяйствующих субъектов, чьи права оказались ущемленными, то и в этом случае выясняется, что действующая система не адекватна по меньшей мере в двух аспектах – размер санкций и способ определения этого размера. В этом случае вопрос, который следует решить,- определение методики расчета причиненного ущерба, которая, с одной стороны, отражала бы размеры нанесенного ущерба, а с другой стороны, предполагала бы сравнительно невысокие издержки по установлению такого рода ущерба.

Наиболее адекватным показателем, на основе которого мог бы определяться размер санкций, является размер незаконно полученной прибыли. Однако в отличие от показателя оборота компании, который в меньшей степени релевантен для определения величины санкций, оценить величину незаконно полученной прибыли достаточно сложно. В частности, это может быть связано с завышением доли издержек в цене товара, так что бухгалтерская прибыль может быть незначительной или вовсе нулевой. Вместе с тем очевидно, что чем дешевле применение адекватной с точки зрения оценки величины незаконно полученной прибыли, тем предпочтительнее использование данного показателя. Следует отметить, что активное использование оборотных показателей без учета экономической и социальной составляющих может привести к структурным эффектам, связанным с относительным сокращением производства низкорентабельной продукции.

Важно отметить, что они касаются не только содержательных изменений отдельных статей и ставок штрафных санкций, но и включения принципиально нового вида ответственности – оборотных штрафов на юридических лиц в определенном размере от суммы выручки, полученной при реализации товаров, работ, услуг, а также формы административного наказания в виде дисквалификации должностных лиц сроком до трех лет.

Дополнения и изменения, предусмотренные в проекте поправок в Кодекс РФ «Об административных правонарушениях», в настоящее время находятся в стадии активного обсуждения. Они касаются расширительного толкования и применения дисквалификационных норм. В случае злоупотребления хозяйствующим субъектом рыночной властью предлагается наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от пятнадцати тысяч до двадцати тысяч рублей; на юридических лиц – от трехсот тысяч до одного миллиона рублей. Комплекс дополнений и поправок касается не только содержательных изменений отдельных статей и ставок штрафных санкций, но и расширительного толкования ответственности в виде оборотных штрафов.

Гармонизация европейского и российского законодательства в области организации судебных систем является наиболее трудной задачей. Представляется, что она может проходить в направлении создания в России судебной системы в области конкуренции, адекватной европейской. Для этого можно было бы рассмотреть вопрос о целесообразности создания в России специального судебного органа по вопросам конкуренции по подобию Суда первой инстанции в ЕС. Практика европейских стран свидетельствует об обоюдной заинтересованности картельных ведомств и субъектов рынка в необходимости наличия корпуса судей, который более подготовлен для рассмотрения дел связанных с нарушением антимонопольного законодательства. В качестве неотъемлемой части нормативно-правового регулирования необходимо создание базы по всем судебным решениям и административным процессам антимонопольного ведомства, с возможностью открытого доступа любому заинтересованному лицу.

В заключении важно отметить, что в условиях единого экономического пространства, именно единые правила конкуренции с более жесткими и действенными нормами административной ответственности должны стать наиболее действенным механизмом обеспечения нормального функционирования рынков Российской Федерации и пресечения фактов недобросовестной конкуренции и ограничительной деловой практики. Создание таких правил является логическим развитием общей внешнеполитической концепции России в частности на европейском направлении.

 


Библиографическая ссылка

Багенц Д.С. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РЕФОРМИРОВАНИЯ АНТИМОНОПОЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИИ В КОНТЕКСТЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ КОНКУРЕНТНЫХ НОРМ // Международный журнал экспериментального образования. – 2014. – № 6-2. – С. 18-20;
URL: http://expeducation.ru/ru/article/view?id=5116 (дата обращения: 30.03.2020).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074