Научный журнал
Международный журнал экспериментального образования

ISSN 2618–7159
ИФ РИНЦ = 0,431

О СОВЕРШЕНСТВОВАНИИ УГОЛОВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ПО ПРОТИВОДЕЙСТВИЮ КОРРУПЦИИ СРЕДИ МУНИЦИПАЛЬНЫХ СЛУЖАЩИХ

Гладких В.И. 1
1 Государственный Университет Управления
1. Гладких В.И., Леонов Е.М., Кобец П.Н. Предупреждение преступлений в сфере малого предпринимательства сверхкрупного города: пособие. – М., ВНИИ МВД РФ. 2002.
2. Аминов Д.И, Гладких В.И. Коррупция как социально-правовой феномен и пути ее преодоления: монография. – М., Юрист. 2002.
3. Гладких В.И., Соколов И.А., Шумов Р.Н. Преступления, совершаемые в сфере предпринимательской деятельности: монография. Академия экономической безопасности МВД России. – М., 2008.
4. Гладких В.И., Власова И.В., Шумов Р.Н. Противодействие преступлениям, сопряженным с принуждением к совершению сделки или к отказу от ее совершения: монография. Международный юридический институт. – М., 2010.
5. Гладких В.И., Федотов П.В., Шумов Р.Н. Криминологическая характеристика и предупреждение преступлений, совершаемых на рынке недвижимости: монография. Международный юридический институт. – М., 2010.
6. Гладких В.И., Молчанов Д.В., Шумов Р.Н. Уголовно-правовая охрана интеллектуальной собственности: монография. Академия экономической безопасности МВД России. – М., 2010.
7. Гладких В.И., Казаков В.В., Шумов Р.Н. Противодействие преступлениям, совершаемым в жилищно-коммунальной сфере: монография. Международный юридический институт. – М., 2011.
8. Гладких В.И., Краюшкин А.А. Уголовно-правовые и криминологические меры предупреждения легализации преступных доходов: монография. Международный юридический институт. – М., 2011.
9. Гладких В.И., Зубарев С.М., Томаев В.А. Антикоррупционные механизмы на государственной службе: методическое пособие. – М.: Государственный университет управления, 2011.
10. Гладких В.И., Воронин В.Б. Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием: уголовно-правовые и криминологические аспекты: монография. – М.: Международный юридический институт, 2012.
11. Проблемы квалификации экономических преступлений. Курс лекций: учебное пособие / под ред. проф. В.И. Гладких. – М.: Международный юридический институт, 2013.
12. Гладких В.И., Кочерга В.В., Шумов Р.Н. Противодействие преступлениям, посягающим на интересы кредиторов: монография. – М.: Международный юридический институт. 2013.
13. Гладких В.И. и др. Квалификация преступлений в сфере экономики: курс лекций. – М.: Юрлитинформ. 2014.
14. Гладких В.И. Противодействие коррупции на государственной службе: учебно-методическое пособие. – М.: Юрлитинформ. 2014.
15. Гладких В.И. Ответственность за таможенные преступления и контрабанду. Экономика. Право. Лингвистика // Межвузовский научно-практический сборник. Объединенная академия образовательных учреждений. – Вып. 1. март 2005.
16. Гладких В.И. Финансовая аренда (лизинг): налоговые правонарушения и методы проведения проверок // Налоговая политика и практика. Научно-информационное издание. – № 3. – 2005.
17. Гладких В.И. Вопросы совершенствования регистрации преступлений, совершаемых в сфере экономики // Сб. научных трудов. ВНИИ МВД России. – М., 2005.
18. Гладких В.И. Ответственность за налоговые преступления: некоторые вопросы теории и практики // Сб. научных трудов. ВНИИ МВД России. – М., 2005. – С. 40–45.
19. Гладких В.И. Некоторые вопросы правовой оценки деятельности по оптимизации или исключению налоговых платежей // Актуальные проблемы противодействия криминальным угрозам в сфере налогообложения: материалы Круглого стола 17 сентября 2004. – М.: ВНИИ МВД РФ. 2005. – С. 50–57.
20. Гладких В.И. Виды ответственности за нарушение таможенного законодательства // Реформа силовых структур и задачи ФСЭНП МВД России в обеспечении экономической безопасности, противодействии экономическим правонарушениям: сборник материалов межведомственного круглого стола 2004 г. – Т. 2. Академия экономической безопасности МВД России. – 2005. – С. 121–134.
21. Гладких В.И. Совершенствование уголовной политики Российской Федерации в сфере борьбы с экономической преступностью // Организованная преступность, терроризм, коррупция в их проявлениях и борьба с ним. – М., 2005. Криминологическая ассоциация. – С. 123–128.
22. Гладких В. И. Экономическая безопасность Российской Федерации: к вопросу о понятии, структуре, угрозах, противодействии. Вестник Вятского государственного университета. 2006. № 14. С. 76-84.
23. Гладких В.И. Уголовно-правовая охрана предпринимательской деятельности: некоторые проблемы правоприменения // Вестник Академии экономической безопасности МВД России. – 2009. – № 5. – С. 83–85.
24. Гладких В.И. Уголовно-правовая охрана финансовых отношений, связанных с выпуском и обращением ценных бумаг: анализ законодательства // Экономическая преступность в сфере инвестиционной деятельности: материалы международной научно-практической конференции. 19 мая 2011 г. Академия экономической безопасности МВД России. – М., 2011.
25. Гладких В.И. О понятии и тенденциях уголовной политики в сфере борьбы с преступностью экономической направленности // Образование и право. Научно-правовой журнал. – М.: Институт научной информации и мониторинга Российской академии образования. Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации. – 10(26), октябрь 2011.
26. Гладких В.И. К вопросу о понятии и видах экономической преступности // Вестник Московского государственного лингвистического университета. – 2011. – № 621. – С. 14–20.
27. Гладких В.И., Сбирунов П.Н. Особенности квалификации незаконного получения и разглашения сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну // Юрист. – 2012. – № 5. – С. 36–41.
28. Гладких В.И. Уголовная политика в сфере противодействия экономической преступности в Российской Федерации // Актуальные проблемы дальнейшей гуманизации уголовной политики: сб. научных трудов по материалам международной научно-практической конференции, Казахский гуманитарно-юридический институт. 22 марта 2012 года, г. Астана, Республика Казахстан.
29. Гладких В.И., Сбирунов П.Н. Квалификация воспрепятствования законной предпринимательской или иной деятельности // Российский следователь. – 2012. – № 8. – С. 15–18.
30. Гладких В.И. О современных тенденциях уголовной политики в сфере противодействия экономической преступности // Экономика и преступность: сборник научных трудов, материалы Международной научно-практической конференции, 29–30 мая 2012 года. Балтийский институт экологии, права и экономики. – СПб., 2012.
31. Гладких В.И. О некоторых проблемах уголовной политики в сфере противодействия экономической преступности // Сб. научных трудов. – М.: Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации, 2012.
32. Гладких В.И. О понятии и тенденциях уголовной политики в сфере борьбы с преступлениями экономической направленности // Право и жизнь. – 2012. – № 166. – С. 226–242.
33. Гладких В.И. О некоторых проблемах уголовной политики в сфере противодействия экономической преступности // Российская юстиция. – 2012. – № 3. – С. 43–47.
34. Гладких В.И. Борьба с коррупцией в России: успехи и неудачи антикоррупционной политики // Следователь. – 2013. – № 7. – С. 17–24.
35. Гладких В.И., Старовойтов В.Г. Противодействие коррупции в сфере государственных закупок: старые и новые подходы // Российская юстиция. – 2013. – № 9.
36. Гладких В.И. Особенности квалификации фиктивного банкротства // Вестник Государственного университета управления. – 2013. – № 8.
37. Гладких В.И. Особенности квалификации незаконного предпринимательства // Актуальные проблемы уголовного и уголовно-процессуального права: современное состояние и перспективы развития: Научные труды. МГПУ. – 2013. – № 1. – С. 38–53.
38. Гладких В.И. К вопросу об объективной стороне легализации (отмывания) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем // Российский следователь. – 2014. – № 7. – С. 9–34.
39. Гладких В.И. Особенности квалификации причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием // Вестник университета. Государственный университет управления. – 2014. – № 7. – С. 159–162.
40. Гладких В.И. Законодательные аспекты детерминации латентности преступлений экономической направленности. Проблемы латентности преступлений экономической направленности. Материалы межведомственного круглого стола (Москва, 25 октября 2013 г.). – М.: ВНИИ МВД России. 2014. С. 25–33.
41. Гладких В.И., Старовойтов В.Г. Общественное обсуждение закупок: правовая основа и порядок осуществления // Вестник университета. – ГУУ, 2014. – № 16. – С. 163–171.
42. Гладких В.И. Некоторые вопросы квалификации и применения нормы об ответственности за незаконное получение кредита // Российский следователь. – 2015. – № 3. – С. 26–32.

При всем многообразии форм и видов коррупции[1] коррупция в системе государственной и муниципальной службы традиционно рассматривается как качественно более опасное явление.

По мнению ряда исследователей (Ларичев В.Д., Фоминых С.М.), муниципальными служащими совершается до 70 % от общего количества взяток, получаемых всеми должностными лицами.

Коррупция среди чиновников муниципального уровня сопряжена с принятием решений, имеющих высокую цену. К ним относятся вопросы, связанные с изменением формы собственности, муниципальные контракты, выделение и продажа муниципальной собственности (земельных участков, имущества), субсидий и др. Коррупция на муниципальном уровне происходит при непосредственном взаимодействии человека с представителями органов местного самоуправления[2].

Исследования показывают, что более половины взяток, полученных муниципальными служащими, приходится на глав (заместителей глав) администрации, около 20 % – на представителей выборного органа, около 30 % приходится на муниципальных служащих структурных подразделений администрации, среди которых заметно выделяются сотрудники управлений (отделов) архитектуры и градостроительства и комитетов (отделов) по земельным ресурсам и землеустройству.

Среди основных причин коррупции на муниципальном уровне можно назвать: неспособность «власть имущих» поставить «во главу угла» общественные, а не личные интересы; чрезмерная бюрократизация; административные барьеры для ведения бизнеса, толкающие бизнес на дачу взяток чиновникам; недоверие общества к власти, как таковой; неоднозначные законы с возможностью их интерпретации; непредставление информации, трудности в сборе данных; неграмотность в сфере юридических прав, как граждан, так и «неграмотность» должностных лиц; психологическая терпимость населения к коррупционным проявлениям и др.

Противодействие коррупции на муниципальном уровне лежит в русле общей системы борьбы с коррупцией, основные направления которой изложены в Национальном Плане противодействия коррупции на 2014–2015 годы, утвержденном 11 апреля 2014 года Указом Президента Российской Федерации № 226.

Следует отметить, что действующее уголовное законодательство в целом отвечает задачам противодействия коррупции, в том числе на муниципальном уровне.

Среди конкретных уголовно-правовых мер, направленных на повышение эффективности противодействия коррупции, можно предложить следующее.

Представляется, что в нынешней редакции ч. 4 ст. 290 УК РФ – Получение взятки необоснованно сужен субъектный состав получения взятки муниципальными служащими – под ними понимается только глава (руководитель) органа местного самоуправления. Думается, что по этой части должны нести ответственность все руководители органа муниципального образования: представительного органа муниципального образования, глава муниципального образования. В связи с этим в рассматриваемой части 3 ст. 290 УК РФ вместо слов «а равно главой органа местного самоуправления» указать «а равно руководителей органов местного самоуправления».

Некорректно сформулирована, на наш взгляд, диспозиция ч. 1 ст. 290 УК РФ: «Получение …взятки …за совершение действий (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, если такие действия (бездействие) входят в служебные полномочия должностного лица либо если оно в силу должностного положения может способствовать таким действиям (бездействию)…». Очевидно, что бездействие не может входить в служебные полномочия должностного лица, равно как и муниципального служащего. В связи с этим ч. 1 ст. 290 УК РФ целесообразно было бы слова «за совершение действий (бездействие)» заменить словами «за выполнение или невыполнение в интересах дающего взятку или представляемых им лиц какого-либо действия».

Среди наиболее действенных и радикальных мер противодействия коррупции на всех уровнях, в том числе муниципальном, было бы возвращение такой меры, как конфискация в виде дополнительного вида наказания (каковой она была до декабря 2003 года), а также имплементация в российское уголовное законодательство статьи 20 Конвенции ООН против коррупции, которая предусматривает уголовную ответственность за незаконное обогащение чиновников.

Среди большинства граждан страны, в том числе и тех, кто занимается проблемами противодействия коррупции профессионально (ученые-криминологи, сотрудники правоохранительных органов, правозащитники) в последние годы сложилось устойчивое мнение об отсутствии в стране политической воли на реальные меры борьбы с этим социальным злом. Объективно к этому имелись все основания – практика последних лет красноречиво свидетельствовала о том, что основные усилия государства были направлены на борьбу с так называемой низовой коррупцией, ограничивающейся привлечением к ответственности должностных лиц не самого высокого ранга, а иногда и тех, кто, строго говоря, даже формально не подпадал под категорию должностных лиц: врачи, учителя, преподаватели высших учебных заведений, рядовые служащие органов государственной власти и местного самоуправления и т.п. Этому способствовали имеющиеся противоречия в нормативно-правовой оценке понятий должностного лица, государственного служащего, использования служебного положения и т.п.

Правоприменительная практика демонстрировала необъяснимые примеры ухода от ответственности ряда высокопоставленных лиц (вспомним развалившееся дело подмосковных прокуроров, крышевавших игорный бизнес, лопнувший мыльный пузырь дел о хищениях в сельском хозяйстве, космической отрасли и, конечно же, как верх двойных стандартов – фактически спущенное на тормозах дело о злоупотреблениях в оборонном ведомстве, в частности, связанное с деятельностью «Оборонсервиса»). Наряду с этим, весьма политизированным видится уголовное преследование «главного борца с коррупцией» А. Навального, конечно же, далеко не безгрешнего, но явно, не самого главного коррупционера страны (при этом почему-то сохраняется неприкосновенность его бизнес-компаньона губернатора Тверской области Н. Белых).

И все-таки в стране давно назрела (если не перезрела) острая потребность не в декларативной, показной, во многом усеченной, а в реальной бескомпромиссной борьбе с коррупцией, не связанной никакими авторитетами, прошлыми заслугами, близостью к власти, подкрепленной не громкими разоблачениями, нередко ничем не заканчивающимися, а, как говорится, с «реальными посадками». Катализатором такой потребности становится все более усиливающаяся социальная поляризация общества, раздражающие факты непомерной роскоши не только топ-менеджеров естественных монополий, но и чиновников высшего ранга.

Указанная потребность зреет на фоне реального снижения жизненного уровня большей части населения, роста цен на потребительские товары и услуги, безработицы, снижения цен на нефть и западных санкций.

Стимулятором антикоррупционных настроений стали новые последние скандальные разоблачения хищений со стороны высокопоставленных лиц, в частности, арест губернатора Сахалина, главы Республики Коми и др.

Думается, что в стране создалась самая благоприятная ситуация развертывания широкомасштабной, если не сказать тотальной войны с коррупцией. Любые начинания Президента страны в этом направлении, бесспорно, будут с воодушевлением поддержаны подавляющим большинством населения России, и это еще больше повысит его и так запредельный уровень национального доверия. Все понимают, что такого благоприятного шанса у нашей власти больше не будет.

К сожалению, пока мы наблюдаем только единичные шаги власти на пути к реальному объявлению войны коррупции, по темпам роста которой Россия занимает, к сожалению, одно из последних лет[3]. Хотелось бы, чтобы у Президента хватило мудрости и решимости на этот шаг. К сожалению, при всей сильной вертикали власти в стране, замыкающейся на гаранте Конституции, ощущается явное противодействие не показной, а реальной борьбе с коррупцией.

Свидетельством этому является явное нежелание определенной части представителей исполнительной и законодательной властей вернуть в уголовный кодекс в прежнем виде конфискацию имущества в том виде, в которой она была до декабря 2003, а также очередное отклонение имплементации в национальное законодательство статьи 20 Конвенции ООН против коррупции, которая предусматривает уголовную ответственность за незаконное обогащение чиновников. Как известно, Россия в 2006 году ратифицировала Конвенцию ООН с изъятиями – всю, кроме ее 20-й статьи. Принятие данной нормы инициировала КПРФ, однако и правительство, и МВД, и Минюст высказались против криминализации указанной нормы, ссылаясь на противоречие ее конституционному принципу презумпции невиновности и, якобы, достаточность уже имеющихся средств борьбы с незаконным обогащением чиновников[4].

Таким образом, можно сделать вывод о том, что «низы» к реальной борьбе с коррупцией готовы, а «верхи» пока ограничиваются паллиативными мерами, что может создать крайне взрывоопасную ситуацию в обществе.


[1] В зависимости от основных функций, реализуемых государственными и муниципальными органами власти, в которых коррупция активно существует и проявляется, отечественные и зарубежные специалисты исследуют и объясняют коррупцию в исполнительных органах власти (административную или карьерную коррупцию); коррупцию в законодательных (представительных) органах государственной власти (парламентскую коррупцию); коррупцию в судебных органах (судебную коррупцию). См.: например: См.: Богданов И.Я., Калинин А.П. Коррупция в России. Социально-экономические и правовые аспекты. – М., Институт социально-политических исследований РАН. 2001. С. 53: Кабанов П.А., Райков Г.И., Чирков Д.К. Политическая коррупция в условиях реформирования российской государственности на рубеже веков. Монография. – М., Дружба народов, 2008. С. 14.

[2] Интернет-ресурс: http://reftrend.ru/1137339.html (дата обращения 4 апреля 2015 года).

[3] См.: Артем Казанцев. Нелестное соседство. В рейтинге восприятия коррупции Россия находится на одной строчке с Нигерией, Ливаном, Киргизией, Ираном и Камеруном. Новые известия за 4 декабря 2014 г. (http://www.newizv.ru/politics/2014-12-04/211347-nelestnoe-sosedstvo.html).

[4] См.: Юрий Политов. Состав без преступления. Нужен ли российскому законодательству термин «незаконное обогащение». «Российская газета» – Федеральный выпуск № 6616 (45) (http://www.rg.ru/2015/03/05/pravo.html); Инициатива о введении уголовной ответственности за незаконное обогащение отклонена. Газета.ru, 3 марта 2015 г. (http://www.gazeta.ru/politics/2015/02/25_a_6426665.shtml).


Библиографическая ссылка

Гладких В.И. О СОВЕРШЕНСТВОВАНИИ УГОЛОВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ПО ПРОТИВОДЕЙСТВИЮ КОРРУПЦИИ СРЕДИ МУНИЦИПАЛЬНЫХ СЛУЖАЩИХ // Международный журнал экспериментального образования. – 2015. – № 10-1. – С. 59-62;
URL: http://expeducation.ru/ru/article/view?id=8507 (дата обращения: 23.09.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074