Научный журнал
Международный журнал экспериментального образования

ISSN 2618–7159
ИФ РИНЦ = 0,440

ОСНОВЫ ПРОИЗВОДЯЩИХ ГЛАГОЛОВ И ИХ ВЛИЯНИЕ НА ЛИЧНОЕ ИЛИ ПРЕДМЕТНОЕ ЗНАЧЕНИЕ ПРОИЗВОДНЫХ СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ

Сулейбанова М.У. 1 Магомадова А.И. 1
1 Чеченский государственный университет
Различные свойства производящих глагольных основ (семантика, структура основ, вид глагола, переходность или непереходность) в очень незначительной степени влияют на личное или предметное значение производных существительных с суффиксом – тель. Влияние тех или иных свойств производящих основ, которое отмечалось в предшествующий период, постепенно стирается, нивелируется, сходит на «нет». Это объясняется очень глубокой общей языковой тенденцией – тенденцией развития предметных значений в отглагольных существительных мужского рода вообще, и в существительных с суффиксом -тель в частности. В древнейшую пору русского языка были заимствованы из старославянского языка некоторые слова с суффиксом -тель, которые обозначали лицо действующее, и, употребляясь первоначально только в книжном языке, отличались ярко выраженной стилистической окраской. Со временем количество подобных слов увеличивалось, суффикс – тель стал соединяться и с исконно русскими основами.
производные существительные
предметные значения
глагольные основы
суффикс
1. Виноградов В.В. Русский язык. Грамматическое учение о слове. – М.-Л., 1947. – С. 94–95.
2. Воронцова В.Л. Образование существительных с суффиксом -тель в древнерусском языке // Труды Ин-та языкознания АН СССР. – 1954. – т. 5.
3. Грамматика русского языка. – т. 1. – М.: Изд-во АН СССР, 1960. – С. 532.
4. Липкес Г.Б. Образование имен существительных с суффиксами активного действия в современном русском языке: дис. ... канд. – М., 1954. – С. 286–287.
5. Сулейбанова М.У. // Вестник Чеченского государственного университета. – Грозный, 2014. – Вып. № 2. – С. 205–206.
6. Янко-Триницкая Н.А. Русский язык и советское общество / под ред. М.В. Панова. – М., 1968. – 183 с.

Как известно, образование слова с помощью определенного суффикса означает и отнесение его к определенной части речи, определенному типу склонения, независимо от части речи и словоизменительного типа мотивирующего слов. Эту функцию слова – отнесение слова к определенному грамматическому классу – принято называть классифицирующей [5, с. 204].

Существительные с суфф. -тель могут иметь значение как лица, так и предмета, причем существительных личного значения намного больше, чем существительных предметного значения [6, с. 174].

Что же создает значение лица или предмета в производных словах на -тель?

1. Прежде всего можно поставить вопрос о лексическом значении производящих основ.

Каждое слово с суфф. -тель потенциально может обозначать лицо, но не каждое – орудие, ибо есть основы глаголов, которые по своей семантике могут обозначать действия, чувства и состояния, свойственные только лицу, например: повествовать – повествователь, обожать – обожатель, любить – любитель, вымогать вымогатель, пре дать– предатель, подстрекать – подстрекатель и др.

Основная же масса глаголов своей семантикой никаких указаний на личное или предметное значение производного существительного не дает.

2. Класс основы производящего глагола.

В образовании существительных на -тель в настоящее время участвуют только глаголы продуктивных классов [6, с. 177]. Из продуктивных классов используются основы на гласные -а и -и, т.е. основы I, III и IV продуктивных классов. Основы II и V классов не используются совершенно [3, с. 532].

Глаголы I и IV классов и прежде служили и теперь служат основой для образования существительных и личного и предметного значения.

I класс: подражатель, истязатель, наниматель (лицо), отражатель, размыкатель (предмет);

IV класс: избавитель, составитель, усыновитель (лицо); опылитель, исправитель, рыхлитель (предмет).

Особый интерес представляют основы глаголов III продуктивного класса с суфф. -ова.

До советского периода показателем личного значения производного существительного мог быть суфф. -ова- производящей глагольной основы, так как названия предметов от таких основ не производились. Правда, названий лиц от основ с этим суффиксом было не так много, но все, же они были: требователь, жертвователь, действователь, следователь, преследователь, последователь, преобразователь и некоторые другие. В наши же дни свободно возникают слова с предметным значением от основ на -ова- или путем переноса значения (преобразователь) или, чаще, непосредственно от глагольных основ на -ова-: валкователь, кантователь и др. Что касается глагольных основ с другими суффиксами, то они не влияют на личное или предметное значение существительных.

Таким образом, и класс производящих глаголов теперь никаких указаний на личное или предметное значение образований с -тель не дает.

3. Переходность и непереходность основы производящего глагола.

В литературе существуют указания, что переходность и непереходность производящего глагола не безразлична в отношении личного или предметного значения производных существительных.

«В профессиональных терминах на -тель, обозначающих приборы инструменты, приспособления, предназначенные для какого-нибудь действия, значение активного производителя действия подчеркнуто резче, чем в обозначениях лиц, образованных с помощь тех же суффиксов. По-видимому, это объясняется тем, что термины орудий действия образуются только от основ переходных глаголов (например: выбрасыватель, загуститель, предупредитель, уравнитель и т.п.), между тем как названия лиц могут быть произведены и, во всяком случае, производились ранее от основ непереходных глаголов (ср.: странствователь, благотворитель, соревнователь, заседатель, обитатель, мореплаватель, председатель и т.п.)» [1, с. 94–95].

Если бы указанное различие закрепилось в языке, то следовало бы говорить о двух разновидностях типа с суфф. -тель:

а) от основ переходных глаголов – со значением лица и предмета;

б) от основ непереходных глаголов – со значением. только лица.

Тогда можно было бы говорить о маркированности образований от основ непереходных глаголов (только лицо).

Однако в наше время это различие стирается, во-первых, потому, что от непереходных глаголов образования на -тель идут на убыль. Так, например, образования с личным значением, как правило, носят окказиональный характер: наплеватель, негодователь, поддакиватель, помогатель и т.п. Во-вторых, различие в возможностях производства существительных личного и предметного значения стирается потому, что среди новообразований предметного значения встречаются соотносительные с непереходными глаголами, например: петлитель: Однониточная цепная строчка образуется вращающимся петлителем (Путеводитель ВДНХ, Текстиль и легкая промышленность).

Кроме того, встречаются предметные существительные, связанные как с производящими основами с прилагательными и существительными, созданными по типу образований от непереходных глаголов: дождеватель ср.: дождевание, дождевальная машина).

И наконец, пополняется ряд существительных личного и предметного значения, соотносительных с возвратными глаголами:

Кто думал, что соревнователи [соревнующиеся] в поля выйдут. А вышли (П. Никитин, Степняки, 1949); С десятским теперь сносились только ручатели, те, кто брал под свой надзор одного или двух воспитанников (В. Кожевников, Заре навстречу, 1956); Растекатель – устройство, служащее для обеспечения растекания потока в плане (Сборники рекомендуемых терминов, 1955); Лопаточный завихритель – устройство, имеющее пластины, установленные под углом к направлению потока, служащее для организации процесса сгорания (Путеводитель ВДНХ, Текстиль и легкая промышленность).

4. Видосновы производящего глагола (совершенный или несовершенный).

В современных словарях существительных на -тель от глаголов несовершенного вида несколько больше, чем от глаголов совершенного вида, но в новообразованиях в настоящее время расширяется использование основ глаголов совершенного вида, так как имена существительные личные от глаголов несовершенного вида обозначают преимущественно лицо по профессии, т.е. по постоянному действию, а образования от глаголов совершенного вида не имеют такого ограничения в семантике [4, с. 286–287].

Таким образом, вид производящего глагола сказывается на различных оттенках личного значения, но на разграничении личного и предметного значения не сказывается. Существительные предметного значения широко образуются как от основ совершенного вида, так и от основ несовершенного вида. По значению же предметные существительные всегда связаны с несовершенным видом глагола, даже если есть параллельные образования: разравнитель – разравниватель, облучитель – облучатель,уловитель – улавливатель, протравитель – протравливатель и под.

Центральным, специфическим понятием словообразовательной системы, зерном ее, определяющим все остальные понятия, является понятие словообразовательной мотивированности (производности), которое в науке применяется для обозначения всех случаев семантической выводимости одного слова (значения) из другого слова (значения). Поэтому под него подводятся случаи так называемой семантической производности, т.е. развития переносных значений на базе прямых; формально-семантической производности (словообразовательной), когда семантическая производность сопровождается формальной (стол – столик). Так как объектом словообразовательной науки является производность, то и мотивированность в науке понимается как выводимость одного слова из другого (производящего).

Как и всякая мотивированность, словообразовательная мотивированность – всегда явление двустороннее, формально-семантическое. Нельзя рассматривать слово ворона как мотивированное словом «вор», поскольку связь этих слов – только звуковая; нельзя и рассматривать слово «портной» как мотивированное глаголом «шить»: связь этих слов – только семантическая. Словообразование занимается лишь такими семантическими отношениями слов, которые выражены только внутрисловными средствами.

Двусторонний характер словообразовательной мотивированности означает, что не существует отдельно мотивированности (производ-ности) формальной и семантической (смысловой). Однокоренные слова, связанные отношениями синхронической словообразовательной производности, образуют словообразовательные пары. Один из членов словообразовательной пары является синхронически (семантически) производным по отношению к другому, который выступает в качестве его производящего. Мотивированным является всегда формально более сложное слово.

Таким образом, различные свойства производящих глагольных основ (семантика, структура основ, вид глагола, переходность или непереходность) в очень незначительной степени влияют на личное или предметное значение производных существительных с суффиксом -тель. Напротив, влияние тех или иных свойств производящих основ, которое отмечалось в предшествующий период, постепенно стирается, нивелируется, сходит на «нет». Это объясняется очень глубокой общей языковой тенденцией – тенденцией развития предметных значений в отглагольных существительных мужского рода вообще, и в существительных с суффиксом -тель в частности.

Предположительно история существительных с суффиксом -тель может быть представлена так.

В древнейшую пору русского языка были заимствованы из старославянского языка некоторые слова с суффиксом -тель, которые обозначали лицо действующее, и, употребляясь первоначально только в книжном языке, отличались ярко выраженной стилистической окраской. Со временем количество подобных слов увеличивалось, суффикс -тель стал соединяться и с исконно русскими основами, и в ХVII в. утверждается тип для образования подобных существительных [2], а в ХVIII и ХIХ веках появляется уже огромное количество новых образований с суффиксом -тель. Многие из этих слов входят в широкое употребление и теряют свою стилистическую окраску книжного и высокого стиля, как, впрочем, и самые реалии становятся более распространенными и теряют свою исключительность (ср. учитель).

Некоторые из этих слов начинают применяться в переносных употреблениях: с одной стороны, для обозначения деятеля вообще, чему весьма способствовала стилистическая окраска слов данного типа; с другой стороны, в связи с развитием производства и техники, для обозначения механизмов, выполняющих определенную работу. Вслед за этим расширяется и значение типа. В ХIХ веке он обозначает деятеля вообще, а в качестве частных значений, устанавливаемых в словарном порядке, выступают значения лица и механизма, которые иногда сталкиваются в одной основе. Затем механизм, машина, заменяющие труд человека, обобщаются до значения орудия, – а орудием в руках человека может быть не только механизм, но и другие предметом, например вещества особого назначения,– и появляется значительное количество слов, обозначающих различные вещества, используемые человеком в производственной деятельности.

Среди слов со значением лица, относящихся к этому типу, происходят различные частные изменения. Так, одни из них устаревают и выходят из употребления: веятель, заимодатель, мздодатель, попуститель, представитель, радетель, рачитель и т.п., другие утрачивают непосредственную связь с глаголом как с производящей основой, поскольку соответствующие глаголы либо вовсе вышли из употребления, либо стали малоупотребительными; таковы, например, властитель, настоятель, неприятелъ, попечитель, приискатель, приятель, ревнитель, и др.

Указанные процессы до некоторой степени ослабляют удельный вес значения лица в данной модели со значением деятеля, поскольку в словах со значением орудия, вероятно, как в более молодых, подобные процессы не происходят. Однако количество слов со значением лица в современном русском языке все же превышает количество слов со значением орудия, и полагать, что первые могут в скором времени исчезнуть, нет никаких оснований.

В наше время тип этот по-прежнему продуктивен и обозначает деятеля. Названия лиц как создавались по нему, так и продолжают создаваться, например: озеленитель, осветитель, осушитель, ороситель, оформитель (ср. в сложных словах – трудоустроитель) и др. Как и раньше, они зачастую возникают окказионально: ниспровергатель, опровергатель, осуществитель, распекатель, распутыватель, ухаживатель, списыватель, коротатель (вечеров), хвалитель, напоминатель и т.п. Например: Мне кажется, что я только называтель вещей, даже не художник, а просто какой-то аптекарь, завертыватель порошков, скатыватель пилюль (Ю. Олеша, Ни дня без строчки); Для большевиков борьба осложнялась близостью границ, за которыми сидели англичане, верховные покровители и науськиватели басмачей (Л. Соловьев, Из книги юности).

Однако в соотношении частных значений произошел все же определенный сдвиг в сторону сокращения новообразований со значением лица (особенно лица по профессии) и расширения количества новообразований со значением орудия (механизма и вещества) [6, с. 183]. И это вполне объяснимо: стремясь облегчить свой труд, совершенствуя производственные процессы, человек перекладывает на орудия все большее количество разнообразных действий и функций. Но до поры до времени это всего лишь количественные изменения, которые не переходят еще в качественные, т.е. не изменяют общего значения типа, не создают заметных изменений в системе словообразования, хотя, возможно, и ведут к ним.


Библиографическая ссылка

Сулейбанова М.У., Магомадова А.И. ОСНОВЫ ПРОИЗВОДЯЩИХ ГЛАГОЛОВ И ИХ ВЛИЯНИЕ НА ЛИЧНОЕ ИЛИ ПРЕДМЕТНОЕ ЗНАЧЕНИЕ ПРОИЗВОДНЫХ СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ // Международный журнал экспериментального образования. – 2016. – № 1. – С. 177-180;
URL: http://expeducation.ru/ru/article/view?id=9414 (дата обращения: 03.07.2020).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074