Научный журнал
Международный журнал экспериментального образования

ISSN 2618–7159
ИФ РИНЦ = 0,757

СПЕЦИФИКА СИНТАКСИЧЕСКОГО СОСТАВА НАУЧНО-ГУМАНИТАРНОГО СТИЛЯ РЕЧИ (НА ПРИМЕРЕ ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ)

Бибилова Р.П. 1 Хадашева С.А. 1 Бутаева М.С. 1
1 ФГБОУ ВПО «Северо-Осетинский государственный университет им. К.Л. Хетагурова»
Статья посвящена проблеме синтаксического строя научно-гуманитарного стиля речи. В представленной работе делается акцент на общности лингвистической и экстралингвистической основы единого научного стиля; обращается внимание на известные отличия научно-технического и научно-гуманитарного стиля, что носят чисто количественный характер и при этом не разрушают общего понятия научного стиля; раскрывается синтаксическая организация научного произведения. Целью данной статьи является рассмотрение синтаксических особенностей научно-гуманитарной литературы на уровне словосочетания, поскольку в данной синтаксической структуре проявляются наиболее характерные черты стиля научного произведения. Полученные результаты анализа словосочетаний лингвистической литературы дают возможность сделать вывод о широком использовании в ней прилагательных, причастий, причастных оборотов, существительных в родительном падеже без предлога, в творительном – с предлогами «с» и «между» для выражения атрибутивных отношений; беспредложных конструкций имен существительных в форме винительного или родительного падежей – для выражения объектных отношений, предложно-падежных конструкций – для выражения довольно часто используемых целевых, условных, качественно-обстоятельственных отношений.
научный стиль речи
синтаксические структуры
линейность изложения
отвлеченно-обобщенность
атрибутивные словосочетания
объектные словосочетания
обстоятельственные словосочетания
1. Бабайцева В.В., Максимов Л.Ю. Синтаксис и пунктуация. – М.: Просвещение, 1981. – 271 с.
2. Будагов Р.А. Введение в науку о языке: Учебное пособие. – М.: Добросвет, 2003. – 544 с.
3. Валгина Н.С., Розенталь Д.Э., Фомина М.И. Современный русский язык. – Изд.6-е. М.: Логос, 2006. – 528 с.
4. Кожина М.И. Сопоставительное изучение научного стиля и некоторые тенденции его развития в период научно-технической революции. Язык и стиль научной литературы. – М.: Наука, 1977. – С.3-25.
5 Митрофанова О. Д. Язык научно-технической литературы. – М.: Наука, 1973. – 149 с.
6. Современный русский язык / Под ред. П.А. Леканта. – 4-е изд. – М.: Дрофа, 2007. – 557с.
7. Современный русский язык. Теория. Анализ языковых единиц. Ч.2. Морфология. Синтаксис. / Под ред. Е.И. Дибровой. – 2-е изд. – М.: Издательский центр «Академия», 2006. – 624 с.

Концепция функциональной дифференциации стилей, получившая глубокое научное освещение в трудах В.В. Виноградова, Л.В. Щербы, Г.О. Винокура, в работах О.С. Ахмановой, М.М. Кожиной, Д.Н. Шмелева, Э.Г. Ризель, Е.А. Земской, Г.А. Золотовой, М.Н. Сенкевич, О.Б. Сиротининой и др., в последнее время привлекает внимание широкого круга учёных-языковедов. При этом до сих пор в лингвистической науке не сложилось единого мнения относительно функционального стиля, в определении которого разными исследователями используются различные критерии. Это обстоятельство объясняет и отсутствие научно обоснованной общепринятой классификации стилей, единых принципов их описания и создает трудности и неупорядоченность понятий, отсутствие единой терминологии, четкого определения выделяемых стилей, колеблющихся у разных ученых от четырех до семи.

Важно при этом отметить, что, несмотря на различие точек зрения ученых на вопрос о функциональных стилях, они единодушны во мнении о самостоятельности научного стиля, представляющего собой обособленную, относительно замкнутую систему, характеризующуюся стремлением к стандартизации средств выражения.

Всестороннее изучение научного стиля началось в 60-е годы прошлого столетия, и в наше время стало одной из актуальнейших проблем языкознания, обусловленного резко возрастающей социальной ролью науки, неразработанностью целого ряда вопросов научного стиля, а также спецификой языка той или иной науки в едином научном стиле.

Известно, что научный стиль обслуживает сферу науки, т.е. сферу человеческой деятельности, функцией которой является и теоретическое осмысление объективных знаний о действительности, в соответствии с этим как способ освоения действительности наука отличается стремлением к максимально обобщенному, объективному, обезличенному знанию. Эти особенности воплощаются в содержании и отражаются в языковой форме научных произведений, основой которых являются идеи и факты, законы и категории, открытые учеными. Поэтому научный стиль значительно больше, чем другие, нуждается в определенном отборе и организации материала.

До недавнего времени научный стиль, как правило, был прерогативой письменной формы речи. Однако вызванные социально-экономической перестройкой нашего общества научные достижения объективно активизировали необходимость изучения языка частных наук и соответственно повысили роль устной и письменной формы научного стиля речи.

Одной из актуальных в языкознании до сих пор продолжает оставаться проблема монолитности научного стиля, во взгляде на которую у ученых не сложилось единого мнения. Так, Р.А. Будагов, рассматривая на основе лингвистических факторов научный стиль как единое монолитное языковое явление, выступает против выделения в нем научно-технического, научно-публицистического, научно-популярного и тому подобных стилей как самостоятельных, акцентируя внимание на том, что подобная дифференциация, имеющая место в ряде научных исследований, носит лишь условный, количественный характер, а потому не в состоянии поколебать целостность и монолитность научного стиля [2; 46]. М.Н.Кожина в качестве основы научного стиля выделяет лингвистические факторы, обращая при этом на чрезвычайную важность учета экстралингвистических предпосылок: «Одной из основных проблем стилистики, в том числе сопоставительной стилистики, от верного решения которой зависит успех исследований в этой области, является соотношение лингвистического и экстралингвистического. Правильная ее постановка и решение применительно к стилистике позволяют найти действительные (а не мнимые и субъективные, как это порой наблюдается) стилеобразующие экстралингвистические факторы, которые в свою очередь помогают вскрыть закономерности функционирования языка в сфере науки и истинную специфику стиля научной речи» [4; 3].

Интересные наблюдения относительно рассматриваемой проблемы мы находим у М.Ю. Русовой, которая не только обращает внимание на монолитность научного стиля, но и особо подчеркивает при этом значительную внутреннюю монолитность морфолого-синтаксической структуры научного стиля.

Другие ученые (Кульгаав М.П., Сенкевич М.П.), признавая единый научный стиль, подразделяют его на два подстиля научно-технической и научно-гуманитарной литературы, первый из которых отличает строго выдержанная, стилеобразующая характеристика, не свойственная в силу проникновения в нее эмоциональных элементов второму, что сближает последний с публицистической речью.

Подобную точку зрения мы встречаем у Веймаха, выделяющего в научном стиле ряд подстилей (например: подстиль физики, медицины и др.) и расставляющего акценты в своих научно-теоретических рассуждениях на их различии в области терминологической лексики и фразеологии и общности используемых ими грамматических средств.

Полностью разделяя мнение ученых об общности лингвистической и экстралингвистической основы единого научного стиля, мы считаем, что известные отличия научно-технического и научно-гуманитарного стиля, научно-популярного и строго научного стиля носят чисто количественный характер, не разрушая при этом общего понятия научного стиля.

В соответствии с этим мы ставим перед собой цель рассмотреть в данной статье синтаксические особенности научно-гуманитарного стиля на уровне словосочетания на примерах лингвистической литературы.

Как известно, основными чертами синтаксиса научного стиля являются отвлеченно-обобщенность, безличность, доказательность и «предельная специально подчеркнутая логичность» изложения, синтаксическая компрессия, линейность изложения, стремление к выработке стандартизированных структур, объективно создающих в языке специфические для научного стиля синтаксические структуры на уровне словосочетания, простого и сложного предложений, что подтверждает проведенный нами анализ научного стиля изложения.

Наблюдения над языковым материалом учебных пособий, научных монографий научно-гуманитарного стиля речи показали, что наиболее распространенными словосочетаниями здесь являются атрибутивные, которые составляют около половины числа словосочетаний, используемых в предложении. Это, во-первых, атрибутивные словосочетания, связанные по способу связи согласования, например: тактовое ударение, номинативное словообразование, собирательные числительные, обобщающие слова, повторные союзы, неполные предложения, препозитивные предложения, обособленные обстоятельства, обособленные приложения, однородные члены предложения и др. [3; 6; 7].

Приведенные примеры подтверждают справедливость мнения о том, что данные определения вместе с определяемыми словами выражают «единое понятие, что делает их атрибутивными сочетаниями особого рода: атрибут ограничивает, конкретизирует понятие, выраженное именем существительным, выделяет в его логико-понятийном объеме определенную область и образует новое, более узкое понятие, вступающее с основным в отношения вида и рода, почему их можно квалифицировать как атрибутивно-квалификативные» [5; 91].

Довольно часто в научном стиле используются атрибутивные словосочетания недефинитивного характера, например: особая часть, строгое соответствие, особые формы, различные слова, слабая позиция, широкий круг, богатая система склонений, эмоциональная реакция, разнообразные группы, общие типы, типичная группа и др. [3; 6; 7], а также сочетания слов с препозитивными и постпозитивными причастными оборотами, занимающими в научно-гуманитарном изложении 19% от общего числа анализируемых синтаксических конструкций, например: словосочетания, построенные по схеме; сочетания слов, образующих ядро предложения; окончания, связывающие слова в словосочетании и предложении; обстоятельства, выраженные деепричастиями; уточняющее определение; связующие элементы; приведенные примеры; повторяющийся союз; подчиненное положение и др. [3; 6; 7].

Необходимо отметить, что в научной речи изученных нами источников в использовании словосочетаний предпочтение отдается причастным оборотам по сравнению с синонимичными им придаточными определительными предложениями, что связано с общей тенденцией к языковой экономии и с атрибутивно-именным характером научного стиля речи.

Широко представлены в анализируемом стиле атрибутивные словосочетания, где атрибут выражен:

1) именем существительным в приименной позиции, чаще всего это:

а) определительные словосочетания с формами родительного падежа без предлога: форма слова, компонент сказуемого, порядок слов, место фразового ударения, форма глагола, рост употребительности, семантика словосочетания, роль дополнения, компонент словосочетаний, характер языка, сущность словосочетания, ряды слов, специфика подлежащего, определитель предиката, характеристика предиката, основа предложения, показатель ремы, семантика слова, роль фактора, принципы построения и др. [3; 6; 7];

б) словосочетания с формами творительного падежа с предлогом «с», например: причастия с зависимыми словами, предложения с союзами, существительные с другими предлогами, сочетания с прилагательными, приложения с зависимыми словами, смысловые отношения с предикатом, предложения с разными типами связи, обороты со значением включения и др. [3; 6; 7];

в) словосочетания с формами творительного падежа с предлогом «между», например: синтаксическая связь между частями, аналогичная связь между словами, подчинительная связь между предикативными единицами, грань между двусоставными неполными предложениями, синтаксическая связь между словами и др. [3; 6; 7];

г) словосочетания с формами предложного падежа с предлогом «о», например: учение о словосочетании, учение о сочинении и подчинении, вопрос о семантическом субъекте, мысль о необходимости выделять, вопрос о статусе дательного падежа, вопрос о составе структурных схем, учение о частях речи, сведения о строении слова и др. [3; 6; 7];

д) словосочетания с формами родительного падежа с предлогом «для», например: условия для обособления, средства для передачи различных оттенков мысли, правило для глухих и звонких шумных согласных, аффикс для образования глаголов и др. [3; 6; 7];

е) определительные словосочетания с формами родительного падежа с предлогом «без», например: существительные без предлога, конструкции без причасти, глагол без дополнения и др. [3; 6; 7].

Анализ атрибутивных словосочетаний с управляемым зависимым компонентом могут иметь синкретичное значение, «то есть совмещать несколько значений, отмеченных как основные» [1; 50], в том числе: 1) атрибутивные и объектные: синтаксическая связь между словами, вопрос о статусе дательного без предлога, существительные без предлога и др. [3; 6; 7];

2) атрибутивные и обстоятельственные: условия для обособления, средства для передачи оттенков мысли, основания для такого выделения и др. [3; 6; 7].

Между данными отношениями нет четкой границы, довольно часто подобное разграничение носит субъективный характер, и это предполагает их двойственную характеристику.

Таким образом, сказанное выше со всей очевидностью показывает, что для выражения атрибутивных отношений, в том числе и синкретичных, в языке научно-гуманитарной литературы (в частности лингвистической) используются преимущественно имена прилагательные, причастия, причастные обороты, существительные в родительном падеже без предлога, существительные в творительном падеже с предлогами «с» и «между», существительные в предложном падеже с предлогом «о». Реже используются определительные словосочетания с формами родительного падежа с предлогами «без» и «для».

Широко встречаются в научно-гуманитарном стиле речи и объектные словосочетания с такими распространенными формами, как:

а) отглагольное существительное в сочетании с родительным падежом имени существительного без предлога (значения объекта действия), например: коммуникативная устроенность предложения, построение предложений, отсутствие экспрессивно стилистической окраски, замена предиката, описание номинативной пропозиции, применение двух подходов, понимание структурной схемы, построение минимума предложения, формирование семантической структуры, деление предложения, выделение главных членов и др. [3; 6; 7];

б) сочетание глагола с винительным падежом имени существительного без предлога, например: определять организацию со сложным предложением, иметь некоторые специфические особенности, взаимоисключать друг друга, давать возможность выделить виды связи; занимать позицию спрягаемой формы глагола, подчеркивать начальный момент действия и др. [3; 6; 7].

Нередко используются в научно-гуманитарной литературе объектные глагольные словосочетания с формами существительных:

а) винительного падежа с предлогом, например: включаться в перечислительный ряд, делиться на следующие типы, вступать в различные синтаксические отношения, делиться на членимые и нечленимые [3; 6; 7];

б) творительного падежа без предлога, например: предшествовать действию или состоянию, выражаться союзами, осложняться добавочными оттенками значения, служить средствами связи, различаться характером синтаксической связи, передаваться различными знаками препинания [3; 6; 7];

в) творительного падежа с предлогом, например: следовать за действием придаточного сочетания с изъяснительной частью, конкретизироваться под влиянием структуры, распределяться между составом подлежащего и сказуемого[3; 6; 7].;

г) родительного падежа с предлогом, например: присоединяться посредством союзов, создаваться без участия глагола, зависеть от следующих характерных свойств [3; 6; 7];

д) дательного падежа с предлогом «к», например: относиться к именам существительным, сводиться к учету их исторического пути [3; 6; 7];

е) предложный падеж с предлогом, например: выражаться в предложениях, использоваться в придаточных предложениях, возникать при наличии слов [3; 6; 7].

Наблюдения над степенью активности употребления объектных словосочетаний показали, что в научном тексте чаще всего используются беспредложные конструкции в форме винительного и родительного падежей.

Среди обстоятельственных широко распространены словосочетания, выражающие характеристику действия, в основном это сочетания с наречиями на о: активно изучаются, разнообразно представлены, успешно осуществляется, необходимо считаться, регулярно включаться, четко охарактеризовать, собственно синтаксические отношения [3; 6; 7].

Реже встречаются наречия типа: нельзя, сначала, потом. Почти не встречаются наречия на -ски.

Для научно-гуманитарного стиля речи (в частности лингвистического) не характерны словосочетания, выражающие временные отношения.

Нередко используются в научно-гуманитарном стиле речи словосочетания, выражающие условные отношения. Они включают в свой состав глаголы и существительные с предлогом при, например: строиться при учете определенных качеств, допускаться при позиции, использоваться при обособлении определения, обособляться при наличии подчеркивания характеризующего значения, обособляться при передаче полупредикативного значения [3; 6; 7].

Довольно часто встречаются словосочетания, выражающие целевые отношения:

а) глагол + для + существительное в родительном падеже, например: служить для присоединения придаточных частей, необходимы для передачи данного сообщения, использовать для выражения аналогичных отношений, служить для обозначения основания, употребляться для конкретизации именной части, использоваться для связи с главным предложением и др. [3; 6; 7];

б) отглагольное имя существительное + с целью + существительное в родительном падеже, например: дробление высказывания на части с целью их быстрого восприятия, отступление от принятого с целью привлечения внимания [3; 6; 7];

в) прилагательное + для существительное в родительном падеже, например: характерна для разговорной речи и др. [3; 6; 7];

г) глагол + с целью + существительное в родительном падеже, например: повторяться с целью.

В научной речи нередко встречаются и обстоятельственные словосочетания, выражающие меру и степень действия, например: выделять особенно ярко, выступать чаще, очень близки, иметь часто, чувствоваться особенно, часто называться, особенно свойственно, наиболее четкий, широко распространять, менее употребителен, почти не употребителен [3; 6; 7].

Приведенные примеры обстоятельственных словосочетаний ярко свидетельствуют об их широком использовании в научно-гуманитарной литературе в соответствии с их основным назначением выражать целевые, условные, качественно-обстоятельственные отношения.

Таким образом, проведенный анализ еще раз подтвердил мысль о том, что представленные синтаксические конструкции на уровне словосочетания составляют специфику научного стиля в целом и научно-гуманитарного – в частности.


Библиографическая ссылка

Бибилова Р.П., Хадашева С.А., Бутаева М.С. СПЕЦИФИКА СИНТАКСИЧЕСКОГО СОСТАВА НАУЧНО-ГУМАНИТАРНОГО СТИЛЯ РЕЧИ (НА ПРИМЕРЕ ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ) // Международный журнал экспериментального образования. – 2016. – № 3-2. – С. 295-299;
URL: http://expeducation.ru/ru/article/view?id=9721 (дата обращения: 23.04.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074