Научный журнал
Международный журнал экспериментального образования

ISSN 2618–7159
ИФ РИНЦ = 0,431

ВЛИЯНИЕ СОЦИАЛЬНОЙ ФУНКЦИИ ИНФОРМАЦИИ НА КОНЦЕПЦИИ ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА

Бурякова О.С.  1
1 Институт сферы обслуживания и предпринимательства
В статье рассматриваются концепции зарубежных и отечественных исследователей на понятие и сущность «информационного общества». Более конструктивны теории, которые пытаются выявить культурные следствия производства, распределения и обработки информации, ставшие конституирующими условиями тех социальных структур, которые возникли в промышленно развитых странах под влиянием компьютерной революции. Анализируются разные подходы, определяющие экономические, культурные, социальные изменения, явившиеся предпосылками для революционных преобразований внутри общества. Указываются основные инновационные факторы, определяющие характеристики информационного общества. Среди наиболее популярных современных концепций информационного общества: информационное общество как информационная экономика; информационное общество как постиндустриальное общество; информационное общество как общество знаний; информационное общество как конец общества массового производства. Разные теории по своему объясняли особенности информационного общества как явления.
общество
информационное общество
информация
технологический подход
экономический подход
социальный подход
1. Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования. – М.: Академия, 2001.
2. Дайзард У. Наступление информационного века. Новая технократическая волна на западе. – М.: Прогресс, 1986. – С. 343-354.
3. Дракер П. Эра социальной трансформации. URL: http://www.archipelag.ru/geoeconomics/osnovi/leader/transformation/
4. Дракер П. Посткапиталистическое пространство // Новая постиндустриальная волна на Западе.– М.: Академия, 1999. – С. 99-100.
5. Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура. – М.: Изд-во ГУ – ВШЭ, 2000. – С. 14.
6. Мелюхин И.С. Информационное общество: истоки, проблемы, тенденции развития. – М.: Изд-во Московского государственного университета, 1999. – С. 21.
7. Негодаев И.А. На путях к информационному обществу. – Ростов-на-Дону, ДГТУ, 1999. – С.11.
8. Ракитов А.И. Наш путь к информационному обществу. Теория и практика общественно-научной информации. – М: ИНИОН, 1989.
9. Смирнов А.И. Информационная глобализация и Россия: вызовы и возможности. – М.: Издательский дом «Парад», 2005.
10. Уэбстер Ф. Теории информационного общества. – М.: Аспект Пресс, 2004. – С. 32.
11. Черешкин Д.С., Смолян Г.Л. Сетевая информационная революция // Информационные ресурсы России – 1997. – № 4. – С. 15-18.

Сам термин «информационное общество» был предложен еще в 60-х годах одновременно в США и Японии двумя исследователями – Ф. Махлупом и Т. Умесао. Согласно другим источникам, авторство приписывается японскому ученому, профессору Токийского технологического института Ю. Хаяши. В дальнейшем теория информационного общества была детально разработана такими авторами, как М. Порат, Й. Масуда, Т. Стоуньер, Р. Катц, М. Маклюэн и др.

Существует множество определений информационного общества. Перечислим только некоторые из них. Согласно самому Ю. Хаяши, информационное общество – это общество, в котором производство и его продукты являются «информационно емкими». У. Дайзард утверждает, что информационное общество – это общество, в котором основным видом экономической деятельности становится производство, хранение и распространение информации [4]. Отечественный исследователь А.И. Негодаев, под информационным обществом понимает определенный этап в развитии техногенной цивилизации, когда «информация становится главным товаром и продуктом, общедоступным для всех членов общества и приоритет отдается не выработанным жестким правилам определенных социальных действий, а информации как основе поиска самостоятельных творческих решений, инициатив и т.д.» [7].

В мировой литературе информационное общество зачастую характеризуется через отнесение к тем современным технологиям, которые находят в нём применение, провозглашается в качестве новейшей технологической революции, т.е. его возникновение определяется технологически следующими четырьмя основными взаимосвязанными инновационными факторами:

- переходом от отдельных механических, электрических и электромеханических элементов к электронным системам;

- микроминиатюризацией всех электронных элементов;

- переводом информации и коммуникационных актов в цифровую форму;

- взрывным развитием в области программного обеспечения.

При технологическом подходе технологию рассматривают как движущую и определяющую силу всех иных экономических, социальных и культурных изменений. История человечества тогда делится на периоды в соответствии с доминирующим техническим новшеством, например, «век пара», «век автомобиля», «атомный век» и т.п. В целом для технологического подхода к информационному обществу характерны следующие положения: во-первых, новые информационные технологии рассматриваются как признак рождения информационного общества; во-вторых, объем технологических новаций, по предположению его представителей, должен привести к социальному переустройству; в-третьих, компьютерные технологии станут для информационного века тем же, чем была механизация для промышленной революции (Джон Нэсбит).

Согласно А.И. Ракитову, информационным можно назвать такое общество, в котором любой индивид или группа лиц в любое время могут получить любую информацию, необходимую для их жизнедеятельности и решения личных и социально значимых задач; в таком обществе производится, функционирует и доступна современная информационная технология; происходит процесс ускоренной автоматизации и роботизации всех сфер и отраслей производства и управления, а так же радикальные изменения социальных структур, следствием которых оказывается расширение сферы информационной деятельности и услуг [8]. Г.Л. Смолян и Д.С. Черешкин утверждают, что развитие информационных технологий влечет за собой ряд глобальных изменений: формируется единое информационное пространство, способствующее интеграции всех стран мира, доминирующими становятся те из них, которые вводят новый технологический уклад, базирующийся на массовом использовании сетевых информационных технологий, перспективных средств вычислительной техники и телекоммуникаций [11]. При этом авторы указывают на возникновение в информационном обществе специфических проблем. В частности, особое внимание они уделяют вопросу информационной безопасности и разработке эффективной системы обеспечения прав граждан и социальных институтов на свободное получение, распространение и использование информации.

Главное в рамках экономического подхода – это учет роста экономической ценности информационной деятельности, т.е. увеличение доли информационного бизнеса в валовом национальном продукте. Если в экономической сфере информационная активность начинает превалировать над деятельностью в области сельского хозяйства и промышленности, то мы можем говорить о наступлении информационного общества. К информационным отраслям Ф. Махлуп отнес образование, право, издательское дело, средства массовой информации и производство компьютеров. По мнению А. Турена, в информационном обществе принципиальным образом трансформируются экономические отношения в связи с преобразованием инвестиционной и управленческой политики, которое происходит в ходе телекоммуникационно-информационной революции.

Отечественный исследователь И.С. Мелюхин выделяет три основных признака информационного общества: информация используется как экономический ресурс, она становится предметом массового потребления, формируется информационный сектор экономики [6]. Он, как и многие западные авторы, подчеркивает доминирование в современном обществе сферы информационных услуг, для обозначения которой специально вводит понятие «информационной индустрии», включающей «частные и государственные организации, которые создают информацию различных видов, интеллектуальную собственность, обеспечивают функционирование устройств для распространения информации потребителям, производят оборудование и программное обеспечение, призванные обрабатывать информацию» [6].

С экономическим тесно связан критерий изменения структуры занятости. Очевидно, что развитие информационных отраслей экономики порождает необходимость в особой рабочей силе. Поскольку экономическое благосостояние в информационном обществе достигается уже не физической силой, то на первый план выходят люди, способные зарабатывать знаниями, идеями, талантом и креативностью. Движущей силой экономики становятся производители и переработчики информации. Количественный показатель людей, задействованных в сфере услуг, может считаться наглядным свидетельством не только экономических, но и социальных перемен. «Белые воротнички», т.е. рабочие информационной сферы, составляли в США, Западной Европе и Японии по подсчетам Д. Белла 70 % всей рабочей силы еще в 1970-х гг. Безусловно, этот процент с каждым годом только возрастал. По прогнозам экспертов к 2025-2030 гг. в обрабатывающей промышленности США будет занято всего 3% рабочей силы [1].

При этом техническая или экономическая сторона в описании признаков информационного общества не может ничего сказать о социальных условиях и следствиях этого развития, потому что рассматривает, через результаты применения информационных технологий, сущность возникших в информационном обществе феноменов. Более объективны в социальном плане теории, которые пытаются выделить культурные следствия производства, распределения и обработки информации, ставшие конституирующими условиями тех социальных структур, которые возникли в промышленно развитых странах под влиянием компьютерной революции.

Критерий «информационного взрыва» особо подчеркивается представителями японской социологической и экономической мысли, такими как Т. Умесао, Ю. Хаяши, Ю. Ито. Согласно их видению проблемы, информационное общество есть результат резко возросшего количества информации, которая стала доступна обществу. Современная культура, полагают эти авторы, более информативна, чем любая другая. Надо отметить, что критика такого подхода присутствует у самих представителей теории информационного общества, которые подчеркивают, что количественный рост информации не может сам по себе свидетельствовать о фундаментальных социальных трансформациях. Как иронизирует Ф. Уэбстер, «в конце концов, сейчас у нас намного больше автомобилей, чем в 1970 г., но никто, же не пытается определить нас как «автомобильное общество» [10]. Тот же М. Кастельс подчеркивает, что специфику информационной эры определяет не сам факт наличия знаний и информации, «но применение таких знаний и информации к генерированию знаний и устройствам, обрабатывающим информацию и осуществляющим коммуникацию, в кумулятивной петле обратной связи между инновацией и направлениями использования инноваций» [5].

Помимо теорий, которые акцентируют внимание на каком-либо одном аспекте информационного общества, существуют попытки холистического подхода, пытающегося схватить во взаимосвязи все имеющие место тенденции. В отечественной научной литературе интегративный подход представлен в работе А.И. Смирнова «Информационная глобализация и Россия: вызовы и возможности» [9]. В монографии автор выделяет и описывает следующие новообразования информационного общества: во-первых, усиление взаимосвязи науки и технических разработок и появление наукоемких технологий; во-вторых, проникновение глобализационных процессов во все сферы жизни; в-третьих, формирование новой «информационной» картины мира; в-четвертых, появление таких новых форм социальной и экономической деятельности как электронная коммерция, телеработа, дистанционное образование, телемедицина и электронная демократия. А.И. Смирнов отмечает, что сегодня информация становится главным социальным ресурсом, она «способна помочь человеку адаптироваться к жизни в условиях постоянных изменений, выработать новые стереотипы поведения, соответствующие новым обстоятельствам. Для человека информационного общества единство мира оказывается уже не теоретической или идеологической абстракцией, а фактом его повседневной жизни» [9].

Кроме очевидных благ информационного общества А.И. Смирнов останавливается на тех проблемах, которые приходят вместе с ним. Современные информационно-телекоммуникационные технологии не только способствуют развитию и распространению новых знаний, но и предоставляют возможности манипулирования сознанием, глобализация связана с угрозами экологической политике, труду и социальной защите, виртуализация культуры влечет за собой целый ряд психологических проблем, различие в возможностях доступа к информационным ресурсам порождает феномен «информационной бедности».

Среди наиболее популярных современных концепций информационного общества: информационное общество как информационная экономика; информационное общество как постиндустриальное общество; информационное общество как общество знаний; информационное общество как конец общества массового производства.

Первой из предложенных концепций является информационное общество как информационная экономика. Факторами в пользу этого взгляда выступают: такие индикаторы как информационная скорость и информационный индекс, которые используются для операциональной оценки перехода к информационной экономике. Кроме того, меняется профессиональная структура общества, лидируют виды деятельности связанные с информационным сектором, который также, традиционно связан с сельским хозяйством, промышленностью и сервисной деятельностью.

Следующей концепцией является информационное общество как постиндустриальное общество. С его помощью акцентируется внимание на преодолении в новом типе общественного развития основной черты предшествующего мира, а именно, индустриального типа социально-экономической организации, основанной на обрабатывающей промышленности. Как отмечает Д. Белл: «Понятие «постиндустриальное общество» делает упор на центральное место теоретических знаний как на тот стержень, вокруг которого будут организованы новые технологии, экономический рост и социальная стратификация» [1]. Теоретическое знание, в отличие от эмпирического, обладает следующими характеристиками: оно абстрактно, поскольку к конкретным ситуациям применяется опосредовано; обобщено, т.к. сохраняет свое значение за пределами строго обозначенных обстоятельств, а также закодировано в разного рода символических системах, поэтому может передаваться с помощью книг, журналов, образовательных программ и т.п. Приоритет теории мы можем наблюдать не только в науке и технике, все более очевидным он становится и в таких сферах общественной жизни, как политика, СМИ и т.п. Возрастающие возможности компьютерного моделирования позволяют прогнозировать развитие экономических и социальных систем, проводить широкомасштабные «контролируемые эксперименты» в общественных науках, а так же осуществлять индивидуальное планирование (например, когда мы выбираем формы своего будущего пенсионного обеспечения). По мнению Д. Белла, в постиндустриальном обществе снимается существующее ранее принципиальное разделение знания на общее, т.е. фундаментальное, теоретическое, не имеющее отношения к решению конкретных производственных задач, и техническое – знание более низкого уровня, такое как инженерные формулы, компьютерные программы, необходимые для производства товаров. Сегодня прорывы в сфере фундаментальной теории незамедлительно влекут за собой изменения в технологической сфере. Например, вся современная информатика строится на теории двоичного счисления, предложенного А. Тьюрингом.

Концепция информационное общество как общество знаний имеет также много сторонников. Согласно П. Дракеру, к основным характеристикам общества знания можно отнести следующие. Во-первых, знания в нем становятся первостепенным и всеобъемлющим ресурсом, как на уровне конкретных индивидов, так и на уровне общества в целом; знания определяют экономическую мощь страны. П. Дракер пишет: «То обстоятельство, что знание стало главным, а не просто одним из видов ресурсов, и превратило наше общество в посткапиталистическое. Данное обстоятельство изменяет структуру общества, и при этом коренным образом. Оно создает новые движущие силы социального и экономического развития. Оно влечет за собой новые процессы и в политической сфере» [2].

Во-вторых, не любое знание, а именно прикладное знание приобретает сегодня особую ценность. Это то знание, которое определяет способность к действию. В современном обществе демаркационная линия между знанием и техне (techne), т.е. умениями и навыками, которая была четко прочерчена еще в античной Греции, теряет свое абсолютное значение и смысл. Знание становится полезным. «То, что мы теперь называем знанием, ежечасно доказывает свою значимость и проверяется на практике. Знание сегодня – это информация, имеющая практическую ценность, служащая для получения конкретных результатов» [2]. Из практического характера знания проистекает его узкая специализация. История человеческого знания прошла диалектический путь от несистематизированного конкретного знания, полученного из практического опыта, к знанию общему, и обратно к прикладному узкоспециализированному знанию, но уже выстроенному на основе научной методологии. Именно узкоспециализированное знание, по мнению П. Дракера, является той силой, которая меняет современное общество.

В-третьих, на передний план выходят «работники знания», которые становятся сегодня доминирующей общественной группой. Место промышленных рабочих заняли технологи, способные работать не только руками, но овладевать и оперировать теоретическим знанием. У них уже нет необходимости зарабатывать в поте лица на свой каждодневный хлеб, интеллектуальный труд является более гибким и с точки зрения организации времени, и с точки зрения содержания работы.

И, в-четвертых, в обществе знания центральное место занимают институты образования. П. Дракер пишет: «Проблема приобретения и распределения формального знания может занять такое же место в политике общества знания, какое в течение более двух или трех столетий, которые мы привыкли называть «эрой капитализма», занимала в нашей политике проблема приобретения и распределения собственности и доходов» [3].

Иногда информационное общество рассматривается как завершающая стадия общества массового обслуживания. Поскольку акцент прежних стандартизированных производственных мощностей был ориентирован на массовое однообразное производство разных видов продукции. На сегодняшний день информационные технологии создают основу для индивидуализации производимой продукции. Сбор, обработка и распределение информации становится первостепенным элементом процесса производства на всех этапах промышленного предприятия от организации его работы до производства конкретных товаров и их распределения.

Разные теории по своему объясняли особенности информационного общества как явления. Более конструктивны теории, которые пытаются выявить культурные следствия производства, распределения и обработки информации, ставшие конституирующими условиями тех социальных структур, которые возникли в промышленно развитых странах под влиянием компьютерной революции. А это вызывает дискуссии о том, каким образом такое новое значение информации должно оцениваться с точки зрения общества. Однако вне самого общества не может существовать никакой высшей инстанции, планирующей или контролирующей его, поскольку социальные системы развиваются как самореферентные, т.е. наблюдение и описание, планирование и контроль над обществом производятся самим этим обществом, выступающим в этом случае одновременно и объектом и субъектом собственной деятельности. Поэтому развитие информацион6ного общества должно всегда рассматриваться одновременно и как результат его естественной эволюции, и как следствие социальных, технических, экономических факторов.


Библиографическая ссылка

Бурякова О.С.  ВЛИЯНИЕ СОЦИАЛЬНОЙ ФУНКЦИИ ИНФОРМАЦИИ НА КОНЦЕПЦИИ ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА // Международный журнал экспериментального образования. – 2016. – № 4-1. – С. 178-182;
URL: http://expeducation.ru/ru/article/view?id=9766 (дата обращения: 21.01.2020).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074