Scientific journal
International Journal of Experimental Education
ISSN 2618–7159
ИФ РИНЦ = 0,839

1 2
1
2

Феномен материнства традиционно исследуется в отечественной и зарубежной науке, но вместе с тем сохраняет свою актуальность. На современном этапе теоретические и эмпирические акценты делаются на мотивационных основах материнского поведения, в том числе проблемах формирования привязанности матери к ребенку в период беременности и развитии осознанного родительства (А.С. Батуев, В.И. Брутман, М.Ю. Ермихина, И.С. Морозова, И.А. Новикова, О.Н. Полякова, М.С. Радионова, Е.А. Савина, Г.Г. Филиппова и др.), на психоэмоциональных реакциях беременных женщин (П.Я. Кинтария, М.А. Кочнева, Л.И. Ментешашвили, М.Г. Девдариании др.), предпосылках девиантного материнства (В.И. Брутман, А.Я. Варга, Т.Н. Никитина, И.Ю. Хамитова, Т.М. Харламова и др.), на личностной ценности материнства в представлении женщин, не имеющих детей (А.С. Черданцева, Ю.В. Борисенко и др.) и т.п. проблемах. Целью нашей работы стало изучение отношения к беременности и родительских установок у первородящих и повторнородящих женщин. Исследование проводилось на базе женской консультации МУЗ ГКБ № 2 им. Ф.Х. Граля. В качестве испытуемых выступили первородящие женщины (20 человек, средний возраст – 23 года) и повторнородящие (20 человек, средний возраст – 32 года). Всего – 40 респондентов с разным сроком беременности (без выраженной патологии), замужние, регулярно посещают врача женской консультации и курсы для будущих родителей. Все испытуемые считают данную беременность ожидаемой и желанной (с их слов). В сформированный нами диагностический комплекс вошли методики изучения отношения к беременности (И.В. Добряков), родительских установок (PARI; Е.С. Шефер и Р.К. Белл), потребности в детях (А.Н. Сизанов), ситуативной и личностной тревожности (Ч.Д. Спилбергер). Получены интересные данные. Например, проведенный нами t-критериальный анализ позволил установить, что у первородящих женщин в большей степени, чем у повторнородящих, выражен гипогестогнозический тип психологической компоненты гестационной доминанты. Соответственно, во второй выборке в большей степени, чем в первой, выражен тревожный тип ПКГД. Можно предположить, что первородящие женщины продолжают считать приоритетными работу или учебу, нарушают сроки посещения врачей, игнорируют курсы подготовки к родам, т.е. в целом недостаточно готовы к смене своего жизненного уклада. После рождения малыша, уход за ним, как правило, осуществляют бабушки, няни. У повторнородящих женщин высокий уровень тревоги может быть детерминирован наличием заболеваний, проблемами в семье, материально-бытовыми трудностями и опытом материнства, усиливающим их моральную ответственность за воспитание второго ребенка. Женщины с тревожным типом ПКГД проявляют гиперопеку, т.е. чрезмерную заботу о ребенке, в его воспитании чувствуют себя неуверенно (сомневаются в собственных силах и способностях). Как правило, беременная переоценивает эти и другие проблемы, но в нашем исследовании было выявлено, что повторнородящие испытуемые обладают и более высокой личностной тревожностью, что расширяет диапазон стрессогенных для них ситуаций, провоцирует эмоциональные и невротические срывы, психосоматические заболевания. Специфика родительских установок в исследуемых выборках позволяет утверждать, что первородящие женщины в большей степени, чем другие респонденты, сконцентрированы на ребенке, ориентированы на его ускоренное развитие и стимулирование активности. За этими планами часто стоит желание, как можно раньше прекратить кормление грудью, научить ребенка самостоятельно ходить, справляться с физиологическими нуждами и т.п. Принудительное инициирование данных процессов может привести к ослаблению биологически и психологически целесообразной связи ребенка с мамой и семьей, неблагоприятно повлиять на его развитие. Отсутствие подобного стремления со стороны повторнородящей женщины, соответственно, способствует укреплению семейной структуры, своевременному развитию у ребёнка самостоятельности и ответственности. При этом, как показало обследование, повторнородящие женщины эмоционально более дистанцированы от ребенка, т.е. более строги и требовательны к нему. Очевидно, приоритетными для них являются социальные нормы и правила, тяготение к которым подкрепляется высокой личностной тревожностью, вносящей диссонанс в мироощущение матери, в том числе в ее актуальные и потенциальные детско-родительские отношения.

Полученные данные могут быть интересны специалистам в исследуемой нами области.