Scientific journal
International Journal of Experimental Education
ISSN 2618–7159
ИФ РИНЦ = 0,839

1
1

Трудности, переживаемые советской экономикой, М.С. Горбачевым, избранным в марте 1985 года Генеральным секретарем ЦК КПСС, и его окружением объяснялись не недостатками и тем более не кризисом социализма, а тем, что его потенциальные возможности использовались недостаточно. Причины, препятствовавшие раскрытию «потенциала социализма», Горбачев видел в «затратном» экономическом механизме, преобладании экстенсивных методов хозяйствования над интенсивными, «остаточном» принципе формирования социальной, научной и культурной сфер. Устранение этих причин, а, следовательно, и раскрытие «потенциала социализма» и призваны были обеспечить «ускорение» и «перестройка».

По инициативе М.С. Горбачева на Пленуме ЦК в апреле 1985 г. был провозглашен курс на ускорение социально-экономического развития страны - за счет более полного использования достижений НТР, производственных мощностей и укрепления трудовой дисциплины, то есть потенциала социалистической системы.

Состоявшийся в феврале 1986 г. очередной XXVII съезд КПСС расширил содержание концепции ускорения, распространив ее на общественные отношения. С этого момента в качестве приоритетных были названы задачи демократизации, борьбы с бюрократизмом и беззаконием. К началу 1987 г. С целью омоложения партийного руководства было заменено 70% членов Политбюро, 60% секретарей обкомов, 40% членов ЦК КПСС.

В числе практических мер в экономике была введена госприемка, с помощью которой руководство КПСС намеревалось поднять качество производимой продукции. Началась борьба с нетрудовыми доходами. В 1986 году был принят закон, разрешивший индивидуальную трудовую деятельность в сфере кустарно-ремесленных промыслов и бытового обслуживания населения. Несмотря на все принятые меры, ускорения социально- экономического развития не получилось, так как административно-командная система оставалась неизменной, в ее рамках продолжало работать все народное хозяйство.

Начавшаяся в 1985 г. перестройка, таким образом, выявила неготовность и беспомощность государственных структур и лидеров к эффективному решению основных проблем, поставленных жизнью. В июне 1986 года по докладу Председателя Правительства СССР Н.И. Рыжкова на Пленуме ЦК было принято решение о проведении экономической реформы по плану, разработанному с учетом опыта хозяйственной реформы 1965 г. Это была программа осторожных рыночных преобразований, программа перехода к «социалистическому рынку». Попытка ее реализации с июня 1987 по декабрь 1991 г. составила содержание второго (и последнего) этапа экономической реформы М.С. Горбачева. В решении Пленума была провозглашена принципиально важная цель - переход от административных к преимущественно экономическим методам руководства. Однако эта цель не была подкреплена созданием действенного механизма ее осуществления.

С 1 января 1989 г. вступил в силу закон о государственном предприятии (объединении), отразивший непоследовательность горбачевской политики. Права предприятий были расширены, а реальные полномочия министерств и ведомств не сокращены. В 1988 г. после принятия Закона о кооперации в СССР и Основ законодательства об арендных отношениях было разрешено заниматься созданием кооперативов. Формально в этих актах было зафиксировано равноправие кооперативного и государственного секторов экономики. Создание кооперативов в результате дало, как отмечал известный экономист Г.Х. Попов, «директорам возможность грабить собственные заводы». Принятые меры осложнили ситуацию. Экономист Н.Я. Петраков по этому поводу писал: «Диктат пропал, и либеральная интеллигенция заголосила про рынок, о котором она имела совершенно дурацкие представления. А рынок - это, прежде всего собственность. И бюрократы понимали это лучше, чем любой экономист-затейник со степенью. Они сразу сообразили: нужно организовать дело так, чтобы валяющаяся под ногами госсобственность стала их собственностью, и чтобы за это ничего не нужно было бы выкладывать».

Проведение экономической реформы второй половины 1980-х гг. характеризовалось в целом непоследовательностью и половинчатостью. В ходе преобразований не произошло реформирования кредитной, ценовой политики, централизованной системы снабжения. Началось общее сокращение производства в промышленности и в сельском хозяйстве. «Реальным результатом полуторагодичного осуществления программы ускорения стало лишь углубление кризиса, перевод его в открытую форму».

В результате провозглашенные цели экономических реформ не были реализованы. Существовавшие благоприятные возможности для постепенного разгосударствления, формирования легитимной частной собственности, а в конечном итоге - безболезненного выхода из социализма были упущены. Итогом экономического реформирования стало дальнейшее ухудшение экономического и финансового положения страны.

Вследствие этого в январе 1987 г. руководство страны на Пленуме ЦК КПСС заговорило о консерватизме аппарата, торможении им проводимых реформ. Задача слома этого механизма формулировалась не столько как экономическая, сколько как политическая. По характеристике Е. К. Лигачева: «В философском плане такой зигзаг политики означал по сути дела, что само понятие «перестройка» негласно подменялось понятием «большого скачка». Те, кто проявлял осторожность перед таким скачком, предпочитая постепенность и преемственность, процесс обновления социализма без изменения его основ, объявлялись сторонниками прежних командно-бюрократических методов, силами торможения, а обобщенно как политический символ – консерваторами».

Пленум ЦК партии дал старт политике гласности - открытого обсуждения экономических и политических проблем в средствах массовой информации. Скрываемые ранее негативные стороны советской истории стали массированно, зачастую в преувеличенном масштабе, муссироваться в общественном сознании. Внимание общества вновь было приковано к сталинской эпохе. Развернула свою работу созданная партийным руководством комиссия по реабилитации жертв сталинских репрессий.

В 1987 г. оппозиционные М.С. Горбачеву в КПСС силы возглавил Б. Н. Ельцин. Его выступление на октябрьском (1987 г.) пленуме ЦК КПСС с критикой горбачёвской политики получило широкую общественную поддержку.

На первом этапе перестройки в планы М. С. Горбачева и его сторонников в руководстве КПСС не входила политическая реформа. Во-первых, они явно переоценивали степень изменения политического режима в СССР от Сталина к Хрущеву и Брежневу. Во-вторых, логика преобразований, осуществлявшихся «сверху» предполагала определенную постепенность.