Scientific journal
International Journal of Experimental Education
ISSN 2618–7159
ИФ РИНЦ = 0,839

STYLISTIC CHARACTERISTICS OF PRONOUNS (ON THE MATERIAL OF OSSETIAN LANGUAGE)

Tsopanova R.G. 1 Ailarova E.D. 1
1 North-Ossetian State University K.L. Khetagurov
Pronouns in Ossetian language by meaning are divided into ten categories and have different grammatical forms, which determine its expressive and figurative functions. They form a binomial synonymous rows or variants formed by neutral word (or words) and conversational one. One of the features many pronouns in Ossetian language is that they have a plural form. Pronouns in a literary text characterize and perform expressive functions, create verbally-household subgenre, become part of the etiquette of appeals (asy (this), næ (our), and some of them can be addressing. Personal and interrogative pronouns in the dialogue can be repeated for the expression of indignation, anger, surprise, doubt, joy, to draw attention to themselves or to laugh at someone. Pronouns spoken nature gives the indefinite pronoun jed (this thing). In speaking to focus attention on the subject or object of the action, and to create emotional-evaluative context a different combination of full and short forms of personal pronouns, full forms of the personal pronouns with the amplifier-personal pronoun, short forms of the personal pronouns with reflexive reinforcement pronoun, amplifying the personal pronoun with the noun, incomplete forms of the personal pronouns with noun combination pronouns 1st and 2nd person plural as the subject of the action is used. In the Ossetian speech etiquette is maintained addressing «you» to the senior in position and age.
stylistics of pronouns
literary norms
synonyms and variants

Местоимения характеризуются контекстуальной многозначностью, поэтому они могут выполнять различные функции, в том числе и стилистические. Знание литературно правильных грамматических форм местоимений помогает определить те отклонения от нормы, которые имеют стилистический характер. «Традиционная стилистика включает в орбиту своего рассмотрения вообще все случаи смысловых оттенков, передаваемых морфологическими средствами (часто параллельными, синонимичными, но и не только ими)» [3, с. 128].

В данной статье будут рассмотрены стилистические свойства местоимений в осетинском языке (их синонимические и вариантные формы).

Стилистические особенности различных разрядов местоимений связаны, в первую очередь, с тем, что они образуют двучленные синонимические ряды или варианты, образуемые нейтральным словом (или словами) и разговорным: ацы – а (этот); уыйбæрц – айбæрц (столько); уал – ауал – ацал-ауал (столько), айæппæт – атæппæт (столько), уыйæппæт – утæппæт (столько), никæцæй – ничердыгæй (ниоткуда), цавæр – цахæм (какой), цавæртæ – цахæмтæ (какие), цавæрдæр – цахæмдæр (какой-то), кæцырдыгондæр – чердыгондæр, ахæм – ухæм (такой), ахæмтæ – ухæмтæ (такие). Уæд æмæ уæд ацыд ахæм æмæ ухæм рæвдзæй, стæй уæд фæзынд ахæм æмæ ухæмæй, йæ тугтæ сæрфгæ (Гус. Бор.); (Тогда и тогда ушел таким и разтаким, по- том вернулся таким и этаким); мæхæдæг – мæхуыдтæг (я сам), дæхæдæг – дæхуыдтæг (ты сам) и др.

В осетинской разговорно-бытовой речи личные местоимения 1-го и 2-го лица, местоимения 3-го лица, отрицательные и неопределенные местоимения могут использоваться во множественном числе (с суффиксом -т-), чего нет, например, в русском языке: æз (я)– æзтæ (такие, как я), ды – дытæ (такие, как ты). Если личные местоимения («æзтæ», «дытæ») используются во множественном числе, то они не представляют «говорящего или слушателя как индивида, взятого в его единственности» [4, 32], а наоборот, выражают множество, что наделяет речь эмоционально-оценочными свойствами.

От местоимений 1-го и 2-го лица множественного числа образуется множественное число с целью акцентирования внимания слушателя на объекте действия, что характерно для разговорно-бытовой речи: махтæ (такие, как мы), сымахтæ (такие, как вы, уыйтæ (такие, как он), уыдон – уыдæттæ (они) [1, с. 233]: Сослан цæй Сослан у, махты руаджы куы нæ уаид, уæд! (Нарт. сказ.) (Какой из Сослана Сослан, если бы не был благодаря нам (букв. благодаря таким, как мы); Сымахты разæй фæнд йæхимæ райста? (Б.Т.) (За вас (букв. до вас) решила?).

Отрицательные местоимения являются сложными словами и в первой части имеют разные отрицательные частицы (нæ (ни), ма (ни)), и это влияет на их использование. На русский язык они переводятся одинаково. Во множественном числе они имеют разговорный характер: ницытæ (ничто), мацытæ (ничто), ничитæ (никто), мачитæ (никто): – Дæ гуырæн бонмæ дын цы балæвар кодтой? – Ницытæ æмæ мацытæ (– Что тебе подарили на день рождения? – Ничто и Ничто); Цы-ницытæ кæнынц дæ удыл дамдум… (Хадж. Т.) (Что-ничто клевещут на твою душу…);

С личными местоимениями в бытовой речи часто употребляется неопределенное местоимение «йед» (другой, тот, прочий) в обоих числах: (йедтæ (другие, те, прочие) (æзтæ йедтæ (я (во множ. числе) и прочие). Это неопределенное местоимение относится к числу слов-паразитов [2, с. 16].

От указательных местоимений множественного числа в разговорной речи образуется второе множественное число: адон – адæттæ (эти), уыдон – уыдæттæ (эти), которое не может использоваться в книжно-письменном тексте.

Указательными местоимениями (ай (этот), уый (тот), адон (эти)) можно заменить имя человека с целью посмеяться над ним, унизить его: Мæ цæстытæ йæм бадзагъултæ кодтон, ай мæм фæрсмæ дæр нæ кæсы (Гуч. Ал.) (Я помотрел на него с недовольством, этот даже не смотрит на меня).

В разговорной речи для акцентирования внимания на субъекте и объекте действия используются различные сочетания с местоимениями, имеющими оценочное значение: 1) полная форма личного местоимения с усилительно-личным местоимением (Мæнæн мæхицæн загъта. – Мне самому сказал); Уымæн йæхицæн хъæуы æххуыс. – Ему самому нужна помощь); 2) краткая форма личного местоимения с возвратно-усилительным местоимением (Бацыди йын йæхимæ. – Пошел к нему самому); 3) два личных местоимения (неполная и полная формы) (Æз куыд ферох кæндзынæн,
хорз Сатана, дæуæн дæ дзæбæхдзинæдтæ (Как я забуду, хорошая Сатана, твою (букв. твою твою) доброту) (Нарт. сказ.); 4) усилительно-личное местоимение с существительным (Лæппуйæн йæхицæн бакой код- та. – Парню самому напомнил); 5) неполная форма личного местоимения с существительным (Æмæ йыл Борæ йæхи ныццавта Æвдзæрæныл (Нарт. сказ.) (И Бора накинулся на него на Авдзарана); сочетание местоимения 1 и 2 лица множественного числа в качестве субъекта действия: Æфсымæр стæм мах-сымах, иумæ фидаугæ кæнæм (Б.Е.) (Мы-вы – братья, вместе миримся).

Вместо обобщенного личного местоимения второго лица множественного числа «нæ» (наш) используется единственное число первое лицо «мæ» (мой) с целью возвысить себя: Мæ сыхы нæй мæхицæй хъалдæр (В моем квартале нет лучше меня). Такую же функцию несет местоимение 1-го лица множественного числа, когда заменяет 1-е лицо единственное число: Мах ахæм митæ нæ сæрмæ нæ хæссæм (Мы не опустимся до
такого).

Особенностью устно-бытовой речи является повтор слов, в том числе и личных местоимений с целью выразить враждебность в отношениях собеседников: – Гъе уый ды дæ, ды, мæнæн мæ бинонтæ чи рахаста, уый? – Æз дæн, æз, – дзуапп ын радта Хъæрæич. – Дæ бинонтæ дæр мæн куы сты æмæ дæхæдæг дæр куы уыдзынæ мæн (Амб. Ц.) (– Это ты, ты, тот, который мою семью похитил? – Я это, я, – ответил ему Караич. –
И семья твоя принадлежит мне и сам тоже будешь моим).

В разговорно-бытовой речи личное местоимение 1-го лица единственного или множественного числа заменяется существительным с указанием предмета речи: Вместо: Æз дын зæгъын (Я тебе говорю) говорится: – Дæ фыд дын зæгъы (– Отец тебе говорит).

Вопросительные местоимения во всех падежах имеют форму множественного числа: чи?(кто), (читæ?) (кто) и др. На русский язык они переводятся единственным числом.

В осетинском речевом этикете при обращении к старшему по возрасту или в официальной обстановке принято было (и сейчас эта форма соблюдается многими) обращаться на «ты». Но постепенно его место стало занимать уважительное обращение на «Вы». У осетин по этикету при обращении к старшему в доме, жены к мужу существовала форма множественного числа, доказательством чему являются разговорная речь и устное народное творчество, где зафиксированы старые формы: – Дуар бакæн, Бигъулайы чызг, Хетæг дæн, Хетæг! – Уæ, алæбон æгас цæуай, нæ лæджы хай, хорз афон фæзындтæ (Хет. Наф.) (– Открой дверь, дочь Бигулова, я Хетаг, Хетаг! – О, доброго дня, букв. доля нашего мужа, в хорошее время появился). В этикетной речи сохраняется старая форма обращения личными местоимениями во множественном лице супругов друг к другу и к незнакомым старшим (нæ лæг (наш мужчина), не ’фсин (наша хозяйка), нæ фыды хай (наш отец букв. доля нашего отца). Обращение к одному человеку во 2-м лице множественном числе отразилось в использовании глаголов во множественной форме с опущенным местоимением: Куыд уынут, афтæмæй нын ницы уыдис (Как видите, у нас все в порядке). Личные местоимения не опускаются в случае выражения противительных отношений в предложении, логическом подчеркивании, при выражении радости, удивления и других эмоций.

В функции обращения в осетинском
языке могут выступать неопределенные местоимения с определениями или без них: О сайæгой æмæ æлгъ кæнинаг цыдæр!.. (О лживый и презренный какой-то!) (Нарт. сказ.); Гъе, мардзæ, исчи! – бынтон сæфт кæнæм (К. Хетаг.) (Эй, кто-нибудь, совершенно пропадаем).

Указательные местоимения «ацы» (этот), уыцы (тот) в качестве определения бывают в составе этикетного обращения, образуя устойчивое словосочетание с существительным: Уæлæмæ-ма сыст, уыцы лæг, æмæ æддæмæ акæс (Х.С.) (Встань-ка с постели, тот мужчина, и выгляни на улицу); Ацы лæг, хъусхос ма хæцы? (Нарт. кад.). (Этот мужчи- на, порох еще воспламеняется?) [5].

Местоимения в художественном тексте и устно-разговорной речи могут выступать в функции эпитета: Æмæ йæм кæм æрцыди ахæм ницы-мацы хъуыдытæ (Хуг. Сер.) (Откуда пришли к нему такие никакие-никакие мысли).

В художественном тексте и устно-разговорной речи личные местоимения в диалоге могут повторяться для выражения возмущения, злости, удивления, сомнения, радости, с целью обратить на себя внимание или унизить слушателя.

Отрицательное местоимение «ничи» (никто) может заменяться вопросительным «чи» (кто) в риторических предложениях: Е, хæдзары мæт та ма чи кæны! (Гуч. Ал.) (Э, кто еще думает о доме!) Можем заключить, что местоимение следует считать семантически и стилистически богатой частью речи, речевые возможности которой в полной мере раскрываются в процессе функционирования – преимущественно в художественном тексте и в разговорном стиле.

Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках научного проекта № 16–14–15002 РГНФ.