Scientific journal
International Journal of Experimental Education
ISSN 2618–7159
ИФ РИНЦ = 0,839

DYNAMICS OF THE DEVELOPMENT OF DIPLOMATIC RELATIONS BETWEEN THE PEOPLE’S REPUBLIC OF CHINA AND THE KYRGYZ REPUBLIC WITHIN THE FRAMEWORK OF THE «ONE BELT, ONE ROAD» INITIATIVE (2013–2018)

Abulaiti A. 1
1 Bishkek Humanitarian University named after K. Karasaev
The article is devoted to the dynamics of the development of diplomatic relations between the Kyrgyz Republic and the People’s Republic of China in the period from 2013 to 2018 – from the official presentation of the «One Belt, One Road» initiative by the President of the People’s Republic of China Xi Jinping to the early stage of the rule of the President of the Kyrgyz Republic S. Zheenbekov. Within the framework of this initiative, the partnership between Kyrgyzstan and China takes on a deeper character. The result of this is the official declaration of the relations between the two countries as strategic, like a result of which the content of the relationship between them changes significantly. There is a significant increase in trade, economic and infrastructure cooperation, and as the reflection of the steady growth of the dynamics of diplomatic contacts at the highest levels. Although the implementation of a number of major joint projects between the Kyrgyz Republic and the People’s Republic of China, there are still a number of unresolved issues between them, in particular, the problem of the construction of railway line «China – Kyrgyzstan – Uzbekistan». In the last case, both states cannot fully agree on questions of the future railway’s track width and the conditions of its using. However, efforts are being made at the highest bilateral level to resolve them.
the People’s Republic of China
the Kyrgyz Republic
diplomatic relations
«One belt
one road»

В сентябре-октябре 2013 г. во время рабочей поездки председателя КНР Си Цзиньпина по странам Центральной Азии и Юго-Восточной Азии он представил миру свой новый масштабный проект – международную инициативу «Один пояс – один путь» (ОПОП). Основным его посылом стала необходимость возрождения торговых маршрутов Великого Шелкового пути в современном формате в евразийском пространстве. Особый акцент при этом был сделан на пяти приоритетных направлениях сотрудничества: политическом взаимодействии, инфраструктурной взаимосвязи, бесперебойной торговле, свободном передвижении капитала и сближении народов. Важным моментом при этом было то, что Китай предлагал строить сотрудничество в рамках ОПОП на основе уважения, взаимной выгоды и постоянного диалога [1].

Двумя ключевыми составляющими выдвинутой Китаем международной инициативы «Один пояс – один путь» являются «Экономический пояс Шелкового пути» (ЭПШП) и «Морской Шелковый путь XXI века». Первый проект предполагает создание сети из трех сухопутных торгово-экономических коридоров вдоль всего евразийского континента. Первый из них, северный, пройдет через Китай в Центральную Азию и далее через Россию в Европу. Второй, центральный, будет вести из КНР в страны Центральной Азии и далее через Иран в страны Ближнего Востока – к портам Восточного Средиземноморья, через которые открывается путь на европейские рынки. Третий, южный коридор, предполагает развитие торгово-экономических путей из Китая через территорию Юго-Восточной Азии в Индию и Шри-Ланку – к крупным глубоководным портам Индийского океана. В свою очередь, через них открывается выход на Ближний Восток и Восточную Африку.

Проект «Морской Шелковый путь XXI века» предполагает создание торгово-экономических маршрутов путем соединения в единую систему крупнейших портов Южного Китая, Азиатско-Тихоокеанского региона, акватории Индийского океана с последующим выходом в Средиземноморье [2; 3, с. 70–71; 4, с. 29].

При этом оба этих проекта КНР реализует не по отдельности, а в тесной взаимосвязи, сопрягая их там, где это требуется. Поэтому конечной целью инициативы «Один пояс – один путь» для Китая является создание сложной системы сухопутных и морских маршрутов по всей Евразии с потенциальным выходом также в Африку и Австралию и Океанию. Но все же основной его акцент сделан на трансевразийскую составляющую. По этой причине региону Центральной Азии в нем уделено особое место, как своеобразному «хартленду» (heartland) Евразии, обладающему крайне выгодным географическим и стратегическим положением, так как из него можно попасть практически во все остальные регионы Евразии. В этом отношении показательно, что в сентябре 2013 г. председатель КНР Си Цзиньпинь, планируя представить миру инициативу «Один пояс – один путь», сделал это именно во время своего зарубежного турне по государствам Центральной Азии, а в следующем месяце – октябре 2013 г. – с аналогичной целью он посетил государства Юго-Восточной Азии, которые по плану КНР должны стать ключевым регионом для развития второй части этой инициативы – «Морского Шелкового пути XXI века» [5]. Выбор данных регионов для презентации двух важнейших составляющих ОПОП в обоих случаях не выглядит случайным.

Материалы и методы исследования

В КНР реализации инициативы «Один пояс – один путь» придают ключевое значение, по причине чего она была официально внесена в Устав КПК и фактически является основополагающим документом в выстраивании внешнеполитических отношений современного Китая [6, с. 28]. Так как от сроков и интенсивности претворения ее в жизнь во многом зависит осуществление другой масштабной доктрины «китайской мечты», направленной, прежде всего, на повышение благосостояния и уровня жизни населения страны. А это в свою очередь подразумевает построение сильного и развитого государства в КНР, что фактически невозможно без поддержания постоянного и поступательного роста экономики данной страны [7]. Поэтому выход к важнейшим ресурсным базам и ключевым рынкам Евразии является для современного Китая жизненно необходимым [8, с. 111–112].

С презентацией инициативы «Один пояс – один путь» в Астане были заложены основы для вступления в данный масштабный проект других государств Центральной Азии, в том числе Кыргызской Республики. Спустя всего несколько дней председатель КНР Си Цзиньпин прибыл 10–12 сентября 2013 г. в Бишкек с официальным визитом. По итогам его переговоров с президентом Кыргызской Республики А. Атамбаевым обеими сторонами была подписана «Совместная декларация Кыргызской Республики и Китайской Народной Республики об установлении отношений стратегического партнерства» [9]. Примечательно, что данный документ, состоящий из шести разделов, во многом созвучен по целому ряду положений с программной речью главы КНР в Астане, что также не выглядит случайностью. Это показывает, что китайская сторона не просто всё тщательно продумала и приготовилась представить мировому сообществу начало реализации инициативы ОПОП, а практически сразу же приступила к закладке ее основ во внешнеполитических отношениях со странами, занимающими в ней основные позиции.

Результаты исследования и их обсуждение

Устанавливая с Кыргызской Республикой стратегические отношения, Си Цзиньпин таким образом недвусмысленно пригласил данное государство присоединиться к одному из главных проектов в рамках ОПОП – «Экономическому поясу Шелкового пути». Поэтому, принимая во внимание основные положения инициативы, волне органичным и созвучным ее духу выглядит подписание вместе с «Совместной декларацией» целого пакета из восьми соглашений экономического и гуманитарного характера. Важнейшими из них являлись договоренности о технико-экономическом сотрудничестве, строительстве газопровода «Кыргызстан – Китай», о модернизации ТЭЦ г. Бишкека, а также о строительстве альтернативной автодороги Север – Юг [10; 11, с. 27]. Последней в Кыргызстане придается значение стратегической автодорожной магистрали, так как это всего лишь вторая дорога, которая надежно свяжет обе части страны.

Фактически Кыргызстан не просто признает КНР в качестве одного из своих основных стратегических партнеров во внешней политике, а поддерживает инициативу ОПОП и присоединяется к ней. Это открывает новую страницу во взаимоотношениях двух государств, так как с этого момента эти отношения значительно углубляются, уровень дипломатических контактов существенно интенсифицируется, причем не только на уровне первых лиц, но также и по линии взаимодействия различных ведомств.

В ходе ответного визита президента КР А. Атамбаева в КНР 17–21 мая 2014 г. он полностью подтвердил ранее достигнутые договоренности, отметив при этом, что уже дан старт целому ряду экономических проектов в Кыргызстане с участием китайской стороны (строительству ЛЭП «Датка – Кемин», альтернативной автомобильной дороги Север – Юг, транзитному газопроводу через Юг Кыргызстана, реконструкции ТЭЦ г. Бишкека). И по итогам его переговоров с Си Цзиньпином 18 мая в Шанхае была подписана «Совместная декларация Кыргызской Республики и Китайской Народной Республики о дальнейшем углублении отношений стратегического партнерства» [12]. По сравнению с «Совместной декларацией» от 2013 г. в новом документе основной акцент сделан на торгово-экономическом сотрудничестве, как на важнейшей составляющей отношений стратегического партнерства между двумя странами. В то же время в нем более четко прописаны основные узлы данного сотрудничество: энергетика (включая электроэнергетику, нефтегазовую сферу, гидроэнергетику, области возобновляемых источников энергии), создание регионального транспортно-коммуникационного коридора с соответствующим транспортным и логистическим обеспечением, сельскохозяйственная отрасль.

В дополнение к «Совместной декларации» главы КР и КНР подписали ряд соглашений, главным из которых стал меморандум о сотрудничестве между налоговыми службами двух стран, направленный на облегчение прохождения таможенного контроля и поощрения торговли. Существенным итогом двусторонних переговоров глав государств стало решение о безвозмездной помощи в реконструкции и реабилитации автомобильных дорог г. Бишкека, а также налаживание взаимодействия Китая и Кыргызстана в борьбе с наркотрафиком в приграничных районах на уровне соответствующих ведомств [13].

Таким образом, уже на первом, начальном этапе присоединения Кыргызстана к инициативе КНР «Один пояс – один путь» были обозначены важнейшие точки соприкосновения, в которых оба государства готовы развивать взаимоотношения. И так как основным содержанием данной инициативы Пекин объявил взаимовыгодное экономическое сотрудничество, в то время как проблемы политического характера регионального содержания он пока что предпочитает решать в рамках ШОС, то оно имеет соответствующее содержание и относится к энергетической сфере, транспорту и логистике, в то время как взаимодействие в области сельского хозяйства набирает обороты крайне медленно. Конечно, Кыргызскую Республику интересовала также возможность привлечения в экономику значительных инвестиций, причем не только в отмеченные отрасли.

В этом отношении важную роль сыграло подписание в июне 2015 г. правительственной делегацией КР статей Соглашения Азиатского банка инфраструктурных инвестиций (АБИИ) и установление сотрудничества с Фондом Шелкового пути. Последний был создан китайской стороной в том же году для инвестирования в страны, присоединившиеся к инициативе ОПОП [14].

Следующим важным этапом в развитии дипломатических отношений между Кыргызстаном и КНР стал второй визит президента А. Атамбаева в Поднебесную в сентябре 2015 г., приуроченный к 70-летней годовщине победы китайского народа в антияпонской войне и окончания Второй мировой войны. Впрочем, во время переговоров с председателем КНР Си Цзипьпином главным вопросом стала возможность согласования инициативы ОПОП с российским интеграционным экономическим проектом ЕАЭС, к которому Кыргызская Республика присоседилась в конце 2014 г. Президентом КР в ходе данной встречи было предложено разработать совместную дорожную карту подобной синхронизации этих проектов [15]. Обращение к этому вопросу было не случайным и было продиктовано тем, что в мае того же 2015 г. во время официального визита Си Цзиньпина в Москву на празднование 70-летия Дня Победы, им совместно с президентом России В.В. Путиным было сделано совместное заявление о сотрудничестве по согласованию проектов ЭПШП и ЕАЭС [16, с. 32; 3, с. 68–69].

По итогам данной встречи глав КНР и КР был подписан пакет новых соглашений, среди которых особый интерес вызывает «Программа сотрудничества между Кыргызской Республикой и Китайской Народной Республикой на 2015–2025 годы». Дополнительным документом, направленным на развитие экономического взаимодействия смежных районов КР и КНР, стала «Программа приграничного сотрудничества между Правительством Китайской Народной Республики и Кыргызской Республики на 2015–2020 годы», подписанная вместе с предыдущим соглашением. В целом в них были повторены основные положения о развитии экономических отношений между двумя странами, зафиксированные в предыдущих соглашениях. Однако показательно, что Пекин в этом отношении стремится конкретизировать в определенной мере реализацию проекта ЭПШП в Кыргызстане как минимум в среднесрочной перспективе. Это существенно отличает предыдущие двусторонние соглашения от подписанного в ходе данной встречи и свидетельствует, что Пекин настроен действовать решительно на кыргызстанском отрезке ОПОП.

Позднее, в рамках визита премьер-министра КР Т. Сариева в КНР в декабре 2015 г., данные договоренности были полностью подтверждены в «Совместном коммюнике Правительства Кыргызской Республики и Государственного совета Китайской Народной Республики» [17]. Наиболее существенным моментом данного документа стало то, что в нем впервые была озвучена возможность переноса избыточных промышленных мощностей из КНР на территорию Кыргызской Республики [18]. Это в целом расширило перечень сфер основного взаимодействия двух стран в рамках ОПОП и создало возможности для прямых крупных инвестиций в индустриальный сектор экономики Кыргызстана.

О том, что китайское руководство в целом положительно восприняло предложения Кыргызстана о необходимости расширения экономического сотрудничества в рамках ОПОП, свидетельствует визит министра иностранных дел КНР в Бишкек в мае 2016 г. С президентом А. Атамбаевым он обсудил дальнейшие планы по наращиванию взаимодействия в рамках стратегического сотрудничества, отметив при этом, что в настоящее время ничто не препятствует этому [19; 16, с. 35].

В начале ноября 2016 г. в Кыргызскую Республику с официальным визитом во главе крупной делегации прибыл Премьер Государственного совета КНР Ли Кэцян. В составе данной делегации присутствовали Министр иностранных дел КНР Ван И, министр коммерции Гао Хучэн, Министр финансов Лоу Цзивэй, Председатель Народного банка КНР Чжоу Сяочуань [20]. Китайская делегация провела ряд встреч с высшими государственными лицами КР, обсудив ключевые возможности дальнейшего наращивания сотрудничества в экономической сфере [21, с. 239–240]. По их итогам был подписан «Меморандум о взаимопонимании между Министерством экономики Кыргызской Республики и Государственным комитетом по развитию и реформам Китайской Народной Республики об укреплении производственных мощностей и инвестиционного сотрудничества», срок действия которого был установлен на 5 лет с возможностью его продления на аналогичный срок [22].

В данном документе на основании достигнутого ранее проекта переноса части промышленных мощностей из КНР в Кыргызскую Республику были определены, на основании консультаций с представителями Министерства экономики КР, следующие направления инвестиций: добыча цветных металлов, производство строительных материалов, электроэнергетика, строительство объектов коммуникаций, легкая и текстильная промышленность, сельское хозяйство. Этим существенно детализировался и расширялся список отраслей, в которых КНР и КР предполагали наращивать взаимодействие по линии ОПОП [23].

По итогам встреч и переговоров Премьера Госсовета КНР Ли Кэцяна с президентом КР А. Атамбавым и премьер-министром КР С. Жээнбековым было подписано «Совместное коммюнике Правительства Китайской Народной Республики и Правительства Кыргызской Республики» от 3 ноября 2016 г. В нем не только подтверждались все ранее достигнутые договоренности в рамках инициативы ОПОП, но также содержались непосредственные и конкретные совместные проекты, которые планировалось продолжить или осуществить в соответствии со сроками, указанными в «Программе сотрудничества на 2015–2025 годы». Было намечено, в частности, начало строительства нитки D газопровода «Китай – Центральная Азия», продолжение работы по проекту строительства железной дороги «Китай – Кыргызстан – Узбекистан» (ККУЖД), продолжение проекта «Реконструкция ирригационной системы Кыргызской Республики», рассмотрение вопроса об открытии международного автомобильного сообщения по маршрутам «Бишкек – Торугарт – Урумчи» и «Ош – Иркештам – Урумчи». Также в документе заложены основы для поставок сельскохозяйственной продукции в Китай, в первую очередь мясопродуктов и меда [24].

С учетом того, что в договорной базе между КР и КНР происходит существенное наращивание количества реализуемых и планируемых экономических совместных проектов и мероприятий, соответственно возрастает и число консультаций на двустороннем уровне. Именно в таком ракурсе необходимо рассматривать рабочий визит президента Кыргызстана А. Атамбаева в Пекин 5–7 января 2017 г. В его ходе основным предметом совместных консультаций с председателем Си Цзиньпином и министром коммерции Гао Хучэном стали вопросы реализации данных проектов, а также планы по дальнейшему наращиванию взаимодействия по широкому спектру направлений торгово-экономического сотрудничества. Показательно также то, что не был подписан ни один новый двусторонний документ, а поднимались преимущественно вопросы реализации уже достигнутых соглашений [25].

Однако в процессе официальных переговоров были подробно рассмотрены две важные проблемы: создание кыргызско-китайского фонда и строительство железной дороги «Китай – Кыргызстан – Узбекистан» (ККУЖД) [26]. Дело в том, что последний проект, несмотря на неоднократные совещания и встречи по нему, пробуксовывает уже более 20 лет и является одним из основных камней преткновения для двух государств. Связано это с тем, что Бишкек и Пекин никак не могут прийти к единому видению реализации столь значимого для полноценного и успешного воплощения в жизнь транспортного коридора в рамках ЭПШП [27; 11, с. 30]. Однако именно с 2016 г. данный проект, после нескольких лет «заморозки» с 2012 г. в официальном дискурсе КНР между КР, вновь стал предметом дискуссий.

На основе достигнутых до этого соглашений о возможности переноса избыточных производственных мощностей из КНР на территорию Кыргызстана к весне 2016 г. Министерством экономики КР был представлен список экономических объектов на территории республики, которые могли бы быть реанимированы в рамках отмеченного выше предложения. И уже в мае 2016 г. представители данного ведомства в ходе рабочей поездки в КНР представили проект реализации переноса избыточных мощностей в Кыргызстан, который в целом был позитивно воспринят китайской стороной [11, с. 30].

13–16 мая 2017 г. президент Кыргызской Республики А. Атамбаев вновь прибыл с рабочим визитом в Пекин. Основной целью этого визита было участие в работе международного форума «Один пояс – один путь», в котором приняли участие главы стран и правительств 29 государств, а также гости и представители из более чем 130 стран мира [28]. Однако после участия в данном форуме он также встретился с председателем Си Цзиньпином и вице-президентом Торгово-промышленной палаты СУАР Ми Эньхуаем.

На международном форуме во время выступления А. Атамбаевым была поддержана идея создания сети волоконно-оптических линий передачи (ВОЛС), проходящих из Китая в Европу через территорию Кыргызстана, как одного из важнейших условий развития современной электронной торговли, для благоприятствования которой на территории КР необходимо построить высокотехнологичные центры. Поддерживая необходимость цифровизации пространства инициативы ОПОП, президент КР выразил готовность к ее сопряжению с национальной программой «Таза коом» («Прозрачное общество»), что может снизить коррупционные риски в торгово-экономическом сотрудничестве между странами. Также он отметил, что сегодня в Кыргызстане функционируют четыре соответствующие необходимым стандартам автомагистрали, которые входят в международный транспортный коридор в рамках ЭПШП. Коснулся А. Атамбаев и вопроса строительства железной дороги «Китай – Кыргызстан – Узбекистан» (ККУЖД), которое руководство КР, по его словам, полностью поддерживает [29, 7].

Поэтому не случайно, что именно тема реализации последнего проекта стала одной из главных в ходе переговоров между лидерами КНР и КР, как и дальнейшее обсуждение создания кыргызско-китайского фонда и углубления сотрудничества в гуманитарной и научной сферах [30].

Наряду с президентом А. Атамбаевым участие в международном форуме «Один пояс – один путь» принял глава Министерства экономики КР А. Кожошев. В рамках данного форума им были проведены встречи и консультации с рядом высокопоставленных чиновников КНР, и по их итогам подписаны два соглашения: «Программа сотрудничества по стимулированию развития малого и среднего бизнеса между Министерством экономики Кыргызской Республики и Министерством коммерции Китайской Народной Республики» и «Меморандум о взаимопонимании между Министерством экономики КР и Государственным комитетом по развитию и реформам КНР об укреплении промышленного потенциала и инвестиционного сотрудничества» [31]. В приложении к последнему документу был представлен список приоритетных инвестиционных проектов, в реализации которых правительство Кыргызской Республики готово оказать поддержку на государственном уровне [21, с. 240].

В начале апреля 2018 г. уже экс-президент А. Атамбаев принял участие в работе конференции престижного Боаоского азиатского форума, на котором он встретился с председателем КНР Си Цзиньпином и заверил, что и далее будет прилагать усилия для расширения стратегического сотрудничества КР и КНР [32].

6–8 июня 2018 г., непосредственно перед участием в Саммите глав государств – членов ШОС в г. Циндао (9–10 июня 2018 г.), с первым официальным визитом Пекин посетил новый президент КР С. Жээнбеков. По итогам его встречи и переговоров с председателем Си Цзиньпином было подписано 11 двусторонних документов, ключевым из них стала «Совместная декларация об установлении всестороннего стратегического партнерства между Кыргызской Республикой и Китайской Народной Республикой» [33]. Данный документ полностью подтвердил преемственность курса нового президента Кыргызстана с предшествующим в отношениях с КНР. В целом содержание новой «Совместной декларации» логически продолжает ключевые направления стратегического партнерства между КНР и КР, заложенные в предыдущих документах 2013 и 2014 гг. Существенным отличием ее новой версии стал более детальный второй параграф, посвященный экономическому сотрудничеству.

В данном параграфе теперь появилось новое направление партнерства между двумя странами – в области реализации совместных инфраструктурных проектов по развитию информационных и цифровых технологий и волоконно-оптических линий связи. Среди конкретных проектов, которые планируется реализовать, в нем указаны: газопровод «Кыргызстан – Китай», являющийся частью газотранспортной сети «Центральная Азия – Китай», а также железнодорожная магистраль «Китай – Кыргызстан – Узбекистан» (ККУЖД), строительству которой, как указывается в документе, стороны должны содействовать в полной мере и в кратчайшие сроки. Другим существенным моментом этого параграфа «Совместной декларации» является то, что в нем прямо указываются источники для инвестирования проектов на территории Кыргызстана: Экспортно-импортный банк Китая, Государственный банк развития Китая, фонд Шелкового пути, фонд экономического сотрудничества «Китай – Евразия» [34]. Таким образом, здесь фактически прямо указывается возможность привлечения финансовых возможностей данных финансовых структур КНР, которые являются важнейшими источниками прямых инвестиций в деле реализации инициативы ОПОП.

Заключение

Таким образом, после анонсирования масштабной экономической инициативы КНР евразийского масштаба «Один пояс – один путь» в сентябре-октябре 2013 г. Кыргызстан одним из первых присоединился к ней, а обе страны объявили друг друга стратегическими союзниками. И на протяжении последующего периода 2013–2018 гг. двусторонние взаимоотношения между КНР и КР стремительно углублялись, а частота дипломатических контактов существенно возросла. В результате этого КНР и Кыргызстану удалось заметно расширить сферу торгово-экономического сотрудничества и приступить к реализации целого ряда крупных инфраструктурных и иных проектов, привлечь в Кыргызстан большие инвестиции. И хотя в деле претворения в жизнь ОПОП возникают определенные трудности и проблемы, на фоне достигнутых результатов и перспектив, открывающихся перед Кыргызской Республикой, они в целом преодолимы и не накладывают какого-либо заметного негативного отпечатка на современные кыргызско-китайские взаимоотношения.