Scientific journal
International Journal of Experimental Education
ISSN 2618–7159
ИФ РИНЦ = 0,839

В условиях тотальной информатизации и технологизации учебного процесса незаслуженно мало внимания и времени уделяется одному из самых важных средств воспитания и развития как личностных качеств, так и лингво-культурной компетенции изучающих иностранный язык - художественному тексту.

Поскольку художественный текст имеет существенные отличия от текста нехудожественного, главным из которых является описание не реальной действительности, а мира, увиденного глазами автора, преобразованного его сознанием, то интерпретация художественного текста будет представлять сложный многомерный процесс декодирования смыслов, способствующий стимуляции творческой мыследеятельности и рефлексии.

Понимание художественного текста, как и всякое понимание, начинается с того, что читатель обращает внимание на непонятные фрагменты текста, ведь именно они вызывают затруднение. Естественно, что ключом к уяснению непонятого будет то в тексте, что понятно само по себе. В любом тексте есть такие его части, которые понятны более других, именно они и служат в первую очередь для понимания других, менее понятных или вообще непонятных, частей этого же текста.

Говорить о таких самопонятных частях текста можно, только учитывая прагматический фактор - позицию носителя языка относительно текста. Для автора самопонятным в его тексте может быть то, что сложнее всего или вообще невозможно увидеть в нем читателю (например, замысел). Для получателя же очевидным будет то, что соприкасается с имеющимися у него знаниями, нечто хотя бы отчасти известное, позволяющее соотнести предполагаемое общее содержание текста со знакомым ему кругом представлений, идей, понятий.

Читатель должен раскрыть внутренние связи художественного текста, опираясь на собственный опыт и знания, чтобы прийти к пониманию первоначальной идеи автора. С другой стороны, чтение текста подразумевает самопознание и самораскрытие читателя. Уходя в чтение, читатель воспринимает текст как зеркало, в котором отражаются его чувства, переживания, мысли. Соответственно, смысл текста преломляется через призму личного понимания читателя. Реконструируя смыслы, читатель отталкивается от своего опыта, одновременно обогащая его.

Наибольшей адекватности интерпретации, а именно наиболее полного раскрытия внутреннего содержания, можно достигнуть, прибегая к лингвистическому анализу, то есть тщательно разбирая лексико-грамматические, фонетические, синтаксические аспекты текста, однако согласно психолингвистическому подходу интерпретация будет успешна, если текст будет рассматриваться как коммуникация между автором и читателем., где важно учитывать психологические, половые, возрастные, социо-культурные характеристики каждой из сторон.

Случай, когда читательское понимание смысла далеко от первоначального авторского замысла, не стоит рассматривать как в корне не верный, так как главным в процессе чтения художественного текста является духовное обогащение, «впитывание» читателем культурных и нравственных ценностей, стимул к рефлексии, способствующий его личностному росту.