Scientific journal
International Journal of Experimental Education
ISSN 2618–7159
ИФ РИНЦ = 0,839

PHILOSOPHICAL KNOWLEDGE AS KNOWLEDGE QUALITY

Kaliev Y.A. 1
1 HPE «Birskiy Branch of Bashkir State University»
2359 KB
The analysis of the qualitative nature of philosophical knowledge. We consider the essence of the internal restructuring of an integrated set of knowledge manifested in the deployment of its essence ( integrated meaningfulness ) and in the expression of it in a new perspective – in a converted form. Qualitative meaning in the process of synthesizing a body of knowledge is interpreted as a execution in the integrity of a different order based on a new principle of self-organization. In this regard, an important heuristic in understanding the qualitative nature of universal knowledge examines the relationship expressed by a pair of categorical «content – a form. It is argued that this form is responsible for the organizational design, and hence the quality of universal knowledge .
philosophical knowledge
self-organization and restructuring of integrative knowledge
the formulation of universal knowledge
truth

Философия ориентирована на интегральную интерпретацию всех сторон существующего, всех аспектов бытия. Вместе с тем нацеленность на всеобщий охват действительности одновременно означает и синтез всего совокупного знания отражающего различные проявления рассматриваемой целостности. Иначе говоря, процесс синтезирования разнообразного арсенала знаний в рамках всеобщего знания уже само по себе требует осмысления и интерпретации. Думается, что действенным механизмом такого рода перевоплощения является превращение количественной определенности различного рода знаний о мире в целом в определенность качественного порядка, то есть в знание о мире как о целом. Следовательно, синтез как процесс интегрирования формирует не просто некую новую целостность, но и целостность, обладающую еще и своей целостностной характеристикой. Вместе с тем эта целостностная определенность уже далеко не тождественна сумме интегрированных в ее пределах различных знаний. Целое обладает своими специфическими характеристиками, в числе которых необходимо отметить такие составляющие как-то: структуризация, систематизация, упорядоченность, организованность, закономерность. Благодаря этому различные по своей сути знания, вплетаясь и соорганизуясь в некое единство на основе какого-то принципа, приобретают уже иные параметральные признаки, не существующие в простой совокупности знаний. Таким образом, они выражают качественно иное бытийное состояние, равно и смысловой потенциал знания, интегрированного в единую целостность.

Характеризуя философское знание как знание качественное, мы должны выявить суть его качественности. А ведь это означает не что иное, как прояснение сути и смысла его данной определенности. Иначе говоря, речь идет не только о его бытийном статусе, но и логико-гносеологической и теоретико-познавательной характеристике рефлексивного знания. К тому же при этом предполагается рассмотрение, как содержательной составляющей, так и сущностной характеристики интегрированного знания.

Иначе говоря, качество обладает своей мерностью, а, следовательно, включает в себя свои собственные количественно-качественные параметры. Поскольку качество есть выражение целостности и единства, то признаком его меры выступает определенность онтологического порядка. В таком случае его холический смысл не что иное, как «возвратившееся в себя» равенство с собой в своей непосредственной определенности. Другими словами, философское знание в своей качественной данности проявляет себя как сущность, как снятое тождество мышления и бытия.

Мерность качества определяется возведением его во «всеобщую форму количественных определений так, чтобы они стали моментами закона» [3, 111]. В свою очередь, понятие качественной сути знания, возведенное в интегрированную всеобщность, означает не что иное, как выяснение основополагающего принципа не только существования и функционирования, но и возможностей, да и пределов такого рода знания. Будучи противоположностью предшествующего существования, не просто интегрированное, к тому же и еще и синтезированное знание, перетерпело внутреннюю перестройку. Словом, мерность качественной характеристики философского знания определяется двумя аспектами самоактуализации: внутренним принципом самоорганизации и внешним способом самореализации.

Внутренняя перестройка количественной определенности совокупного знания мыслится в нескольких возможных направлениях. Первая предполагает процесс организации единства интегративного знания в аспекте энгельсовской диалектической парадигмы. Говоря иначе, понимания диалектики как учения о связи, причем, как о всеобщей универсальной связи, выражаемой в данном случае категориальной парой содержания и формы. Вторая видится как в себе разворачивающееся сущее, то есть в рамках гегелевской традиции развития: тезис – антитезис – синтез. Третье предусматривает процесс его самоорганизации в рамках стохастической модели понимания. Последнее при всех предпочтениях идет в разрез с целенаправленным и логически обоснованным характером философского знания. Хотя данный аспект несет в себе еще до конца невыясненный и во многом неосмысленный, как того заслуживает, холический смысл всеобщего обхвата действительности рефлектирующим разумом.

Как бы то ни было, на наш взгляд, наиболее обоснованными следует признать первые две возможные модели мерности интегративного знания. Его собственные количественно-качественные параметры качественности отвечают основополагающим и универсальным принципам организации отражения действительности, да и содержания самого процесса мышления. Эвристически перспективным представляется рассмотрение холической сути качественной характеристики философского знания в рамках соотношения связи содержания и формы. Именно данная пара категорий, выражая организационный тип связи, ответственна за сущность самой целостности, как и интегративного единства рефлексивного знания.

Прерыв постепенности и переход количественной стати на качественную ступень, прежде всего, осуществляет процесс актуализации бытия. Качество как интегративно-синтезированный уровень совокупного знания выражает самую сущность вещей, явлений и процессов. В свою очередь это означает еще и реализацию потенциальности, заложенной в их суммарном содержании. И будучи выраженной уже в превращенной форме, суммарность разворачивается из того, что содержится в нем в «свернутом» виде, превращаясь как возможность в недрах уже ее качественной характеристики.

Качественный смысл подобного рода знания означает оформленность в целостность иного порядка. Следовательно, качество как развертывание собственной сущности (интегрированной содержательности) обнаруживает себя в форме (превращенной форме). Вот почему в рамках качественной определенности происходит перестройка самого содержания при переходе на новый уровень поступательного конструирования всеобщего знания.

Феномен превращенного в интегрированную всеобщность знания вызывает необходимость выявления принципа его самоорганизации. По каким законам, механизмам осуществляется перестройка и переход от качества одного к качеству другого порядка? В ракурсе парадигмы развития все выглядит как будто бы понятным и очевидным. Вместе с тем очевидное еще не означает исчерпывающее и окончательное познание, многие вещи кажутся нам ясными и очевидными только в силу ограниченности нашей точки зрения Тем более, если осмысливать эту проблему в рамках другого подхода – парадигмы всеобщей связи, то выясняется, что развитие всего лишь аспект всеобщей универсальной связи. И с этой точки зрения развитие теряет свою фундаментальную характеристику всеобщности.

Понимание сути перестройки совокупного знания в новую целостность видится в сложном взаимодействии различного рода связей и отношений. Будучи процессом разворачивания всеобщей универсальной связи, она, как думается, реализуется в рамках антиномии детерминационных связей и индетерминистских взаимодействий, единства целенаправленных усилий разума и стихийно-интуитивных озарений, рациональных и иррациональных исканий.

В аспекте их противоречивого единства рациональная составляющая всегда остается определяющей компонентой. Иначе теряет всякий смысл сама суть философского знания. Остальные компоненты как принцип дополнительности, не играя существенной роли, носят вспомогательный, хотя и необходимо-значимый характер. Вот почему в нашем случае мы пока что можем их не принимать в расчет.

Единство качественно многообразного знания, осмысливаемое в ракурсе всеобщей универсальной связи дает основание выявления противоречия между количеством и качеством и, в снятом виде, реализуемой типом связи, представляемой категориальной парой содержание – форма. Думается, они, как организационная форма связи, в полной мере отражают суть процесса становления целостности нового уровня. Количество как совокупное содержание разнородных знаний обладает своими качественными параметрами. В их числе следует выделить саму суть знания как результат интеллектуальной экспансии человеческого разума в потаенную глубь бытия. Знание всегда характеризует величие человеческого разума, возможность мыслящей материи познать самую себя. При этом оно способно в символическом виде воспроизводить принципиально иное содержание реальности, как фрагментарно, так и в его всеобщности. В этом смысле любое знание по определению качественно по своей сути, поскольку оно выражает аспект познания, постижения бытия. Но как, каким образом, качественность каждого конкретного знания произведенного в некую общность переходит в качественность всеобщего знания?

Думается, качество как холическая определенность сущности выражает ее на каждом этапе, витке познавательного процесса. А ведь это означает, что любое знание, не говоря об интегрированной совокупности знаний, требует своего обобщения. Человеческий разум не может ограничиться, удовлетворяться отдельно взятым знанием, знанием вне его связи с другими подобными результатами постижения действительности, да и самого себя. К тому же, знания должны перманентно самоотрицаться для того, чтобы самоудостовериться и, таким образом, актуализировать свой познавательный статус, оставаясь в то же время тождественным самому себе. Оформление знания, как и практического опыта или навыка, должно быть закреплено в каких-либо институциональных формах. Вот почему в снятом виде оно включается в другие духовные феномены культуры.

Но и будучи в снятом, то есть в преобразованном, переоформленном виде, знание сохраняет свою качественную суть. Оно по-прежнему остается знанием. Снятие, как логическая операция, ко всему прочему, означает еще и обобщение, то есть абстрагирование от конкретного содержания знания. Процесс абстрагирования как отрицание содержательной или, другими словами, количественной определенности, оставляет в чистом виде его качественную суть. Следовательно, каждое отдельное качество, на следующем витке уже представляет собой элемент нового содержания – содержания всеобщего знания.

Философское знание как интегративно-синтезированная и к тому же системная характеристика исчерпывающе-смыслового воплощения мира охватывает функциональное единство существенных свойств объекта, его внутренней и внешней определенности, относительной устойчивости, его отличия от других объектов. Вот почему, будучи тождественной с бытием, всеобъемлющее знание обладает аналогичными параметральными признаками: полнотой, целостностью, единством, структурированностью, оформленностью. Неоформленность, как неопределенное состояние при этом мыслится не иначе, как состояние становления, то есть как небытие, как момент бесструктурной хаотичности. Элементы совокупного знания не организованные в системную целостность еще не приобрели качественный статус, а значит, и не раскрыли разворачивающуюся связь процесса познания мира как целого.

Содержание, будучи определяющей стороной целого как способа его внутренней организации, ответственно за информационное качество совокупного знания. Одно дело всеобщность мифологического знания, совсем другое – интегративно-синтезированный характер философского знания. При этом форма, как способ выражения, характеризует всеобъемлющее знание с точки зрения способа его существования. Вот почему именно форма несет ответственность за организационное оформление, а значит, и за качество всеобщего знания.

Качество, как определенность бытийного порядка, выражает единство и целостность. Следовательно, оно охватывает знание в его во всеобъемлющем, сущностном проявлении, в его всеобще-интегрированном преломлении. В свою очередь, всеобщий охват всех сторон мироздания, и в то же время их синтез в единое целокупное знание, создает возможность целостного охвата фундаментальных основ бытия.

Становление неоднородного и разнопланового знания во всеобщую целостность, обладающей общностью параметральных характеристик, означает процесс его организационной перестройки в устойчивое единство. В свою очередь в этом просматривается также и процесс перехода от небытия к бытию, а значит, стадия возникновения и оформления устойчивого единства и есть необходимая основа нового качества. В этой связи отметим, что связь, выражаемая категориальной парой основа – обоснованное, характеризует подчиненность обоснованного характеру и направленности движения основы [2,7]. Вот почему качество всеобщего знания в организационном плане подчиняет себе качество каждого включенного в интегрированную целостность отдельно взятого знания а, следовательно, подчиняет себе и принцип его организационного оформления. Одновременно с этим осуществляется процесс обосновывания качественного статуса более высокого уровня организационного единства, то есть статуса философского знания.

Думается, что организационная перестройка разношерстного знания в устойчивое единство обезличивает качество каждого отдельно взятого знания, превращая его всего лишь в один из элементов содержания совокупного знания. На данном этапе оно организуется как количественная определенность, выражающая многообразие свойств целого. При этом целое воспринимается всего лишь как простая сумма частей. Будучи единством многообразия, свойство еще не в состоянии выражать качественную суть целого. Для этого совокупное знание должно пройти процесс направленного изменения, от простого единства к системно организованной целостности.

Как известно, более высокий уровень организации отличается богатством, разнообразием и сложностью связей, нежели их простая совокупность. Включая к тому же в свое содержание в снятом виде все, что было на более низком уровне упорядочивания. В результате системная организация приобретает еще новые свойства, которых нет в элементах, из которых он составлен. Это интегральные свойства объекта, как системного новообразования. Это следствие нарушения меры – скачок. Сказанное справедливо и по отношению к качеству всеобщего знания, как «организованного мышления, внутри которого могут быть сформулированы законы зависимости или заданности вещей»[4. С.149]. Другими словами, речь идет о бытийных законах существования и функционирования, а также и о законах всеобщей связи (развития). А ведь это означает, что процесс самоорганизации подчиняется универсальным законам мышления и бытия. В противном случае мы попросту впадаем в агностицизм, не имея возможности рационально осмыслить и обосновать сам феномен философского знания. Хотя при этом следует отметить, что рационализм неотделим от иррационализма, так же как и агностицизм от гносеологического оптимизма.

Итак, суть самоорганизации рефлексивного знания в некую целостность мыслится в его универсализации. Универсализация как феномен всеобщности характеризуется возведением всеобъемлющего знания до предельных основ сущего, до параметров уровня постижения бытия, к вечной его устремленности тождества мышления и бытия. Другими словами, организующим принципом становления интегрированного знания в единое целое является разворачивание этого знания до полноты его существа, направленность всеобщей универсальной связи к бесконечности. В этом процессе обнаруживается сущность качественного новообразования, его интенциональная направленность к извечной актуализации бытия. Актуализация бытия, в свою очередь, ведет к его пониманию как конечной причины, причины всех причин. Но как в связи с этим отмечал Аристотель, познание причины, есть познание истины. Философия же, направленная к выявлению причины вечно существующего (т.е. бытия), есть причина его истинности. [1, 95.] И в этом отношении качественный смысл философского знания (к какому бы направлению оно не относилось) заключается в выражении истинной сути вещей, явлений и процессов исследует общую природу сущего как такового и рассматривает его основополагающие характеристики.