Scientific journal
International Journal of Experimental Education
ISSN 2618–7159
ИФ РИНЦ = 0,399

1
1
2179 KB

Религия и искусство – неотъемлемые атрибуты человеческого бытия, своеобразные зеркала, глядя в которые люди постигают суть своего происхождения и предназначения. За многие века разные народы произвели на свет великое количество религиозных верований и художественных творений. Но религия и искусство – это не только хранилища священных книг, собрания памятников архитектуры, скульптуры, живописи, изучение историко-археологических объектов, но и живая реальность, в которую погружен современный мир.

Теоретическая систематизация знаний о религии и искусстве начала складываться в девятнадцатом столетии, в настоящее время религиоведение и искусствознание в основном опираются на эмпирические методы научного исследования, занимаются главным образом обработкой и классификацией того значительного материала, который издавна накапливается в сферах религии и искусства. Современные ученые также ведут поиски единых подходов к различным областям исследования духовной сферы человечества, к созданию универсальной теории, объясняющей единство человеческого духа в его конкретных формах, помогающей различать истоки человеческого духа в тех творчески-визуальных художественных произведениях, которые постоянно производятся людьми в их жизнедеятельности [4, 7].

Можно утверждать, что произведение искусства – дом бытия религии. В своем словаре В.И. Даль определяет, что: «...дом есть строение для житья». Таким образом, дом – структура, которая задает форму, способ жизни человека, отграничивает его от всего остального мира и одновременно вписывает в мир того, кто находится «в доме». Бытие – это категория, которая обозначает существование объективной реальности независимо от сознания человека.

Бытие определяет присутствие человека «здесь-и-теперь» и разворачивается в его существовании, в том числе в заботе-о-своем-существовании. Слово «религия» определено как «связывание человека и Абсолюта». В какой бы мере ни сочетались между собой в художественных традициях священное и светское, все эти образцы по своей сути являются идеалами. В идеале видится нечто совершенное, высшая цель стремления человека и человечества, концентрированно явленная сущность, окно в скрытое от человека бытие. «Идеал» – это посредник (репрезентант, мост) между человеком и вещью, между людьми, между сознанием и самосознанием индивида, между человеком и космосом. Идеалы находятся в фундаменте культуры и сакрализуются религией.

Культура, искусство не бывают ни чисто религиозными, ни чисто светскими, но содержат как религиозные, так и светские компоненты.

Понятие «произведение искусства» – ключевое понятие для исследования изобразительного искусства. Будучи первично свернутым и предельно абстрактным, оно способно при погружении в тот или иной аспект профессиональной искусствоведческой деятельности удивительным образом разворачиваться и конкретизироваться во множество [2, 3].

В зависимости от того, в каком измерении мыслят средоточие Абсолюта (по то сторону от всех людей, внутри человеческого «я», внутри социума), религии можно подразделять на космоцентрические, эгоцентрические и социоцентрические. Религия в целом (понимаемая в широком смысле как сакральная связь человека с Абсолютом) сохраняет свою фундаментальную роль в различных культурах и остается смыслообразующей основой общественной жизни. Таким образом, выражение «произведение искусства есть дом бытия религии» означает, что именно посредством произведения искусства религия осуществляется как живая структура, связывающая человека и Абсолют в процессе построения художественного образа. Произведение искусства, исполняя свою миссию, выводит человека через диалог-отношение с собой в место, где он и Абсолют встречаются для настоящего взаимополагания. Произведение искусства не востребуется религией, а имеет качество религиозности как атрибут построения художественного образа. Словосочетание «художественный образ» указывает на возможность сакрально личностной религиозной связи человека и Абсолюта посредством произведения искусства. Даже когда на встречу с произведением претендует сразу множество зрителей, оно решительно настроено на персональное и интимное отношение с каждым из них. Произведение изобразительного искусства как художественный образ есть процесс и результат игрового взаимодействия зрителя с произведением.

Художественный образ идеален по отношению к произведению потому, что является не самой вещью, а содержательным сколком с системы операций, моделирующих произведение. Если та или иная операция неадекватна сущности произведения, то она формирует и неадекватный художественный образ. Если же она отвечает специфической природе произведения искусства, то истинность художественного образа этого произведения может быть достаточно высокой [2, c. 157–160].

Общефилософские положения о религии и языке религии, о религиозности изобразительного искусства требуют своей апробации на конкретных произведениях – репрезентативных памятниках мировой архитектуры, скульптуры, живописи. Подтверждение тому, что продукты искусства есть уникальные пособники религиозной связи человека и Абсолюта, следует искать не где-то в стороне от изобразительных творений, а в статусах самих художественных образов как чувственно явленных сущностях процесса идеального взаимодействия отдельного зрителя с особенным произведением [5, с. 15]. Произведение искусства, с одной стороны, демонстрирует собственное уникальное место встречи человека и Абсолюта, а с другой – обнаруживает в себе общие религиозно-художественные свойства, которыми обладают все творения системы произведений изобразительного искусства [8, 9].