Scientific journal
International Journal of Experimental Education
ISSN 2618–7159
ИФ РИНЦ = 0,839

1
1
2090 KB

Статья 77 новообозначенной главы 11 принятого сравнительно недавно Федерального закона “Об образовании в Российской Федерации” под названием “Организация получения образования лицами, проявившими выдающиеся способности” впервые на законодательном уровне закрепляет особенности организации и получения образования этими лицами [1]. Однако данный Федеральный закон, как следует из его смысла, не дает конкретного и понятного определения подобной категории лиц, образуя, таким образом, определенную подмену и путаницу в понятийном аппарате.

В связи с отсутствием четкой законодательной формулировки правоприменитель оказывается в затруднительном положении, а отдельные авторы, пытающиеся комментировать соответствующие нормы, трактуют данное понятие каждый по-своему. Так, например, одни из них заключают, что новый Федеральный закон “Об образовании в Российской Федерации” относит к таковым обучающихся, показавших высокий уровень интеллектуального развития и творческих способностей в определенной сфере учебной и научно-исследовательской деятельности, в научно-техническом и художественном творчестве, в физической культуре и спорте, полагая, что к лицам с выдающимися способностями следует отнести участников, призеров и победителей некоторых олимпиад [2]. При этом они ссылаются на Приказ Министерства образования и науки России №695 “Об утверждении Положения о всероссийской олимпиаде школьников”, согласно которому целями олимпиады являются, в том числе, выявление и развитие у обучающихся творческих способностей, создание необходимых условий для поддержки одаренных детей, отбор наиболее талантливых обучающихся в состав сборных команд Российской Федерации для участия в международных олимпиадах по общеобразовательным предметам и т.д [3].

Иные авторы, комментируя статью 77 главы 11, определяют данную категорию лиц по-своему, по сути, подменяя понятие “лица, проявившие выдающиеся способности” понятием “одаренные дети”, отождествляя их, таким образом [4].

Как представляется, ставить знак равенства между данными категориями или смешивать их абсолютно недопустимо, поскольку они изначально не являются синонимичными [5]. Непосредственно под “лицом” понимается любой человек вообще как отдельный индивид (в данном случае – субъект права), т.е. как взрослый, так и ребенок, в то время как употребляя термины “ребенок”, “дети” (следуя отечественному и международному законодательству) обозначают категорию лиц, не достигших своего совершеннолетия [5]. Уже исходя из этого очевидно, что первое понятие гораздо шире, чем второе. Что же касается таких категорий, как “способности”, в том числе, “выдающиеся способности” и “одаренность”, то они, скорее, относятся к психолого-педагогическим и также не являются тождественными.

Одним из ведущих специалистов в области исследования способностей является известный советский психолог Б.М. Теплов. Согласно сформулированному им определению, способности – это индивидуально-психологические особенности личности, позволяющие успешно овладевать конкретными видами деятельности и совершенствоваться в них. Фундаментом для развития способностей выступают задатки [6]. При этом следует подчеркнуть, что развитие способностей, по мнению большинства психологов, происходит именно в процессе социализации личности. Известно немало теорий и по поводу классификации способностей, в качестве одной из которых признают разделение их на ординарные и выдающиеся [7].

Определения понятия “одаренность” в психолого-педагогической литературе встречаются также самые разнообразные. Например, Б.М. Теплов под одарённостью понимал “качественно-своеобразное сочетание способностей, от которого зависит возможность достижения большего или меньшего успеха в выполнении той или иной деятельности” [8].

В Концепции одаренности, отражающей результаты фундаментальных отечественных исследований, а также опыт работы с одаренными детьми, установлено, что «одаренность» – это системное, развивающееся в течение жизни качество, которое определяет возможность достижения человеком более высоких, незаурядных результатов в одном или нескольких видах деятельности по сравнению с другими людьми [9]. Следовательно, одарённость способна обеспечивать не сам успех, а только возможность его достижения в какой-либо сфере деятельности.

Более того, в Концепции одаренности подчеркивается, что выявление, развитие и обучение одаренных детей и подростков должны образовывать в нашей стране единую органичную систему. При этом заведомо навешивать ярлыки «одаренный» или «ординарный» крайне опасно и недопустимо, поскольку многие жизненные конфликты человека коренятся именно в неадекватности и легкомысленности исходного прогноза его будущих достижений. Здесь следует также учитывать, что детская одаренность не всегда гарантирует талант взрослого человека, соответственно, далеко не каждый талантливый взрослый проявлял себя в детстве как одаренный ребенок. Данные положения еще раз подтверждают сформулированные выше выводы о неравнозначности понятий “лица, проявившие выдающиеся способности” и “одаренные дети” [10].

Представляется, что во избежание подобных противоречий законодателю необходимо установить четкое легальное определение данной категории лиц либо непосредственно в статье 2 Федерального закона “Об образовании в Российской Федерации” (которая, кстати, тоже выступает одной из его новаций, поскольку впервые имеет своей целью закрепление используемого здесь понятийного аппарата), либо в самой статье 77 главы 11, поставив точку в этом спорном вопросе.