Scientific journal
International Journal of Experimental Education
ISSN 2618–7159
ИФ РИНЦ = 0,484

THE INFLUENCE OF PEDAGOGICAL FACTORS ON THE MORAL DEVELOPMENT OF JUNIOR SCHOOL CHILDREN

Kurbatova A.S. 1
1 Minin Nizhny Novgorod State Pedagogical University
The article analyzes the concept of spiritual and moral development and education, examines the role of pedagogical factors in the development of moral behavior of junior school children. It also deals with the problem of teacher’s influence on the moral behavior of child. The author analyzes the idea that studying the genesis of pedagogical ideas helps teacher to find an efficient and effective tool which is necessary to teach students to understand, accept and apply moral values. A.S. Kurbatova reasonably proves that the moral qualities will be successfully generated if the values are absorbed in the course of independent, creative, student-oriented activities. And so the moral education should be based on axiological, system-activity and developing approach. The article explains the relevance of confrontation with clipped (fragmented) thinking that significantly weakens the moral development of the pupil.
мoral development
moral consciousness
moral behavior
moral education
the concept of spiritual and moral education
teacher
junior school children
clipped thinking

Сущностные основы духовно-нравственного развития и воспитания на ступени начального общего образования успешно формулируются, достигаются и решаются в контексте национального воспитательного идеала, представленного в концепции духовно-нравственного развития и воспитания. Современный национальный идеал, формирующий высоконравственного, творческого, компетентного гражданина России, осознающего ответственность за его настоящее и будущее, укоренён в духовных и культурных традициях многонационального народа Российской Федерации [1; с. 11].

На основе национального идеала духовно-нравственного развития и воспитания, представленных в Концепции, а также с учётом «Требований к результатам освоения основной образовательной программы начального общего образования», установленных Федеральным государственным образовательным стандартом [8], определены общие задачи духовно-нравственного развития и воспитания обучающихся при формировании личностной, семейной и социальной культуры. Однако вопрос о путях влияния на младшего школьника, способствующих формированию этого идеала или по крайне мере расширяющих возможности приблизиться к нему, остается открытым.

Еще в середине прошлого века В.В. Зеньковский обращал внимание на то, что усложнение социальных отношений ведет к тому, что в большинстве ситуаций, охватывающих разные стороны жизни, личность чувствует себя значительно более независимой, чем в ситуациях, когда социальные отношения отличаются простотой. Длительный процесс приспособления к жизни в обществе открывает для ребенка больше возможностей свободного выбора и «в этом смысле повышает и заостряет чувство свободы. Современное дитя, вырастая во все более усложняющихся и запутанных социально-психологических отношениях, – пишет В.В. Зеньковский, – должно уже не только социально созреть, но должно быть и более морально сильным, чтобы суметь распорядиться свободой, перед ним открытой» [2; с. 50–51].

Современный ребёнок находится в беспредельном информационном и огромном социальном пространстве. На него благодаря Интернету, телевидению, компьютерным играм, кино воздействуют невиданные ранее потоки конкурирующей информации. Воспитательное и социализирующее воздействие (далеко не всегда позитивное) этих и многих других источников информации в процессе развития и воспитания ребенка нередко становится доминирующим.

Неудивительно, что в начальной школе значительно усиливается конфликт между характером усвоения знаний и ценностей в школе и вне ее. Школьным знаниям традиционно присущи определенная системность, последовательность, традиционность, культуросообразность, научность. Вне школы же, влияние на ребенка внешних обстоятельств часто характеризуются клиповостью (фрагментарностью), хаотичностью, эклектическим смешением культуры с антикультурой и т.д. Информационные вихри, огромное количество визуальных символов, постоянно наблюдаемых на экранах телевизора и мониторах компьютера, не дают времени на осмысление и рефлексию.

Каков механизм образования морального сознания? Все начинается с непосредственных оценок и чувств и носит гетерономный характер, т.е. «определяется в своем содержании и даже в своей санкции всем тем, что лежит вне личности ребенка – традицией, нравами, авторитетом взрослых. Но дитя не просто делает то, что предписывает ему традиция, авторитет родителей: дитя «усваивает», т.е. делает своим содержание морали, господствующей в жизни. Нужна ли мораль, каково должно быть построение ее, – все эти вопросы совершенно чужды сознанию ребенка, – указывает В.В. Зеньковский, – но в то, что он принимает и усваивает, он вносит одушевление и искренность; с помощью чужих идей он в себе выпрямляет и выявляет моральные силы свои» [2; с. 164–165]. По мере взросления собственный моральный опыт приобретает для ребенка все большее значение, вытесняя гетерономную мораль.

Для формирования нравственного поведения важно, чтобы оно формировалось осознанно. Нужны знания, на основе которых у ребенка будут складываться представления о сущности нравственного качества, о его необходимости, о преимуществах овладения им. При этом крайне важно, чтобы у младшего школьника обязательно возник мотив для приобретения соответствующего нравственного качества, овладения нравственным поведением.

Появление мотива влечет за собой отношение к качеству, которое, в свою очередь, формирует социальные чувства. Чувства же придают процессу личностно значимую окраску и потому влияют на прочность складывающегося качества. Но знания и чувства поражают потребность в их практической реализации – в поступках, поведении. При этом поступки и поведение берут на себя функцию обратной связи, позволяющей проверить и подтвердить прочность формируемого качества. Таким образом, вырисовывается механизм нравственного воспитания: (знания и представления) + (мотивы) + (чувства и отношения) + (навыки и привычки) + (поступки) = нравственное поведение. Данный механизм имеет объективный характер.

Процесс воспитания и социализации начинается с обретения знания о ценности, следующий этап – сознательное ее принятие, затем – движение от знания к личностной нравственной установке и готовности действовать в согласии с ней. В этом собственно и заключен развивающий характер воспитания и социализации. Для достижения развивающего эффекта ценности должны быть понимаемы, принимаемы и применяемы ребенком в практической жизни. А поэтому духовно-нравственное развитие и воспитание учащихся начальной школы в первую очередь должно быть направлено на умение осмысленного восприятия информации, ее оценки с морально-нравственной точки зрения. Это умение формируется отнюдь не спонтанно, а благодаря огромной работе учителя.

Младший школьник не может не испытывать к нему большого доверия. Для него слова, поступки, оценки учителя имеют огромное нравственное значение. Педагог не только словами, но и всем своим поведением, своей личностью формирует устойчивые представления ребенка о справедливости, человечности, нравственности. Во многом благодаря ему у школьника младших классов складываются представления об отношениях между людьми. Характер же отношений между педагогом и детьми во многом определяется эффективностью воспитания и социализации.

К.Д. Ушинский писал: «Без личного непосредственного влияния воспитателя на воспитанника истинное воспитание, проникающее в характер, невозможно» [7; с. 63–64]. Подвергая резкой критике государственную систему образования и воспитания в России, В.В. Розанов предлагает всесторонне изучить проблему учительства. В данном вопросе, по его глубокому убеждению, прежде всего, необходимо ознакомиться с бытом учителей, так как понять что-либо в системе образования без этого весьма затруднительно. «Общества покровительства животным, благодетельные попечители о тюрьмах, – взывает Розанов, – да вот перед вами братья ваши, лучшие из всех, несравненно более многих образованные, гуманные, действительно благожелательные, преждевременно искалеченные, кажется, всеми презираемые, несравненно более несчастные, нежели покровительствуемые вами четвероногие и двуногие» [5; с. 147]. По его мнению, явно перегруженный уроками, бесчисленными циркулярами, безденежьем учитель в конце ХIХ века нуждался в защите. С точки зрения В.В. Розанова, безрассудно и жестоко предъявлять требования к людям, предварительно не дав им способов выполнить эти требования. Нельзя возвысить уровень учительства в России, не создав условий для его более или менее благоприятного существования. Заявляя, что «пора снять знак раба» с российского учительства, мыслитель призывал уравнять его положение с положением служащих других ведомств. В этом он усматривал мощный рычаг роста престижа профессии учителя и добросовестного ей служения. Полагаем, что высказанные в позапрошлом веке идеи ни в коей мере не утратили актуальности и сегодня.

Роль взрослого как «социального проводника» важна и ответственна. Прочность и устойчивость нравственного качества зависят от того, как оно формируется, какой механизм заложен в основу педагогического воздействия. Л.Н. Толстой, например, формулируя свои взгляды на природу детей, обстоятельно обосновывает тезис о совершенстве ребенка от рождения. «Здоровый ребенок, – убежден он, – родится на свет вполне удовлетворяя требованиям безусловной гармонии в отношении правды, красоты и добра, которое мы носим в себе … родившись, человек представляет собой первообраз гармонии правды, красоты и добра» [6; с. 322]. Великий русский писатель был убежден: осознание смысла жизни есть системообразующий компонент духовного развития личности.

Для осмысления сущности воспитательного идеала, несомненную ценность представляет обоснованное им морально-этическое кредо: способность человека различать добро и зло, изменять жизнь и нести ответственность за происходящее в мире. В статье «Кому у кого учиться писать, крестьянским ребятам у нас, или нам у крестьянских детей» Л.Н. Толстой доказывает, что чем больше образовываются ученики, тем «сильнее чувствуется ими самими потребность в порядке». Поэтому вопрос дисциплины в школе должен решаться естественным образом. «Насилие, – заключает Толстой, – употребляется только вследствие поспешности и недостатка уважения к человеческой природе» [6; с. 34].

Русский философ В.В. Розанов писал о распространенной ошибке педагогов, понимающих цель воспитания в соединении «разбросанных черт истории, с одним условием, чтобы они были наилучшие». Однако результат часто его пугает. Воспитанное таким образом поколение приобретает внешний лоск, но в нем угасает «искра Божья». Подобная антикультурность самой великой в истории человечества культуры поражает Розанова, который не находит уже в людях ни сильных чувств, ни понимания чувств других людей, ни желания трудиться [3; с. 93].

Таким образом, исследование генезиса педагогических технологий гуманистической направленности вооружает будущего педагога начальной школы действенным инструментом, необходимым для развития новейших технологических моделей, позволяющих младшему школьнику более активно самореализовываться в условиях современного социума. Однако успешной такую самореализацию можно признать только при сформированных морально-этических качествах, к которым мы вслед за классиками отечественной педагогики можем причислить гуманность, демократизм, терпимость, справедливость, тактичность, оптимизм, ответственность, эмпатийность и т.д.

Усвоение нравственных норм, подчинение им своего поведения, является не легкой задачей для взрослого человека, еще труднее оно представляется для младшего школьника. Смысл воспитания состоит в том, чтобы достигнуть соответствия между требованиями должного поведения и внутренней готовностью к этому. Принять ту или иную ценность ребенок должен сам, через собственную деятельность. В связи с этим В.А. Сухомлинский много и обстоятельно говорил о том, что заниматься нравственным воспитанием ребенка насущно необходимо, ибо крайне важно научить его «умению чувствовать человека».

Однако распространение клипового мышления существенно снижает не только уровень усвоения знаний, но и разрушает чувства сопереживания, ответственности. Наиболее доступный в настоящее время метод противодействия этой опасности – чтение художественной литературы, в первую очередь отечественной классики. «В отличие от ТВ, где происходит управляемое восприятие, при прочтении художественного произведения приходится самостоятельно выстраивать образную систему, – убежден О. Фридман. – А всяческое закрепление прочитанного – обсуждение, конспектирование и т.д. способствует выработке умения анализировать, устанавливать связи между явлениями, и в конечном итоге приводит к разрушению мозаичной, фрагментированной картины мира» [9].

При этом нельзя не учитывать, что интерес к книге, возникший в детстве, как правило, сохраняясь на всю жизнь, обогащает палитру чувств, учит сопереживать литературным героям, тем самым приобретая и собственный жизненный опыт, и нравственные качества. Все это дает младшим школьникам детская художественная литература. Наблюдая за детьми, К.И. Чуковский замечал, что жажда радостного исхода всех человеческих дел и поступков наблюдается у ребенка с особенной силой именно во время слушания и чтения сказок.

Сопереживая, ребенок ощущает и осознает себя борцом за правду, мечтает, чтобы борьба, которую ведет благородный литературный герой, обязательно завершилась победой над злом. В этом проявляется великое гуманизирующее значение сказки: всякую, даже временную удачу, как и неудачу героя ребенок переживает как свою. «Поэтому цель сказочника, – пишет К.И. Чуковский, – заключается в том, чтобы какой угодно ценой воспитать в ребенке человечность – эту дивную способность человека волноваться чужим несчастьям, радоваться радостям другого, переживать чужую судьбу, выбраться из круга эгоцентрических интересов» [10].

Для ребенка, которому еще мало что известно о себе, чтение книг – практически один из немногих надежных путей «очеловечивания», так как оно позволяет расширить ограниченный круг общения, помогая вглядываться в «чужой» опыт, искать и находить себя и свое место в жизни. Книга открывает ребенку мир, и чем больше он читает, тем шире этот мир для него становится. Д.С. Лихачев в книге «Письма о добром и прекрасном», с помощью самых простых доводов объясняет детям, что следование путем добра – единственный для человека путь. Он испытан, он верен, он полезен и человеку, и обществу. Обращаясь к своим читателям, он пишет: «Я не пытаюсь объяснить, что такое добро и почему добрый человек внутренне красив, живет в согласии с самим собой, с обществом и с природой. В процессе нравственного самоопределения пробуждается самое главное в человеке – совесть – его нравственное самосознание» [4; с. 3].

Очевидно, что система образования, влияя на формирование духовно-нравственных качеств и моральных представлений младших школьников должна основываться на аксиологическом, системно-деятельностном и развивающем подходах. Аксиологический подход в воспитании утверждает ребенка как высшую ценность, способную к принятию и внесению в мир нравственных идей. Системно-деятельностный подход основывается на отношении к процессу воспитания как к метадеятельности, интегрирующей различные виды деятельности, в которые включен школьник посредством усвоения моральных норм, нравственных установок, ценностей и идеалов. Развивающий же подход дает принципиальное понимание целей педагогической деятельности, важности педагогических факторов для духовно-нравственного развития.