Scientific journal
International Journal of Experimental Education
ISSN 2618–7159
ИФ РИНЦ = 0,839

THE BASIS OF AESTHETIC VALUE IN THE M. S. KAGAN’S CONCEPT

Tolokevich L.A. 1
1 Far Eastern Federal University
The essence of the difference of concepts of aesthetic value is in contrast to the initial understanding of the basis of value. M.S. Kagan proposed methodology of analysis of axiosphere’s culture through the prism of system-synergetic way of thinking that has allowed to deepen the understanding of the general philosophical nature, typology and a common system of values and assessments. This, in turn, made it possible to present the original aesthetic concept, identifying the necessary and sufficient elements of aesthethic sphere and specific features of aesthetic value. The basis of aesthetic value, according to the concept of noted scientist is objective-subjective.
axiosphere
aesthetic value
M.S. Kagan’s aesthetic concept

Актуальность обращения к результатам многолетних философских исканий и находок М.С. Кагана обусловлена огромным потенциалом, которым обладают труды учёного, ратовавшего за культуру, которая «начинается» в человеке как «культурогенном субъекте» и создаётся его деятельностью. Философ обратил внимание на неизбежность процесса релятивации ценностного мира человека. Согласно его предположениям, сделанным в результате научных исследований, история ценностного сознания человечества это не история познавательной деятельности. В частности, развитие эстетического сознания протекает в противоборстве ценностных позиций разных субъектов, что и приводит к постоянной переоценке ценностей. Поэтому обеспечение условий функционирования культурно-ценностных универсалий, которые являются в действительности общечеловеческими ценностями, архиважно.

Сложившаяся недооценка роли и значимости духовной культуры в развитии общества, предупреждал учёный, опасна нравственными издержками и вызовет нарастание энтропии. Согласно системно-синергетическому способу мышления, который М.С. Каган определил приоритетным и парадигмальным в начале нового столетия, его аксиологическая и эстетическая концепции приобрели законченность. Духовность, утверждал мыслитель, присуща не только религиозному сознанию: «она проявляется во всех формах ценностного сознания, поскольку оно является именно ценностным, а не рассудочно-утилитарным, приобретая разные формы выражения – и нравственную, и патриотическую, и гражданственно-политическую, и эстетическую и художественную» [3, 81].

Цель данной статьи – обосновать концепцию объективно-субъективной природы эстетических ценностей, предложенную М.С. Каганом, и понять, что даёт для познания этого феномена предлагаемый им метод.

Нельзя не отметить плодотворную работу в области эстетической аксиологии Л.Н. Столовича, который проанализировав более ста концепций, предложил свою трактовку эстетической ценности[8]. Н.И. Крюковский ставил и предлагал решение проблемы систематизации основных эстетических категорий [4]. И.В. Малышев углубил понимание природы эстетической ценности и, используя методы диалектической логики, предложил свою систему эстетических категорий [6]. В.Г. Лукьянов подробно изучил проблемы эстетических ценностей, поднятые в трудах русских религиозных философов [5]. Наконец, ученик М.С. Кагана, И.И. Докучаев, который продолжает развивать школу мэтра в философии и культурологии, представил оригинальную концепцию ценностей [1]. То есть, разработка проблемы ценностей, традиционной для философско-культурологического анализа, продолжается [1; 7], однако исследований, касающихся проблемного поля эстетических ценностей немного и в них нет новизны.

Методологической особенностью процесса исследования М.С. Кагана является рассмотрение культуры как целостной системы, в которой ценностное осмысление мира и обусловленная им ценностная ориентация деятельности людей занимают своё необходимое место, а на основе этого происходит постижение самого ценностного отношения. Такой подход позволил определить с необходимой степенью конкретности место различных подсистем культуры, в том числе эстетической, которую учёный определил как «эстетосферу», предлагая рассматривать как внешнюю её форму так и внутреннюю. Эстетическая культура, считал учёный, имеет всеобъемлющий характер, охватывает способы организации и выражения нравственной, религиозной, политической, технической, физической культуры, культуры быта, общения и речи. Проявляется и как эстетическая культура общества, и как культура каждой его части – нации, сословия, класса, профессиональной группы, возрастной, образовательной, в конечном итоге, – как эстетическая культура личности. Причём, на всех этих уровнях она имеет определённое строение: в сознании людей, в формах их деятельности, в эстетическом воспитании.

Ценностное отношение дедуцируется исследователем из системно-понимаемой деятельности людей как особенный и необходимый аспект – выявление значения объекта для субъекта. Понимание эстетического базируется на общей концепции ценности. Формы ценностного отношения человека к миру (эстетическая, нравственная, художественная) порождаются «самосознанием индивида как свободного субъекта деятельности» на достаточно высокой ступени развития человека, знаменуя качественный скачок в развитии: от природы и уровня инстинктов – к социокультурным ценностным ориентациям. Система эстетических ценностей рождается и эволюционизирует в процессе развития общественной практики человечества, что фиксирует история культуры. Наиважнейшее заключение философа, которое он обосновал уже в «Лекциях по марксистско-ленинской эстетике» в середине 60-х годов, сводится к утверждению, что эстетическое отношение это вид ценностного сознания. Оно имеет не гносеологический статус, а аксиологический, так как складывалось в недрах ценностного сознания. Поэтому эстетическое отношение носит объективно-субъективный, а не познавательный характер. Понятие «субъектное», как определение атрибутивных качеств субъекта в процессе его деятельности, М.С. Каган ввёл в обиход в те же годы, разрабатывая свою эстетическую теорию. Из логики его исследований следовало, что все эстетические характеристики (прекрасное, возвышенное и т.п.) – «не знания, а ценности». Их восприятие – «проявление ценностно-осмысляющей мир деятельности человеческого сознания, а не познавательной активности» [3, 118].

Итогом размышлений и историко-теоретических исследований проблем человеческой деятельности, мира общения, философии культуры явилось рождение философской теории ценностей и определение места ценностного сознания в целостном пространстве культуры. Ценность, трактуемая М.С. Каганом, это фиксированная в сознании человека характеристика его отношения к объекту, «субъективированный объект» [2, 53]. Акт оценки конституирует эстетическую ценность явления.

Морфологический анализ аксиосферы культуры дал возможность М.С. Кагану выделить ценности социальных макрогрупп – правовые, политические, религиозные; ценности эстетические и нравственные индивидуального субъекта, а также два уровня нравственных ценностей – межличностного и личностно-коллективного характера; и, наконец, занимающие особое место, самостоятельные – экзистенциальные и художественные ценности. Художественные ценности философ определил как феномен [2, 128], самостоятельное аксиологическое явление, а не разновидность эстетической ценности. М.С. Каган, как исследователь – энциклопедист, выдвигая гипотезы, доказывал в своей «Эстетике как философской науке», что мировая история искусства – свидетельство органического соединения в искусстве эстетических ценностей с анэстетическими. Художественная ценность носит более сложный характер, образуя иное, интегральное качество, являя собой «сплав его эстетической ценности, нравственной, политической, религиозной и экзистенциальной» [2, 129], поэтому проблемные «поля» сферы эстетических ценностей и художественной деятельности различны. Сравнивая ценности, исследователь выявляет специфичность: носителем эстетической является реальная материальность предметной формы, а художественной – вымышленная реальность. Следующая особенность: сознание эстетическое – особого рода отношение субъекта к объекту, причём закрытая система, поскольку эстетическое восприятие – процесс самодовлеющий. Эстетическую оценку осуществляет только один из «частичных субъектов», духовным критерием, которого является вкус. Вкус, в свою очередь, является «опознанием» предмета, отношением его «значения для меня как оценивающего его субъекта, т.е. определением особого рода его ценности» [3, 92]. Ещё одна специфическая черта: несмотря на наличие объективной основы эстетического отношения, а именно, наличия формы, сама оценка эстетических ценностей эмоциональна и находится в зависимости от того насколько удалось форме воплотить содержание. Подвергается оценке явление, а не сущность, форма, а не содержание, каждый же индивидуум усматривает, вносит в неё что-то своё, сообразно широте своего духовного мира, то есть оценка уникальна.

Пытаясь выделить специфику через принципы синергетики, М.С. Каган характеризует эстетическую ценность, как «конкретное соотношение в данном объекте информации и энтропии, то есть организованности, упорядоченности, законосообразности и, в тоже время, случайности, неправильности, своевольности, которые обладают индивидуализирующей силой»» [3, 128].

Выбранный М.С. Каганом системно-синергетический метод исследования эстетического сознания позволил существенно дополнить концепцию эстетических ценностей. Результатом его трудов явилось понимание того, что статус эстетического отношения человека к действительности носит аксиологический характер. Выявилась структурная модель ценностного отношения, куда входили ценности и ценностная оценка. Были определены две плоскости субъектно-объектного отношения: объект в его отношении к субъекту («отношении значения») и отношения субъекта к данному объекту («отношение осмысления»). Мир эстетических ценностей, рассмотренный под углом вышеназванной методологии, приобрёл упорядоченность и изнутри, и в своих взаимоотношениях с другими классами ценностей – нравственными, художественными, религиозными, социально-политическими [2, 110].

Теоретик предложил различать три группы ценностей: основные, дополнительные и синтетические. Основные ценности, традиционно разделённые на позитивные и негативные, нашли выражение в культуре через оппозиционно-соотносительные аксиологические пары. Исследователем была выявлена новая оппозиционно-соотносительная пара «поэтическое – прозаическое». Более того, центроположенность эстетических ценностей в морфологической модели пространства эстетосферы, теоретик обосновал тем, что эта сопоставительная пара ведёт своё происхождение из художественного освоения реальности, сохраняя с ним прямую связь в культуре и тесно взаимодействуя с художественными ценностями. Понятия «поэтическое/прозаическое», считает М.С. Каган, приобретя в эстетическом сознании метафорическое обозначение жизненной реальности и идеального «мира», позже стали обозначать разные «состояния» самой реальности, превратившись в общеэстетические. Эта категориальная пара, родившаяся в процессе системного исследования и введённая М.С. Каганом в эстетическую специфику, в отличие от традиционных, указывает на субъективно-человеческий, а не на объективно-природный источник ценностных характеристик бытия, обозначая «отношение характеризуемого ими явления к жизни человеческого духа, т.е. одухотворённость или его бездушность» [2, 166].

Саму эстетосферу философ моделирует в виде двухмерного спектра, где спектр эстетических ценностей, отражающий основные формы эстетического, выражен амбивалентными понятиями «поэтическое/прозаическое», «прекрасное/безобразное», «возвышенное/низменное» и, производной от перечисленных, парой «трагического/комического» – результата их противоборства. На ином уровне «предметные эстетические ценности» соприкасаются с ценностями нравственными, а «трагически-комическое» – с ценностями социально-политическими, как основной сферой проявления противоречий реальности и идеалов. Составляющие спектра самих эстетических ценностей соприкасаются и пересекаются, подобно полосам всякого спектра, одна ценность превращается в другую, например, «возвышенное» становится основой «трагического» в результате несовпадения идеального и реального.

Как видим, избранный метод исследования, позволил значительно расширить мир эстетических ценностей, разглядеть его архитектонику. Перечисленные восемь понятий эстетосферы – лишь часть реального наполнения сферы эстетических чувствований и «схватываемых» ими ценностных связей объективного мира с человеческими идеалами. Эти опорные пункты были необходимыми для выявления принципов строения эстетосферы, которая представлялась учёному как своего рода «поле» волновых колебаний [3, 145]. Считаем, что потенциал предложенной эстетической теории далеко не исчерпан и может быть использован в современных исследованиях эстетических явлений.