Научный журнал
Международный журнал экспериментального образования
ISSN 2618–7159
ИФ РИНЦ = 0,484

ПРОЕКТ СОЗДАНИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ПЕДАГОГИЧЕСКОГО ЛИЦЕЯ «РОСТ» НА БАЗЕ ФГАОУ ВПО «РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ» В Г. ПЕРВОУРАЛЬСКЕ

Мироненко Д.А. 1
1 Филиал ФГАОУ ВПО «Российский государственный профессионально-педагогический университет»
1. Национальная доктрина образования в Российской Федерации до 2025 года: [Электронный ресурс]. - http:// www.rg.ru/2000/10/11/doktrina-dok.html‎
2. Федеральный Закон РФ «Об образовании от 10июля 1992 года №3266-1: [Электронный ресурс]. - http://www.edu.ru/abitur/act.34/index.php.
3. Закон РФ «Об образовании от 13 января 2013 года: [Электронный ресурс]. – http://www.zakon.info/zacon - ob- obrazovanii/.
4. Концепция государственного образовательного учреждения лицей №1553 «лицей на донском»: [Электронный ресурс]. - http://www.1553.ru
5. Концепция Сибирского лицея : [Электронный ресурс]. - http://narfu.ru/university/news/39605/.
6. «Концепция модернизации российского образования до 2020 года»: [Электронный ресурс]. - http://www.edu.ru/db/mo/data/d_02/393.html.
7.Cборник постановлений по Министерству Народного Просвещения: В 2 т.- СПб.: В Типографии Императорской Академии Наук, 1864.-Т.1: Царствование императора Александра І.1802-1825.- 644 с.+ 42 с.+ 34 с.
8. Библиографический словарь бывших питомцев первой Харьковской гимназии за истекшее столетие. 1805-1905. // Сост. Н.А. Чеканов.- Х.: Русская Типо - Литография, 1905. - 441 с.
9. ДАХО. Ф.3. Оп. 58. Од. зб. 168. О невыдаче денег Харьковской городской думой на содержание гимназии и уездного училища.
10. ДАЧО. Ф.128. Оп.1. Од. зб. 3205. О учебных заведениях в Черниговской губернии находящихся.
11. Жук В.Н., Пустовіт Г.П., Фісун М.А., Ханко В.М. Наш рідний край (З історії освіти на Полтавщині в дореволюційний період ). - Полтава, 1991. - Вип. 12. - 87с.
12. Ігнатенко М.Я. З історії гімназичної освіти у Новгород-Сіверському в ХІХ ст.// Слов’яни і Русь у науковій спадщині Д.Я.Самоквасова. Матеріали історико-археологічного семінару, присвяченому 150-річчю від дня народження Д.Я.Самоквасова. - Чернігів: Сіверянська думка,1993.- С. 6-7.
13. Лазутина Т.В. Духовные основы социального творчества личности. Актуализация духовного потенциала / Т.В. Лазутина [Текст]. – Saarbruken: LAPLAMBERTAcademicPublishing. GmbH @ Co.KG, Germany, 2011.-300 с.
14. Лазутина Т.В., Ицкович Т.В. Социально-культурные основы высшего рабочего образования/ Т.В. Лазутина, Т.В. Ицкович [Текст]. - Красноярск: Научно-инновационный центр, 2011. – С.8-28.
15. Лазутина Т.В., Семина С.В., Пивоваров А.В. Студенческое самоуправление как составная часть воспитания и подготовки конкурентоспособных специалистов в условиях модернизации общества / Т.В. Лазутина, С.В. Семина, А.В. Пивоваров [Текст]. / Материалы 1 Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Профессиональное образование: проблемы профориентации и социализации молодежи» (17-18 ноября 2010, г Первоуральск) Ч. II.: Сборник трудов / Под общ. ред. Т.В. Ицкович - Первоуральск: Филиал РГППУ в г. Первоуральске, 2010. – С. 4-7.
16. Национальная доктрина образования в Российской Федерации[Электронный ресурс]. –http:// www.dvgu.ru/umu/doktrin1.htm.
17. Национальный проект «Образование» [Электронный ресурс]. - http://минобрнауки.рф/проекты/пнпо
18. Очерки по истории школы и педагогической мысли народов СССР. XVIII - первая половина XIX вв. / Под. ред. М.Ф.Шабаевой. - М.: Педагогика, 1973. - 605 с.
19. Парамонов И.Ф. Философия воспитания: нравственные ценности и нравственные качества / И.Ф. Парамонов [Текст]. / Материалы IV и Всероссийской научно-практической конференция с международным участием «Инновационные процессы на производстве и в образовании: проблемы, перспективы и тенденции развития» » (14-15 апреля 2011, г Первоуральск): Сборник трудов / Под общ. ред. Т.В. Ицкович - Первоуральск: Филиал РГППУ в г. Первоуральске, 2011. – С. 102-106.
20. Пивоваров А.В. Государственная поддержка общественной инициативы в развитии перспективных направлений общего и профессионального образования в России: традиции, тенденции и перспективы. / А.В. Пивоваров [Текст]. / Материалы IV Всероссийской научно-практической конференция с международным участием «Инновационные процессы на производстве и в образовании: проблемы, перспективы и тенденции развития» » (14-15 апреля 2011, г Первоуральск): Сборник трудов / Под общ. ред. Т.В. Ицкович - Первоуральск: Филиал РГППУ в г. Первоуральске, 2011. – С. 118-121.
21. Пивоваров А.В. Организация взаимодействия высших и средних учебных заведений в решении вопросов профориентации и социализации молодежи: традиции, тенденции, перспективы. / А.В. Пивоваров [Текст]. / Материалы 1 Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Профессиональное образование: проблемы профориентации и социализации молодежи» (17-18 ноября 2010, г Первоуральск) Ч. II.: Сборник трудов / Под общ. ред. Т.В. Ицкович - Первоуральск: Филиал РГППУ в г. Первоуральске, 2010. – С. 44-49.
22. Пивоваров А.В. Педагогическая профориентация старших школьников как инновационное направление в подготовке кадров для муниципального образования / А.В.Пивоваров [Текст] / Материалы 1 Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Профессиональное образование: проблемы профориентации и социализации молодежи» (17-18 ноября 2010, г Первоуральск) Ч. II.: Сборник трудов / Под общ. ред. Т.В. Ицкович - Первоуральск: Филиал РГППУ в г. Первоуральске, 2010. – С. 189-196.
23. Пивоваров А.В. Светское образование в России в 18-19 вв. На примере Левобережья и Слобожанщины /А.В.Пивоваров [Текст] – Saarbruken: LAPLAMBERTAcademicPublishing. GmbH @ Co.KG, Germany, 2011. – 301 с.
24. Пивоваров А.В., Гаджиева Н.А. Деятельность ОУ по организации образовательной среды для детей-инвалидов с позиций холистического подхода как фактор их социализации (на примере ОУ № 15 ГО Первоуральск)./ А.В. Пивоваров, Н.А. Гаджиева [Текст]. / Сборник научных трудов по материалам Всероссийских социально-педагогических чтений им. Б.И. Лифшица «Социальное образование XXI века: проблемы и перспективы» - В 2-х ч.: Ч.1. / Под ред. Б.М. Игошева –Екатеринбург: УрГПУ, 1012. - С. 122-131.
25. Полное собрание законов Российской империи . Собрание 2-е.: В 55 т. – Спб.: В Типографии ІІ Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, 1830. – Т. 3. 1828 г.- 1246+ 247 + 31 + 99 + с.
26. Пустовіт Г.П. З історії Полтавських гімназій // Постметодика. - 1993. - № 1. - С.46-48.
27. Рождественский С.В. Исторический обзор деятельности Министерства Народного Просвещения. 1802-1902. - СПб.: Министерство Народного Просвещения, 1902. - II, 785 с.
28. Свод законов Российской империи: В 15 т. - СПб.: В Типография Второго Отделения Собственной Его Императорского Величества. канцелярии, 1857. – Т.3. Уставы о Службе гражданской. – 752+ 184 +315 + 153 с.
29. Собрание постановлений по Министерству Народного Просвещения с 1 января 1829 по 21 марта 1833 г. служащее продолжением Запискам Департамента Народного Просвещения . СПб.: - При Императорской Акедемии Наук, 1833.-340 с.
30. Сумцов Н.Ф. Из гимназических воспоминаний. (Вторая Харьковская гимназия) // Русская школа. - 1905.- №.1.- Отд. 1.- С. 16- 26.
31. Удод О.П. Середня та вища освіта на Україні (к. XVIII – п.п. XIX ст.) // Український історичний журнал. – 1970. - № 6.- С. 84 –91.
32. Устав учебных заведений, подведомых университетам. - СПб., 1804. – 76 с.; 2 л. ил.
33. ЦДІА України. Ф. 2162. Оп.1. Од. зб. 419. Устав и штаты гимназии высших наук кн. Безбородько в г. Нежине.
34. ЦДІА України. Ф. 2162. Оп.1. Од. зб. 728. Переписка о снижении платы за обучение воспитанников в гимназии кн. Безбородько в г.Нежине .
35. ЦДІА України. Ф.2162. Оп.1. Од зб. 773. Сообщение ректора о проезде государя через Чернигов.
36. ЦДІА України. Ф.2162. Оп.1. Од. зб. 635. Дело о пожертвовании денег для учебных заведений Харьковской губернии помещиком Парпурою.
37. ЦДІА України. Ф.2162. Оп.1. Од. зб. 828. Переписка об осмотре Полтавской гимназии Николаем І / Имеются инструкции о воспитании учащихся.
38. ЦДІА України. Ф.2162. Оп.1. Од. зб.736.Переписка о воспитании четырех сирот в Киевской гимназии на счет пожертвований Гириловича.
39. ЦДІА України. Ф.2162. Оп.1. Од.зб. 589. Ведомость о состоянии учебных заведений Черниговской губернии
40. ЦДІА України. Ф.2162. Оп.3. Од. зб. 3. Журналы Конференции гимназии высших наук кн. Безбородко.
41. ЦДІА Україні. Ф.2162. Оп.1. Од. зб. 1-а. Проект правил создания сети учебных заведений в России.

Становление и развитие лицеев и гимназий в Российской империи в первой трети XIX в. и их роль в подготовке молодого поколения к профессиональной деятельности и жизни в обществе

Одной из важнейших тенденцией современного российского образования является его направленность на подготовку подрастающего поколения к жизни в обществе, содействие его профессиональному и личностному становлению, формированию активной жизненной позиции.

Важную роль в разрешении данной проблемы может сыграть формирование такой образовательной среды, которая способствовала бы всестороннему развитию личности, ее профессиональной социализации. Это диктует необходимость не только изучения опыта прошлого в развитии российского образования, но и создания современных типов учебных заведений, осуществляющих общеобразовательную и профессиональную подготовку подрастающего поколения в соответствии с сегодняшними тенденциями развития экономики России. В связи с этим усиливается необходимость в развитии лицейского и гимназического образования в России на современном этапе. Необходимо отметить, что дальнейшей разработке вопросов развития данных типов учебных заведений уделяется определенное внимание на государственном уровне. Это нашло свое отражение в Национальной доктрине образования в Российской Федерации до 2025 года [1], Законе Российской Федерации «Об образовании», принятом в 1992 г.[2], а так же вступающим в силу с 1 сентября 2013 г., Законе РФ «Об образовании» от 13 января 2013 года[3].

Поэтому цель данной работы заключается в изучении исторического опыта становления и развития гимназического и лицейского образования в России в первой трети XIX в. и выявлении его перспектив на современном этапе.

Гимназии - это основная разновидность средних учебных заведений в Российской империи в первой трети ХІХ ст. В результате проведенных в начале XIX в. Александром I реформ образования, они заменили существовавшие со времен Екатерины II главные народные училища и стали в то время основным типом светских среднеобразовательных учебных заведений в России. Открывались гимназии в каждом губернском городе. Они входили в учебные округа, созданные по всей стране под руководством университетов.

Как мы знаем, еще в начале ХІХ ст. в России начали организовываться и лицеи. По своему статусу они были выше гимназий и приравнивались к университетам. Учебных заведений такого типа было несколько. Это Императорский Царскосельский лицей в Царском Селе, Демидовский лицей в Ярославле, Волынский лицей в Кременце, лицей князя Безбородко в Нежине и Ришельевский лицей в Одессе.

Следует отметить, что лицеи были привилегированными учебными заведениями в России того времени. Кроме этого они, как и гимназии, осуществляли активную подготовку молодого поколения высших слоев российского общества к жизнедеятельности, способствовали формированию активной жизненной позиции своих воспитанников. Она заключалась не только в высоком уровне образования, предоставляемого этими учебными заведениями, а так же подготовке к поступлению их выпускников университеты, но и обучению их определенному виду профессиональной деятельности. Успешно завершившим обучение в лицеях давались определенные чины и звания. Лицеисты, как впрочем, и гимназисты, могли после завершения учебы, минуя университеты, сразу идти на государственную службу.

Необходимо подчеркнуть, что такая составляющая образовательной деятельности лицеев и гимназий как подготовка своих воспитанников к определенному виду профессиональной деятельности не достаточно изучена современными исследователями. Заострение же внимания на рассмотрении данного вопроса является особенно важным в связи с процессом реформирования отечественного образования в наши дни. Во-первых, это выражается в необходимости определения места и роли данных типов учебных заведений в современной системе образования. Во-вторых, важность поднимаемого вопроса связана с основными современными тенденциями развития мирового и российского образования, направленными на его глобализацию и фундаментализацию, что выражается, в первую очередь, в сближении систем образования разных стран. Эти процессы могут принести не только видимую пользу, но и нанести ущерб уровню образования в России, его самобытности, уникальности и стабильности развития. Поэтому при осознании необходимости модернизации образования, происходящей в связи с вызовами времени, важно учитывать и передовой исторический опыт его развития, который так же выражается и в деятельности, начиная с XIX в., лицеев и гимназий на территории нашей страны. В первую очередь их роль может выражаться при разрешении проблемы становления интеллектуального потенциала нации, повышении образовательного уровня российской молодежи, ее профессиональных компетенций, соответствующих современным требованиям, предъявляемым к развитию экономической, социальной и гуманитарной сфер развития общества.

Следует отметить, что вопрос об изучении опыта становления и развития лицеев и гимназий в стране, в том числе и с точки зрения подготовки их воспитанников к профессиональной деятельности, будет рассмотрен на примере Левобережья и Слобожанщины. Это может быть объяснено довольно высокими темпами развития лицейского и гимназического образования именно в этом регионе Российской империи, после проведенных Александром I в 1801-1804 гг. реформ образования.

Следует отметить, что на первую треть XIX в. на Левобережье и Слобожанщине, включавших в себя Харьковскую, Черниговскую и Полтавскую губернии, существовало несколько гимназий. Среди них: Харьковская, Черниговская, Полтавская и Новгород Северская. Однако действовал только один Нежинский лицей кн. Безбородко, который до 1832 г. носил название гимназии высших наук.

По своему статусу и уровню образования, предоставляемому в гимназии высших наук, она была выше чем губернские гимназии. По Уставу этого учебного заведения от 1825 г., гимназия высших наук князя Безбородко “находится между учебными заведениями в числе тех, которые занимали первую степень после университетов... и отличается от губернских гимназий как более высокой степенью преподавания в ней наук, так и особыми... ей дарованными правами и привилегиями” [33, л. 4, об. 2-5, об. 1]. Целью учреждения этого учебного заведения была необходимость в образовании и воспитании как обедневших дворян, так и представителей других сословий. Большую роль в его открытии сыграл и патриотизм самого князя Безбородко, который, находясь на государственной службе у российских царей, завещал открыть это учебное заведение именно в Малороссии, т.е. на своей родной земле.

Обучение в гимназии высших наук, в отличие от губернских гимназий должно было распределяться на “9 лет, а по свойствам учебных предметов необходимо распределить на три разряда или трёхлетия” [33, л. 5, об. 1]. В губернских же гимназиях сначала по Уставу 1804 г. срок обучение был 4 года, а по Уставу 1828 г. возрос до семи лет.

Причем, в гимназии высших наук должны были изучаться такие “предметы, которые назначаются для губернских гимназий и низших учебных заведений” [33, л. 5, об. 1].

На протяжении первой трети ХІХ ст. гимназии как и лицеи были только мужскими. Еще до их возникновения уже “Предварительными правилами” указывалось, преподаватели каких дисциплин должны быть в гимназии. По этому документу в гимназии должны преподаваться изысканные искусства, языки - латинский, французский и немецкий; логика, основы чистой математики, также механики, гидравлики и других частей физики, ... сокращенная естественная история, общая география и история, основы политической экономии и коммерции. Более того, будут читаться и переводиться произведения, служащие образованию сердца и дающие чистое понимание о Законе Божьем и гражданском долге. Сверх штата могут быть присоединены учителя гимнастических упражнений [43, л. 4, об. 2].

По своему статусу и уровню образования, предоставлявшемуся в них, лицеи были выше гимназий. Так в нем преподавались: 1) Закон Божий; 2) язык и словесность русская, латинская, греческая, немецкая и французская; 3) география и история; 4) науки физико-математические; 5) политические; 6) военные и сверх того танцы, рисование и черчение [33, л. 6, об. 2-7]. Причем, физико-математические науки включали в себя арифметику, алгебру, геометрию, тригонометрию, естественную историю, физику (со статикой и механикой). Военные науки состояли из артиллерии и фортификации. Среди филологических наук преподавались - риторика, поэзия, а для начинающих обучение - чистописание и правописание. Исторические и политические науки включали в себя, кроме русской и всемирной истории, мораль, логику, дипломатику, философию, государственное хозяйство, историю римского законодательства и римское право, все разновидности русского права, высшее красноречие.

Из этого видно, что в гимназии высших наук князя Безбородко воспитанники получали разнообразное и универсальное образование. По своему уровню она была намного выше, чем губернские гимназии, но ниже университетского. Об этом свидетельствует и отсутствие специализации образования в ней, т.е. распределения на факультеты в этом учебном заведении. Здесь по программе преподавания все приобретали одинаковое, хотя и высокого уровня образование, это было общей чертой с программой губернских гимназий и сближало эти два типа учебных заведений.

Весомым шагом в приближении гимназии высших наук в Нежине к уровню высших учебных заведений была её реорганизация в 1832 г. в физико-математический лицей. По новому Уставу срок обучения в лицее был 3 года. В него принимались “молодые люди, закончившие успешно полный гимназический курс обучения...” [29, с. 317]. По программе преподавания в лицее было, в отличие от предыдущего его положения, уменьшено количество иностранных языков за счет латинского и греческого. Однако появились такие дисциплины, как химия, технология, статистика. Правда, увеличилось и количество часов на преподавание религиозных дисциплин. Но повышение их роли было общей чертой для учебных программ всех типов средних учебных заведений и указывало, начиная с 1828 г., на особенности положения и развития среднего образования.

Итак, с 1832 г. учебное заведение в Нежине, уже под названием лицея, по уровню образования сильно приблизилось к университетам. Со времени приобретения им физико-математической специализации он, образно говоря, стало похожим на факультет любого университета. В лицее перестали давать общее образование, начиная с элементарного, как это было раньше. Принятие же в ряды его воспитанников только выпускников гимназий или лиц с идентичным с ними образованием, приближало лицей к высшим учебным заведениям и отдаляло от гимназий. Однако лицею князя Безбородко не был предоставлен равный с университетами статус. Так, по Уставу 1832 г. только “студенты с отличным поведением и особыми способностями, после окончания наук в лицее, могут для совершенствования знаний быть отправленные...в один из российских университетов ” [29, с. 317]. Т.е. с 1832 г. это учебное заведение начало давать специальное образование, приближенное к высшему, но не высшее. Такое положение лицея с тех пор порождает разные точки зрения на то, к какому типу учебных заведений (средних или высших) его относить.

Относительно гимназий, то как уже говорилось, основные положения о развитии среднего образования, закрепленные “Предварительными правилами”, были развиты и конкретизированы Уставом 1804 г. Кстати, ним было внесено много нового, не отражённого в “Предварительных правилах”. В Уставе 1804 г. обстоятельно было отображено не только административное подчинение гимназий университету и зависимость от них начальной школы, но и другие стороны их жизнедеятельности. Так, Уставом 1804 г. устанавливались и фактически остались без изменений в Уставе 1828 г. правила приема воспитанников в гимназии, срока их обучения и т. д.

После окончания каждого курса в гимназиях проводились экзамены. Нужно сказать, что сама их система, рекомендовавшаяся в то время, по тому или другому предмету во многом отвечает современным представлениям о новых методах и подходах к обучению, новых педагогических технологиях. Перед экзаменами директорам предлагалось “для каждой науки назначить определённое количество шаров, размерное важности и объемности ее ” [32, с. 33]. Это количество шаров должно указывать на успехи каждого ученика. Преподаватель той или другой дисциплины, учитывая минимальное число, на которое должны были знать его ученики, прибавлял или отнимал у каждого воспитанника известное количество шаров, исходя из уровня его знаний. Это указывало на уровень его знаний по тому или другму предмету. О результатах он извещал директора в своем рапорте перед экзаменами. Сумма же чисел, получаемых учеником в рапортах всех учителей указывала его место среди других воспитанников гимназии. “Опытом доказано, – записано в Уставе 1804 г., – что такие мероприятия, открывая успехи каждого ученика, содействуют возбуждению в них соревнования” [32, с. 34]. Наиболее отличных учеников после экзаменов в праздничной обстановке награждали в присутствии родителей. Нужно сказать, что тогда и сами экзамены проходили в присутствии профессоров университета, ректора, губернатора, родителей, т.е. были открытыми, публичными.

Учитывая вышесказанное, можно прийти к выводу, что перед нами вырисовывается рейтинговая система контроля знаний, умений и навыков обучаемых которая, может и в своих первых вариантах, уже была распространена в российских гимназиях еще в первой трети ХІХ ст. и очень часто предлагается сейчас как один из элементов передовых педагогических технологий к введению в средних школах, современных гимназиях, лицеях и вузах.

Исходя из двойной цели гимназий, преподавание в них имело свои особенности. Оно должно было “отвечать этой двойной цели” [32, с. 6]. Поэтому, кроме общих, как для начальных, так и средних учебных заведений предметов, планируемых для введения в гимназиях “Предварительными правилами” Устав 1804 г. вводил такие дисциплины: как часть истории должна была преподаваться мифология; вводилась Статистика Русского государства; начальная философия, технология, рисование. Коммерция как дисциплина вычеркивалась, в какой-то мере она заменялась введением преподавания торговли.

Анализируя этот план обучения, можно говорить о его фундаментальности, энциклопедичности. Обучение за ним должно было давать незаурядные знания как естественного, так и гуманитарного направления. То есть по Уставу 1804 г. в гимназиях давалось содержательное среднее образование, делавшее ее выпускников высокообразованными людьми. Следует подчеркнуть и светский характер гимназической программы. Можно только поддержать мысль тех исследователей, которые считают, что в программе отводилась “большое внимание изучению социологических и общественных наук и знаний” [34, с. 200]. Светскость гимназического образования подчёркивает и тот факт, что в их учебном плане сначала отсутствовали почти любые религиозные дисциплины, зато изучалась философия, политэкономия.

Много изменений в жизнедеятельность гимназий было внесено Уставом 1828 г. Так, в программе преподавания, фактически была ликвидирована энциклопедичность гимназий. Из неё исчезли экономические науки и философия. Усиливалась роль религиозного воспитания с введением священной и церковной истории. Вводилось черчение, а “в гимназиях, которые были при университетах, учили и языку греческому” [25, с. 1111]. Уменьшился объем предоставляемых знаний по точным и гуманитарным дисциплинам.

Отрицательной чертой нового Устава было и то, что в нем, выполняя запросы самодержавия, было ликвидировано много дисциплин, которые отвечали потребностям дня и содействовали не только воспитанию всесторонне образованного человека, но и давали знания, необходимые для развития тогдашней экономики страны. Вдобавок, новая гимназическая программа сильно снижала общий уровень среднего образования. Курс на увеличение религиозных дисциплин, введение греческого языка, преподавание которого со временем было сведено к изучению наследия отцов церкви, вообще преобразования гимназий на классические средние учебные заведения, уводил их воспитанников от развития передовой мысли того времени.

Большим ущербом для духовного развития воспитанников было и отсутствие еще со времен Устава 1804 г. в программе не только «региональных» языков но и таких дисциплин, как русский язык и литература. Правда, их со временем ввели. Как внештатные, разрешалось преподавать танцы, гимнастику, музыку [32, с. 9].

Хотя и ограниченно, но гимназиям давалось право выбора тех или других предметов. Им с разрешения высшего начальства разрешалось “увеличивать количество учебных предметов и учителей наук и языков” [32, с. 10]. Но это было возможным, когда гимназия имела достаточные для этого финансовые, материальные и другие ресурсы.

Нужно сказать, что Уставами 1804 и 1828 гг. ярче вырисовывалась роль гимназий как административных центров, руководивших начальными учебными заведениями в своей губернии, методических центров, и центров по подготовке педагогических кадров в начальные учебные заведения. Во-первых, как мы уже знаем, по Уставу 1804 г. гимназии полностью подчинялись только университету. Это повышало роль гимназии, ставило ее сразу же в “табелях о рангах” на ступеньку выше. Уставом 1828 г. учтена возможность увеличения количества гимназий. А потому устанавливалось, что “...где может быть несколько гимназий, одна только именуется губернской и директор её подчиняет все другие в губернии училища” [25, с. 1110]. При этом гимназии, во главе с губернской, подчинялись университету.

Во-вторых, Уставом 1828 г. провозглашалось, что все пансионы, уездные и церковно-приходские училища зависели от своих губернских гимназий почти во всех направлениях своей деятельности. Так, кроме преподавания дисциплин и предоставления образования, в гимназиях “готовятся к учительской должности, желающий быть учителями в уездных, приходских и других училищах” [32, с. 10]. В связи с этим 13 февраля 1815 г. вышло даже правительственное постановление “о разрешении при губернских гимназиях содержать несколько воспитанников для замещения учительских должностей” [7, с. 776]. Оно разрешало подыскивать, направлять и готовить гимназистов на учительские должности в уездные училища. Кандидаты на эти должности учились методике преподавания, после чего с ведома университета и за подписью директора и учителей гимназии на право преподавания в начальных училищах и пансионах становились учителями. То есть гимназии полностью влияли на подготовку учителей и кадровую политику во всех других типах учебных заведений. Это, в свою очередь, при малом количестве в то время педагогических высших учебных заведений, которые бы занимались подготовкой учителей, в том числе и для начальной школы, помогало хоть как-то решить кадровую проблему для нее, комплектуя училища, может, и недостаточно высококвалифицированными, но хоть как-то подготовленными учительскими кадрами.

Интересно прослеживать и вопрос о системе административного руководства в самих гимназиях и осуществлении губернскими гимназиями руководства начальными и некоторыми другими средними учебными заведениями. Как уже подчеркивалось, руководителем гимназии был ее директор, а при его отсутствии один со старших учителей гимназии. Для более успешного решения учебных проблем директором гимназии должен был собираться педагогический совет, который проходил “в первое воскресенье каждого месяца” [32, с. 126]. На нём при активном участии учителей гимназии решались вопросы прилежности и успехов учеников, усовершенствования средств обучения, повышения его содержательности. Директор “имел в непосредственном руководстве своём гимназию и все училища и пансионы в ...губернии..., руководил через надзирателей уездных и начальство приходских и других училищ” [32, с. 35]. Исключение составляли учебные заведения, не подчинявшиеся Министерству образования. Владея такими высокими полномочиями, директор гимназии мог самостоятельно, исходя из дел гимназии и училищ, обращаться за помощью к местному руководству и даже губернатору. [32, с. 55, 61].

Некоторые изменения в системе административного подчинения в самих гимназиях были внесены Уставом 1828 г. Так вводилась должность инспектора гимназии, назначавшегося университетом из старших учителей и исполнявшего обязанности заместителя директора. Для улучшения руководства гимназиями “дворянство губернии... каждые три года избирает из рядов своих почетного... попечителя” [25, с. 1111]. Основными обязанностями его были изыскание средств на открытие пансионов при гимназиях, привлечение общественности к пожертвованиям в их пользу и т.п.. Директор, инспектор и старшие учителя составляли Совет гимназии, который занимался “улучшением преподавания, переводом учеников, рассмотрением кандидатур на должности учителей уездных училищ и т.п.” [25, с. 1116-1117].

Анализ собранных автором материалов позволяет утверждать, что по Уставу 1828 г. в гимназиях проводилась линия на формирование трех взаимозависимых и в тот же время во многом самостоятельных центров власти – директор гимназии – инспектор - попечитель. Это делало их деятельность взаємоконтрольованою, вносило в руководство гимназиями судьбу объективизма, делало управление ими более демократическим.

Во многом от гимназий отличалась система управления в гимназии высших наук кн. Безбородко в Нежине. Там во главе её были “директор и Конференция, которая состоит из законоучителя и профессоров” [33, л. 12, об. 1]. В их компетенцию входил надзор за методикой преподавания, расписанием дисциплин, поведением и успехами учеников, распределением учеников по поведению и успешностью, обеспечением учебными пособиями. Каждый месяц Конференция отчитывалась о состоянии дел в гимназии попечителю учебного округа и почетному попечителю гимназии. Для “управления хозяйственной частью учреждалось Правление гимназии” [33, л. 12, об. 2], состоявшее из директора и инспектора. Один представитель избирался из профессоров. Для надзора за поведением воспитанников во время занятий и в пансионе при гимназии вводились должности инспектора, который был и членом Правления гимназии, и надзирателем.

С преобразованием в 1832 г. гимназии высших наук в лицей Конференция и Правления гимназии были ликвидированы. Их обязанности взял на себя Совет лицея. Он состояла из всех профессоров во главе с директором лицея.

Итак, система управления в гимназии высших наук была не менее демократичной, чем в губернских гимназиях. Её отличала более весомая роль почетного попечителя, осуществлявшего общий надзор за делами в гимназии, а так же более широкое участие профессорско-преподавательского состава в решении финансовых, хозяйственных и других дел этого учебного заведения. Оно, к тому же, не подчинялось университету, а отчитывалось перед попечителем Харьковского учебного округа. Самому же ему, в отличие от гимназий, ни один из низших типов учебных заведений не подчинялся.

Фактически являясь основным звеном в системе средних учебных заведений, гимназии в первой трети ХІХ ст. всё же в количественном отношении росли медленно. Не смотря на некоторый прогресс в этом направлении, медленно возрастало и количество учеников в самых гимназия.

Так, в 1808 г. по данным С.В.Рожденственского на всей территории Харьковского учебного округа, состоящего из украинских и русских губерний, насчитывалось 8 гимназий с общим количеством учеников 477 человек [8, с. 71]. Но, уже в 20-30 гг. ХІХ ст. лишь в таких украинских губерниях как Черниговской, Харьковской, и Полтавской, которые входили в Харьковский учебный округ, было уже 4 гимназий с общим количеством учеников в год более 790 человек. В среднем в отдельно взятой гимназии Левобережья и Слобожанщины в год училось до 200 человек. Так, в Новгород-Северской гимназии приблизительно учились – 134 [41, л. 3-4]; в Полтавской по данным на 1835 год – 295 учеников [37, л. 1, об. 1]; в Черниговской – 122 [272, л. 52]; в Харьковской – 247 ученика [37, с. 365]. Эти факты, хотя и указывали на медленный рост количества гимназий в округе с одной стороны, все же свидетельствовали о более высоких темпах увеличения количества учеников в этих учебных заведениях.

Довольно разнообразным был социальный состав гимназистов.Однако среди них количестенно преобладали представители дворян. Фактически гимназии были привилегированными дворянскими учебными заведениями. Это было характерным явлением для всех учебных заведений такого типа на Левобережье и Слобожащине.

Так из приведенных нами данных, видно, что, например, в Новгород-Северской гимназии было в среднем 75,6% учеников из дворян и оберофицеров; 22,5% из купцов. Представителей других слоев населения было мало. Большинство дворянских детей училось и в Черниговской гимназии. В среднем они составляли 70 %. Немало было и представителей мещан. Их насчитывалось до 16%.

Нежинскую гимназию высших наук (лицей) на протяжении 40 лет, т.е. с 1820 по 1860 гг., “закончили только 588 человек” [31, с. 89]. Количество учеников, обучавшихся в лицее было разным. До 1825г. происходила тенденция к их бысторму увеличению. С 1825 г. прослеживалось медленное, хотя и временное, сокращение воспитанников. В 1820 г. в нём было 17 воспитанников, в 1822 г. – 122, в 1825 г. – 295, а в 1828 г. – 268 воспитанников [10, л. 52-53]. А в 1830 г. их количество увеличилось до 343 чел. [41, л. 15, об. 1].

Разнообразным был и социальный состав учеников лицея. В подавляющем большинстве здесь были дворяне. Не считаясь с тем, что это учебное заведение с самого начала задумывалось как дворянское, количество последних тоже постепенно уменьшалось с 100% в 1820 г. до 70,9% в 1827 г. и 82,1% в 1828 г. Их опережали представители других сословий, особенно разночинцы и купцы. И все же, среднее количество дворян в лицее составляло не менее 86,9% от общего состава учеников.

По Уставу 1804 г. каждая губернская гимназия имела 8 учителей, а с 1828 г. их количество было увеличено до 11 [41, с. 8; 9, с. 137]. В гимназии высших наук князя Безбородко в Нежине по Уставу 1825 г. работало 12 преподавателей. Из них 1 законоучитель, 4 старших профессора и 4 младших. Законоучитель и старшие профессора по 2000 руб получали по 2000 руб. в год, а младшие по 1000 руб. Учителя в данной гимназии получали такую же жалованье, как и в губернских гимназиях – 400 руб. в год [33, л. 16]. После реорганизации в 1832 г. гимназии высших наук в Нежине в лицей по штату там работало 9 преподавателей. Среди них: 6 профессоров, 2 лектора и законоучитель.

Вообще губернские гимназии, в отличие от гимназии высших наук князя Безбородко, содержались на государственные средства. В начале ХІХ ст. на каждую из них выделялось по 5200 руб. С 1828 года они получали по 22 400 руб. [31, с. 85]. Но не на все гимназии Харьковского учебного округа, куда с 1819 по 1834 гг. входило всё Левобережье и Слобожанщина, выделялась одинаковая сумма. Больше средств расходовалось на гимназии в Российских губерниях. Так, на Орловскую и Курскую гимназии, так же входившие в состав округа, в начале ХІХ ст.. выделялось по 5750 руб. на год [7, с. 33]. Разница же в финансировании, равнявшаяся 500 руб. в год, на то время была существенной.

Нежинский лицей содержался с процентов от пожертвований на него и платы за образование. Государство средств ему не выделяло. Так, за обучение и содержание в лицее пансионеры платили “по 1000 руб. в год” [274, л. 6, об. 1]. Но после обращения почетного попечителя лицея к Министру народного образования К.Ливену с просьбой о ее уменьшении, с 1832 г. она стала “за удержание 1 воспитанника по 750 руб. ежегодно и ... всякий вольнослушатель должен вносить в гимназию по 50 руб.” [34, л. 6, об. 1].

Все же нужно подчеркнуть, что ассигнования на гимназии в отличие от Нежинского лицея, со временем увеличивались. Но, не смотря на это, средств на их содержание не хватало. Да и те, что выделялись, очень часто тратились не по назначению. Или выплата их задерживалась. Один из самых типичных примеров такого положения был связан с Харьковской губернией. Так, сохранился документ от 8 октября 1823 г., в котором директор Харьковской гимназии жаловался Слободско-Украинскому губернатору на её тяжелое финансовое положение и говорил о том, что Харьковская городская дума задерживает выплату средств на гимназию, в результате чего “учителя гимназии остаются без квартальных, а учитель низшего отделения совсем без оплаты” [9, л. 1].

Но даже при отсутствии таких случаев, средств, выделявшихся на содержание гимназий, было бы недостаточно, если б каждая из них не имела еще и других источников финансирования. Важную роль здесь играло меценатство и пожертвования.

В те времена благотворительность была распространенной. Она освещалась в печати. Причем пожертвование делали разные люди: от учителей этих учебных заведений до зажиточных помещиков и купцов. В источниках отражено много случаев пожертвований Харьковской, Черниговской, Новгород- Северской, Полтавской и Нежинской гимназиям.

Среди учебных заведений Левобережья и Слобожанщины более всего актов меценатства и благотворительности было сделано для Харьковской гимназии. На её открытие повлияли пожертвованные в 1803 г. местным дворянством 400 тыс. руб. на учреждение университета, а также все накопления с 1783 г. по Харькову от выкупной суммы [7, с. 4-5]. Одним из крупных пожертвований в пользу Харьковской гимназии было внесение помещиком Константиноградского уезда Полтавской губернии Алимовым – 20 тыс. руб. “чтобы сумма эта принадлежала в собственность Слободско-Украинской гимназии ” [7, с. 555-556]. На проценты от этих средств должны были содержаться воспитанники из неимущих семей. Весомое пожертвование сделал помещик Харьковского уезда Парпура, который в 1828 г. завещал “по 16 тыс. руб. на университет, Новгород-Северскую гимназию и Конотопское уездное училище” [36, л. 1, об. 1]. Причем на проценты от капитала, отведенного университету, должны были содержаться два студента из Черниговской и Новгород-Северской гимназий.

Весомые пожертвования были сделаны и в пользу Полтавской гимназии. Так в 1808 г. “граф В.П.Кочубей подарил минералогический кабинет. Со временем С.Г.Кочубей подарил коллекцию минералов, в 1825 году помещик Манько и купец Пантелеев – библиотеку” [35, с. 46]. А известный русский поэт и переводчик М.И.Гнедич “передал гимназии свою библиотеку, которая состояла из двух отделов - русского (421 название, 710 томов) и иностранного ( 552 названия, 559 томов ) ” [11, с. 12].

Были и более мелкие пожертвования. Гимназиям дарили книги, собственные произведения, разнообразные вещи и т.п.. Так, например, в 1811 г. профессор Харьковского университета Гут пожертвовал на гимназию “две больших картины” [279, с. 226]. Статская советница Маркова подарила Черниговской гимназии “разных книжек на 100 руб., учитель гимназии Комлишинский – книгу в 5 рублей” [38, с. 227]. На Новгород-Северскую гимназию Г.В.Туманський пожертвовал “книжек и черчений на 350 руб.” [38, с. 228].

Меценатство и пожертвования стали финансовым основанием гимназии высших наук в Нежине. Кроме завещанных её основателем князем А.Безбородко 210 тыс. руб., его брат граф И.А.Безбородко подарил для будущей гимназии в 1805 г. “место с садом в г.Нежине и... из доходов своих по 15 тыс. руб. ежегодно, обеспечивал оплату этих сумм тремя тысячами душ в Малой России” [38, л. 28, об. 1]. В 1816 г. графиня А.И.Безбородко пожертвовала на образование в Нежинской гимназии “детей несостоятельных военных чиновников, а более всего сирот, которые остались после офицеров, лишенных жизни на протяжении войны прошлой, 50000 руб.” [7, с. 809]. А граф А. Кушелев-Безбородко, который как в память о славных действиях своих предшественников, так и в результате своей личной деятельности по учреждению гимназии высших наук князя Безбородко, стал ее почетным попечителем подарил “10000 руб. на первое обзаведение пансионом” [33, л. 5, об. 2]. Им для гимназии высших наук была подарена библиотека “в 2500 томов, физический кабинет, который стоит 10000 руб.” [33, л. 5, об. 2].

Воссоздавая более или менее полную картину пожертвований и меценатства, нужно подчеркнуть, что они во многом оказывали содействие улучшению материального и финансового положения учебных заведений, положительно влияли на развитие среднего образования. Благотворительность в образовании носила и социальную направленность, помогая детям обедневших семей приобрести образование. Этим самым подчеркивалась и значимость жизнедеятельности гимназий и лицеев с точки зрения широких общественных кругов.

За увеличение пожертвований на среднее образование выступали и высочайшие государственные чины и представители царской династии. Поскольку империя, которой очень нужно было воспитать свою элиту, не могла сама или и не хотела этого делать за счет казны, старалась улучшить финансирование, используя патриотичные чувства своих граждан, приглашая их делать пожертвования на среднее образование. В этом контексте и состоялось посещение в 1837 г. Харьковской гимназии великим князем и наследником Российского престола Александром Николаевичем, которое ничего не изменило к лучшему. Показательным было и отношение к визиту великого князя со стороны руководства учебного округа и гимназии. При встрече будущего императора не было даже директора гимназии. Инспектор представил великому князю учителей, ему была показана гимназия и работы наилучших учеников. И будущий император “хвалит лучших учеников, пробует пищу, беспокоится об усилении пожертвований” [30, с. 110].

Визиты членов царской династии и высших чинов правительства происходили в первой трети ХІХ ст. и в другие гимназии. Так в 1832 г. Николай І посетил Черниговскую гимназию [280, л. 1], а в 1835 г. побывал в Полтавской гимназии. [37, л. 1-11].

Следует подчеркнуть, что уровень образования в тогдашних гимназиях был достаточно высоким и качественным. Не смотря на отсутствие любых наглядных пособий и содержательных учебников, гимназии очень много давали для образования юношей. Учителя в гимназиях подходили к преподаванию своих предметов творчески и не удовлетворялись учебником, а иногда и совсем его игнорировали. Такое отношение к нему “поддерживало в них дух критики, энергию в проведении того, что ими принято, одобрено и даже продиктовано” [30, с. 19]. Творческий подход к учебному процессу в гимназиях способствовал воспитанию многих выдающихся в будущем личностей. Например, только из Харьковской гимназии выпустились такие в будущем известные личности, как: первый украинский этнограф князь М.А.Церетелев; слобожанский баснописец, профессор В.Г.Маслович; литератор А.Л.Метлинский и другие [8, с. 213-214, 225, 373].

Из Новгород-Северской гимназии вышли “историк и этнограф, первый ректор Киевского университета Г.Максимович, основатель новой педагогики К.Ушинский, историк и писатель П.Кулиш, литературовед и биограф Т.Г.Шевченко М.Чалый. Достойное место принадлежит этнографу и археологу Д.Самоквасову” [12, с. 6]. Чтобы оценить учебную и воспитательную деятельность Нежинской гимназии высших наук, можно вспомнить лишь такие известные фамилии среди ее выпускников, как Л. Глибов и прочие.

На выпускников гимназий возлагались большие надежды, а уровень знаний, который они давали, оценивался высоко. Так, по “Уставу о службе по определению от правительства” [28, с. 3-725] воспитанники гимназий, получавшие похвальные аттестаты, принимались на гражданскую службу с чином 14 класса [28, с. 25]. Выпускникам “лицея князя Безбородко...давался...14 класс, а отличникам – 12 класс.”[28, с. 45]. Это было возможным, конечно, тогда, когда выпускники гимназий не поступали в университеты.

Из этого видно, что из гимназий и лицеев вышел целый ряд выдающихся в будущем деятелей, которые сделали весомый вклад в развитие науки, культуры, образования в Российской империи. Этот довольно не полный перечень имен свидетельствует и о высоком уровне образования, который предоставляли в тогдашней гимназии.

Таким образом, в начале ХІХ ст. состоялось формирование гимназий и лицеев, как основного звена среднего образования. Можно сказать, что появление и утверждение этих учебных заведений в большинстве своем имело положительное значение. Во-первых, гимназии заняли свое место в общей системе образования страны. Во-вторых, они вносили своей деятельностью много нового в понимания учебного процесса и руководства им. Это подтверждают первые попытки ввести кабинетную систему, рейтинговый контроль за знанием учеников моральным и материальным поощрением за успехи в обучении, наметить первые предметные программы и учебные планы, проводить педагогические советы. В месте с тем, гимназии становились еще и важным административным звеном в системе управления образованием, отвечая за начальные учебные заведения.

Нужно подчеркнуть, что гимназии и лицеи Левобережья и Слобожанщины не были учебными заведениями, дававшими стандартное среднее образование. Такие из них, как гимназия высших наук князя Безбородко в Нежине давали образование, по некоторым параметрам приближенное к высшему. Это свидетельствовало о разнообразии подходов к проблемам развития образования, в том числе и среднего в то времени.

Важную роль в развитии гимназий играли пожертвования и меценатство. Они выражали заботу общества о положении среднего образования и стали неординарной и неотъемлемой чертой в его развитии. Без его заботы гимназии того времени не достигли бы такого уровня в своем развитии без материальной поддержки общества. Но, не смотря на такую роль общественных кругов в развитии среднего образования, количество учебных заведений такого типа на как Левобережье и Слобожанщине в первой трети ХІХ ст., так и в Российской империи, не удовлетворяло потребностям общества. Этому способствовала недостаточная роль государства в развитии среднего образования вообще и гимназий в частности.

Понимание обществом необходимости развития гимназического и лицейского образования диктовалось и социально-экономическими изменениями, проходившими в то время. Они выражались в зарождении и постепенном развитии капиталистических отношений, что обуславливало необходимость в большом количестве просвещенных людей в разных областях народного хозяйства, развитии науки, культуры, управления государством и т.п..

Такие изменения в общественной жизни нашли свое отражение в социальном составе учеников в гимназиях. Не смотря на попытки правительства сделать эти учебные заведения сугубо дворянскими, все же привилегированное сословие постепенно теряло в них свои позиции. В гимназиях все больше становилось детей разночинцев, купцов, мещан, представителей других сословий. Следует, так же, отметить, что потребность в просвещенных людях выражалась в первой трети ХІХ ст. не только в росте многосословности в гимназиях, но и в постоянном росте количества учеников в них.

Гимназии и лицеи того времени способствовали подготовке молодого поколения к профессиональной деятельности и жизни в обществе. Давая не только общее образование высокого уровня, но и проводя подготовку учителей, будущих ученых, юристов, служащих они удовлетворяли потребности общества во все более требовавшихся высококвалифицированных специалистах в различных отраслях его жизнедеятельности. Они сыграли важную положительную роль в становлении и развитии среднего образования в России, большое содействие они оказали и воспитанию отечественной интеллигенции.

На современном этапе хотелось бы отметить большие возможности лицеев и гимназий не только в повышении уровня образования в стране и образованности подрастающего поколения, но и его профессиональной социализации. Исходя из того, что эти учебные заведения не только давали высокий уровень образования, но и были, некоторым образом, ориентированы на предоставление своим воспитанникам определенных профессий, важным является усиление профессиональной ориентированности данных учреждений сегодня. С этой точки зрения существенным представляется опыт создания, как в России, так и в странах СНГ лицеев и гимназий при университетах. При этом они могут не только предоставлять своим воспитанникам высокий уровень образования и готовить их к сдаче ЕГЭ и поступлению в вузы, но обучать определенным профессиям. При усилении поддержки лицеев и гимназий как со стороны общества, так и государства, это может дать положительные результаты с точки зрения развития профессионального образования, повышения уровня кадрового потенциала, соответствующего социально-экономическим реалиям развития общества, решению проблем регионов, и особенно промышленных городов, связанных с необходимостью создания условий для профессионального и личностного становления молодежи. С точки зрения учебного заведения высшего профессионального образования, – представляется возможным пойти по пути создания при вузе и его филиалах учебных заведений лицейского типа. Они не только могли бы давать высокий уровень образования, способствовать профориентации подрастающего поколения и проводить подготовку к поступлению и обучению его в вузе, но и предоставляли бы обучаемому как рабочие профессии, так и профессии, связанные с высшим рабочим образованием.

Проект создания профессионально-педагогического лицея «Рост» на базе филиала ФГАОУ ВПО «Российский профессионально-педагогический университет» в г. Первоуральске

Наш филиал является одним из самых перспективных ВУЗов и филиалов РГППУ. Приведем только один факт: по набору студентов в 2012 году филиал перевыполнил план на 130%. Это говорит о том, что молодежь Первоуральска нуждается в качественном образовании и с удовольствием приходит обучаться в нашем филиале.

Предлагаемый проект создания профессионально-педагогического лицея «Рост» на базе филиала ФГАОУ ВПО «Российский профессионально-педагогический университет» в г. Первоуральске, который будет являться собственником лицея, предусматривает обновление содержания образования за счет создания особой развивающей образовательной среды, основанной на включении учебно-исследовательской деятельности воспитанников в учебный процесс. Ожидается, что подобный подход окажется эффективным как для усвоения знаний, определяемых Стандартами образования, так и для последующей реализации личностного потенциала выпускников лицея.

Педагогическая идея данного образовательного учреждения заключается в формировании социокультурной среды в городе, способствующей становлению личности, обладающей общеобразовательными и профессиональными компетенциями, склонной к профессионально-педагогической деятельности и способной учиться в профессионально-педагогическом ВУЗе.

Цели учебного учреждения предполагают:

  • качественное обучение;
  • адаптация обучающихся, их самоопределение;
  • непрерывность образования;
  • формирование социальной активности гражданской позиции обучающихся;
  • готовность к социокультурной коммуникации;
  • готовность к принятию адекватных решений, реализация личностно-ориентированного образования;
  • обеспечение творческой активности;
  • развитие духовной нравственности.

Задачи профессионально-педагогического лицея заключаются в необходимости :

  • обеспечить достаточность обучения каждому воспитаннику лицея на основе изучения и коррекции его психолого-педагогических особенностей, педагогическую и профессиональную подготовку;
  • формировать и развивать личность с общеобразовательными и профессиональными компетенциями;
  • развивать акмеологическую среду в лицее для обеспечения непрерывности образования;
  • создать условия для существования дифференциации содержания образования старшеклассников через предпрофильное и профильное обучение;
  • расширять возможность социализации обучающихся обеспечивая преемственность между общим и профессиональным образованием;
  • обеспечение обучающимся образования свободного выбора, с учетом их интересов и возможности, через внеурочную и внешкольную деятельность.

Миссия лицея: мотивация молодежи к получению образования по современным направлениям профессионально-педагогической подготовки, создание условий для становления и роста будущих конкурентоспособных специалистов, востребованных государством, учреждениями начального и среднего специального образования, бизнес – сообществом и формирование профессиональных и социальных компетенций личности на основе сочетания общего, фундаментального университетского профессионально-педагогического образования с производственной практикой.

Видение:

  • создать условия для превращения лицея в ведущий общеобразовательный, профессионально-педагогический и культурный центр городского округа Первоуральск;
  • гарантировать получение качественного современного образования и профессиональную подготовку, отвечающую современным международным и российским стандартам на основе внедрения в учебный процесс и практику инновационных технологий и научных разработок в области обучения и образования;
  • способствовать пропаганде и востребованности профессионально-педагогического образования и влиять на заинтересованность в его развитии со стороны государства, общества и бизнеса в условиях региона.

Исходя из поставленных нами целей и задач деятельности лицея, учитывая его миссию и видение, предполагается внедрение как традиционных для этих учреждений, так и инновационных форм, методов и средств обучения и воспитания.

Среди инновационных отдается предпочтение следующим:

  • проектная деятельность;
  • проектные технологии;
  • игровые технологии;
  • исследовательская деятельность;
  • применение активных методов образования;
  • к детям с особыми потребностями применяется методика инклюзивного образования (дистанционное обучение, особый (холистический) подход).

Создаваемая в лицее развивающая образовательная среда, предусматривает развитие творческих способностей учащихся, способности самостоятельно решать исследовательские задачи, подготовку к будущей профессионально-педагогической деятельности и обучении в филиале.

Обязательной составляющей этой образовательной среды является создание действенной психолого-педагогической среды для поддержки образовательного процесса на основе организации социально-педагогической и психологической службы, использования современных достижений педагогической науки и практики.

Интеграция общего и дополнительного образования на основе исследовательской деятельности не только позволит ввести в образовательный процесс элемент инноваций, способствующий значительному повышению мотиваций на получение знаний и создание определенных личностно значимых компетенций, но и приведет к обновлению содержания образования в целом.

Введение исследовательской деятельности учащихся как единой концептуальной платформы даст возможность построения индивидуальной образовательной траектории для каждого учащегося и облегчает изменение ее направления при смене образовательных приоритетов и мотиваций учащегося, является фундаментом профильной подготовки.

Параллельно с этим ожидается изменение и личностных характеристик ребенка: формирование склонности к профессионально-педагогической деятельности, адекватной самооценки, стремления к кооперации при сохранении собственной позиции и умения доказательно отстаивать ее.

Организация образовательного пространства на основе исследовательской деятельности учащихся изменяет роль педагога, превращая его из «источника» информации в «проводника» по информационному пространству, коллегу и старшего товарища по совместному интеллектуальному труду.

Создаваемая в лицее образовательная среда на основе исследовательской деятельности является мощным стимулирующим фактором для развития системы информатизации в лицее и использования современного оборудования.

Обучение в лицее будет осуществляться с 9 по 11 классы, после чего воспитанники могут зачисляться в филиал по конкурсу аттестатов. В 9 класс лицея будет производиться набор исходя из среднего балла аттестата и вступительных экзаменов и по всем направлениям обучения в филиале. Абитуриенты смогут поступать в физико-математическую, естественно- научную и гуманитарную группы. Свой выбор будущего направления обучения в филиале они могут сделать в конце 11 класса. Обучение в лицее планируется платное.

С целью профилизации обучения в лицее, кроме общеобразовательного цикла дисциплин, будут вводиться следующие дополнительные профильные дисциплины:

1) Введение в профессию;

2) Основы педагогики и психологии;

3) Основы экономики;

4) Основы программирования;

5) Основы административного права;

6) История государства и права;

7) Основы общей и промышленной экологии;

8) Основы механики и электротехники;

9) Высшая математика;

В лицее, так же, будут преподаваться следующие элективные курсы:

1) Основы научно-исследовательской деятельности;

2) Мультимедиа и информационные технологии;

3) Технологии проектирования

4) Этика и культурология;

5) Основы философии ;

6) Основы социологии.

Параллельно воспитанники лицея могут получить образование по одной из рабочих профессий по выбору.

Возможность реализации данного проекта в реальной образовательной практике объясняется следующими факторами:

1) создание лицея осуществляется на основе российского законодательства (Закон РФ «Об образовании» [Глава2, Статья12, п.2 в ред от 08.11.2010 №293-ФЗ]), Национального проекта «Образования», Концепции модернизации российского образования до 2020 года;

2) в Первоуральске, как крупном промышленном центре региона и Российской Федерации, проживает много молодежи, стремящейся к получению качественного и профессионального образования. Однако, как в самом городе, так и в городском округе осуществляет деятельность только одно учебное заведение лицейского типа (Лицей №21), а общеобразовательные учебные заведения, проводящие профессионально-педагогическую подготовку и действующие на базе высшего учебного заведения полностью отсутствуют;

3) Реализация проекта может быть осуществима в связи с возможностью использования кадрового, материально-технического и научного потенциала филиала и РГППУ, а также мощной производственно-практической базы завода «Уральский трубный завод».

Таким образом, профильность обучения, упор на профессионально-педагогическую подготовку, необходимую для становления будущего профессионала, в основе которой лежит научно-исследовательская деятельность воспитанников и являются преимуществами предлагаемого нами авторского образовательного учреждения в сравнении с существующими на сегодня.


Библиографическая ссылка

Мироненко Д.А. ПРОЕКТ СОЗДАНИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ПЕДАГОГИЧЕСКОГО ЛИЦЕЯ «РОСТ» НА БАЗЕ ФГАОУ ВПО «РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ» В Г. ПЕРВОУРАЛЬСКЕ // Международный журнал экспериментального образования. – 2014. – № 7-1. – С. 24-33;
URL: https://expeducation.ru/ru/article/view?id=5436 (дата обращения: 05.12.2022).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074