Научный журнал
Международный журнал экспериментального образования

ISSN 2618–7159
ИФ РИНЦ = 0,757

СЛОВОСЛОЖЕНИЕ КАК СПОСОБ ОБРАЗОВАНИЯ СЛОВ В РАЗНОСТРУКТУРНЫХ ЯЗЫКАХ

Сулейбанова М.У. 1
1 Чеченский государственный университет
1. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. – М.,1969. – С. 426.
2. Розенталь Д.Э. Словарь лингвистических терминов. – М.: «Просвещение», 1976. – С. 416.
3. Лингвистический энциклопедический словарь. – 1990. – С. 469.
4. Грамматика русского языка. / Отв. ред. И.А. Василенко/. – М.: Наука, 1980. – С. 139.
5. Краткая русская грамматика под редакцией П.Ю. Шведовой и В.В. Лопатина. – М.: «Русский язык», 1989. – С. 45.
6. Павлов И.П. Парные слова в современном чувашском языке // Исследования по этимо-логии и грамматике чувашского языка. – Чебоксары,1988. – С. 58.
7. Cулейбанова М.У. ДДР, Композитное словообразование в нахских языках. – Махачкала, 2009. – С. 80–81.
8. Чокаев К.З. Морфология чеченского языка. – Часть II. – Грозный, 1970. – С. 106.

В системе разноструктурных чеченского и русского языков функционируют совпадающие в структурном отношении единицы разных уровней: сложносоставные существительные(хлеб-соль), чеч.: туьха-сискал«еда, продукты»; аппозитивные словосочетания(земля-кормилица), чеч.: йо1-дешархо «ученица, букв. девочка-ученица» и единицы переходного характера (горе-охотник). Внешнее, структурное сходство их обусловлено общностью способа образования, каким является словосложение. Спорным остается вопрос об отнесении парных слов к словосложению и в кавказоведении.

В лингвистической науке словосложение понимается как один из способов образования лексических единиц и не соотносится с синтаксической деривацией. Между тем результаты словосложения свидетельствуют о широком поле действия этого способа, что побуждает к раскрытию и изучению потенций словосложения на разных уровнях языка.

В системе современного русского языка функционируют совпадающие в структурном отношении единицы разных уровней. Мы имеем в виду, в частности, сложносоставные существительные (хлеб-соль ,ракета-носитель),аппозитивные словосочетания (земля-кормилица, осетин-извозчик, девица-красавица) и единицы переходного характера (горе-охотник).

Внешнее, структурное сходство их обусловлено общностью способа образования, каким является словосложение.

Заметим, что в современной русистике отсутствует единое понимание словосложения. В рамках лексической деривации способ словосложения рассматривается как разновидность сложения вообще (наряду со сращением, аббревиацией, чистым сложением, а также в тождестве с последним). Наиболее распространенным является толкование словосложения в уз-ком смысле, т.е. отождествление его с чистым сложением, к которому принято относить основосложение:

1) «словосложение (основосложение). Цельнооформленное соединение двух или более морфем, выступающих в качестве корневых в отдельных словах; ср. сложное слово»(О.С. Ахманова, 1969, с. 426);

2) «словосложение. Образование новых слов путем объединения в одно целое двух и более основ» (Д.Э. Розенталь, 1976, с. 416);

3) «словосложение – один из способов словообразования, состоящий в морфологическом соединении двух или более корней (основ)» (Лингвистический энциклопедический словарь, 1990, с. 469). Такое понимание словосложения находим в работах А.Н. Кожина (А.Н. Кожин, 1951), З.А. Потихи и других.

Е.А. Земская к чистому сложению относит соединение «одной или нескольких основ какой-либо части речи с самостоятельным словом» и в качестве примеров приводит разно-структурные слова: черно-белый, сине-зеленый, диван-кровать, плащ-палатка, водонепроницаемый, засухоустойчивый). По существу, при таком подходе не различаются понятия «словосложение» и «основосложение». Подобный взгляд на словосложение отражается и в академических грамматиках 1952–1954, 1970, 1980 гг. Так, «Русская грамматика» (1980) не употребляет термин «словосложение», однако все виды образования сложных слов, когда «опорный (последний) компонент равен целому слову, а предшествующий ему компонент (или компоненты) представляют собой чистую основу», называет сложением (или чистым сложением); в качестве примеров приводятся слова первоисточник, лесостепь, износостойкий, слепоглухонемой, полуобернуться, царь-пушка (в последнем слове отмечается нулевой интерфикс) («Грамматика-80», с. 139). То же находим и в «Краткой русской грамматике» под редакцией П.Ю. Шведовой и В.В. Лопатина (1989, с. 45).

Разнобой в определении словосложения «усугубляется» отсутствием единых критериев классификации способов словообразования и отсутствием единого подхода в установлении места для словосложения в классификации способов лексической деривации.

Проблемы словосложения во многом обусловлены разными исходными позициями классификации способов словообразования: что является определяющим элементом в установлении способов словопроизводства 1) производящие единицы, 2) полученные производные единицы или 3) сам процесс словопроизводства). Словосложение относится или к морфологическому словообразованию (самый распространенный подход), или к лексико-синтаксическому. Е.А. Василевская разделяет мнение тех ученых, которые относят словосложение к морфолого-синтаксическому способу словообразования, и связывает словосложение с процессом развития словосочетаний. При этом она ссылается на В.В. Виноградова, который считал словосложение «своеобразным комбинированным типом словообразования– синтаксико-морфологическим» (В.В. Виноградов, 1964. № 1. С. 5).

К.А. Левковская выделила в качестве основных видов русского словообразования морфологическое, синтаксическое и семантическое словообразование и отнесла к синтаксическому словообразованию «в первую очередь словосложение (или точнее, основосложение)», отметив при этом, что «чисто синтаксического словообразования в языке быть не может, так как, например, в словосложении (основосложении) мы имеем дело не с сочетанием слов, как оно осуществляется в предложении, но с сочетанием основ слов».

Спорным остается вопрос об отнесении парных слов к словосложению и в кавказоведении. Так, например, некоторые исследователи считают, что парные слова не входят в раз-ряд сложных, аргументируя это тем, что они допускают раздельно оформленность составных частей и что в них отсутствует в полном смысле слова семантическая цельность компонентов.

В современном чеченском языке всестороннего исследования парных слов не про-водилось. Относительно полную характеристику природы чеченских парных слов мы на-ходим в монографии К.З. Чокаева, в которой дан подробный анализ структурных особенностей и моделей парных слов и видов связи между их компонентами. Оспаривая мнения некоторых лингвистов относительно словообразующей функции парных слов, автор делает вывод о том, что парные слова являются одним из видов словообразования в чеченском языке» [К.З. Чокаева,1970, с. 106].

Мы также придерживаемся точки зрения, согласно которой парные слова наряду с другими сложными словами являются древними формами словообразования и функционально приравниваются к простым словам, относятся к той или иной части речи, способны иметь соответствующие грамматические формы (число, падеж и т.д.) и выполнять в предложении функцию того или иного члена предложения. Они могут, как и любые слова, входить в состав словосочетаний и быть основой для новообразований. Обратимся к примерам.

В следующих предложениях парные слова выступают в роли различных членов предложения (подлежащего, дополнения, определения, сказуемого):1ер-дахар туолуш лаьтта вайн махкахь «Жизнь на нашей земле налаживается» (1ер-дахар выступает в роли подлежащего), Халкъан 1ер-дахар туодеш, къахьоьгуш ву Президент. «Народа жизнь налаживая, трудится Президент» (1ер-дахар выступает в роли дополнения).

В основе образования данных единиц, кроме лексико-грамматических и фонетических признаков, лежит еще и семантическая закономерность, состоящая в том, что в парные слова могут объединяться не любые слова, имеющиеся в лексической системе языка, а лишь те, которые связаны между собой определенными семантическими отношениями, а именно: они могут быть связаны синонимичными, антонимичными, ассоциативными коррелятами. Соответственно, среди парных существительных, с точки зрения лексико-семантического соотношения компонентов, выделяются следующие модели: 1) синонимичные (полные синонимы или близкие по смыслу слова); 2) антонимичные; 3) ассоциативные.

1.1. Синонимичные парные существительные

Синонимичные парные существительные образуются путем сложения (спаривания) двух полных (тождественных) синонимов или же близких по значению слов. Следует отметить, что в лингвистике синонимы трактуются неоднозначно. Одни признают синонимами слова, полностью совпадающие в своем значении, другие же считают синонимами слова, близкие по значению. Понимание близости значения часто расширяется, и в число синонимов включаются не только слова, обозначающие одно понятие, но и слова, которые обозначают разные понятия, хотя и близкие между собой. В нашем исследовании мы придерживаемся первой точки зрения, т.е. в качестве синонимов рассматриваем слова, тождественные по значению, обладающие взаимозаменяемостью или же предельно близкие [7].

Характерной особенностью синонимичных парных существительных является наличие в них обобщающего собирательного значения, вытекающего из соединения названий кон-кретных предметов и явлений действительности: чеч. кад-1айг, инг. кад-1аьг «посуда»; чеч. муотт- г1айба, инг. муот-г1ейба «постельные принадлежности»; чеч. куоч-мача, инг. куоч-маьча «одежда»; чеч. 1ер-дахар, инг. 1ер-дахар «жизнь»; чеч. зие-зулам, инг. зие-зулам «убы-ток, вред»; чеч. ирс-аьтту, инг. ираз-аьттув «удача»; чеч. туьха-сискал, инг. тух-миекх «еда»; чеч. хьаша-да, инг. хьаьш-да «гость»; чеч. да-нана, инг. да-нана «родители»; чеч. салам-маршал, инг. салам-моаршал «приветствие».

Автор статьи о парных словах И.П. Павлов замечает следующее: «Но здесь не может быть речи о равенстве словообразовательного значения сумме лексических значений компонентов. Если бы парное слово выражало только сумму лексических значений двух его компонентов, то отпала бы необходимость иметь такие слова в языке. Слово дуог-пах «внутренности»(досл. Дуог «сердце» + пах «легкие»), надо думать, существует с древнейших времен, и с самого начала оно показывает не только эксплицитно выраженные значения, но и имплицитные. В круг собирательного значения данного слова входят как понятия сердца и легких, так и понятия печени, почек и других, т.е. всех внутренностей» [И.П. Павлов,1988, с. 58].

Характерной особенностью парных слов является то, что они характеризуются закрытостью своей структуры и способны функционировать на морфологическом и синтаксическом уровнях языка исключительно в качестве одной лексической единицы, как и простое слово. На синтаксическом уровне для парных существительных не может быть найдена изо-морфная структура, поскольку они принадлежат к словообразовательным формам. Парные слова производятся как самостоятельные лексические единицы и используются для номинации различных предметов и явлений действительности, имея при этом обобщенное значение собирательности, множественности.

Компонентами большинства синонимичных парных существительных выступают слова, относящиеся к общенахской лексике. Но следует также отметить, что в образовании парных слов существенную роль играют как исконно нахские слова, так и иноязычные заимствования, в частности арабизмы и персизмы. Среди синонимичных парных существительных в современных нахских языках более или менее четко можно выделить следующие типы:

1) синонимичные парные существительные с одним или обоими общенахскими компонентами: чеч. кад-1айг, инг. кад-1аьг «посуда»;чеч. муотт-г1айба, инг. муот-г1ейба «постельные принадлежности»; чеч. куоч-мача, инг. куоч-маьча «одежда»; чеч. 1ер-дахар, инг. 1ер-дахар «жизнь»;чеч. зие-зулам; инг. зие-зулам«убыток, вред»; чеч. ирс-аьтту, инг. ираз-аьт-тув«удача»; чеч. туьха-сискал, инг. тух-миекх «еда»; чеч. хьаша-да, инг. хьаьш-да «гость»; чеч. да-нана; инг. да-нана «родители»; чеч. салам-маршал; инг. салам-моаршал «приветствие». [7, с. 80–81]

В некоторых парных словах этой группы первые компоненты встречаются в литературном языке, а вторые можно обнаружить в диалектах нахских языков. Так, например, чов-чардуо (первый компонент чов «рана // ранение» в чеченском литературном языке широко употребляется, а второй для современного состояния языка является словом с неясной мотивировкой), инг. туой-туолакх (туой «пир, свадьба», туолакх – слово с неясной мотивировкой).

В чеченском литературном языке синонимичные пары г1ар-г1овг1а «шум», как показывает анализ диалектных данных, в одном и том же значении употреблялись в языке диахронно. Первоначально употреблялось слово г1ар, впоследствии оно было вытеснено равнозначным словом г1овг1а. В настоящее время слово г1ар самостоятельно не употребляется и встречается лишь в составе сложных слов г1ар-г1овг1а, г1ар-тата «шум» и устойчивых словосочетаниях. В ингушском языке оно самостоятельно употребляется и поныне. Кроме того, в ингушском отсутствует слово г1овг1а «шум».

2) парные существительные, где один из компонентов или оба компонента являются заимствованием из арабского или персидского языка: чеч. салам-маршал, инг. салам-моаршал (арабск.) «приветствие» (моршал // моаршал // маршал – нахск.) «приветствие»; хан-зама: зама (персидск.) «время», хан (нахск.) «время».

3) парные существительные с заимст-вованиями из русского языка: чеч. чай-бепиг «чай и хлеб», инг. чай-миекх, чеч. машин-некъ, инг. машин-некъ «железная дорога», чеч. машин-кибирчик, инг. машин-кирбич «черепица», чеч. стол-г1ант, инг. истол-г1аьнт «мебель», в которых первые компоненты чай, машин, стол являются заимствованиями из русского языка.

Таким образом, языковой материал подтверждает факт интенсивного смешения языковых элементов разных народов и племен. В нахских языках переплелись элементы арабского, персидского, русского, и других (прежде всего родственных) языков, с носите-лями которых вайнахи и их предки находились и находятся в определенном историческом контакте.

Изложенный материал свидетельствует о ценностной ориентации словосложения: все, на чем останавливается взор человека, что привлекает его внимание, включается в сферу его жизненных интересов, получает в языке меткое и четкое выражение. Более детальное изучение этой проблемы на материале других языков позволит сделать интересные и важные наблюдения, связанные не только с особенностями, но и сходством языковых картин различных этносов. Особый интерес может представлять исследование данного материала в контексте этнолингвистики.


Библиографическая ссылка

Сулейбанова М.У. СЛОВОСЛОЖЕНИЕ КАК СПОСОБ ОБРАЗОВАНИЯ СЛОВ В РАЗНОСТРУКТУРНЫХ ЯЗЫКАХ // Международный журнал экспериментального образования. – 2015. – № 7. – С. 168-171;
URL: http://expeducation.ru/ru/article/view?id=7783 (дата обращения: 16.06.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074