Научный журнал
Международный журнал экспериментального образования
ISSN 2618–7159
ИФ РИНЦ = 0,839

ПРОБЛЕМА «РАБОТАЮЩИХ БЕДНЫХ» В СОЦИАЛЬНОЙ СТРУКТУРЕ СОВРЕМЕННОГО РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА

Григорян М.Э. 1
1 МАОУ ВПО « Краснодарский муниципальный медицинский институт высшего сестринского образования»
1. Об итогах Всероссийской переписи населения 2010 года. Сообщение Росстата. Е. Герасимова «Независимая газета», 20.12. 2011 года
2. Малева Т.М. Социальные страты и социальная политика. -2003. -№1 http: //spero. socpol.ru

Социально-стратификацион­ные про­цессы в современном российском обществе носят сложный и противоречивый характер, обусловленный качественным изменением, как объективных характеристик социальной структуры общества, так и субъективных представлений большинства его членов. Под влиянием экономических реформ, преобразований в сфере властных отношений изменяется стратификационная система российского общества: исчезают прежние и появляются новые слои и страты, трансформируются представления относительно критериев социального расслоения и социальной идентификации. Образуется сложная социальная структура, характеризующаяся углублением социальной поляризации, что способствует росту социальной напряженности и дестабилизации общественной системы.

В ходе развития демократических и рыночных реформ социальная стратификация российского общества претерпела значительную трансформацию.

Во-первых, коренным образом изменился сам характер стратификационной системы. Если в советском обществе преобладали черты этатократической системы, построенной на властных иерархиях и формальных рангах, то в современном российском обществе формирование стратификационной системы происходит на экономической основе, когда главными критериями становятся уровень доходов, владение собственностью и возможность осуществлять самостоятельную хозяйственную деятельность.

Во-вторых, сложился довольно многочисленный предпринимательский слой, высшие представители которого не только составляют существенную часть высшего хозяйственно-эконо­мического класса, но и в ряде случаев входят в политическую элиту страны. Переход к рыночной экономике породил качественно новые статусные группы, обладающие экономической свободой и претендующие на самые высокие места в системе общественной иерархии.

В-третьих, в ходе реформ появились новые престижные виды деятельности, что заметно изменило социально-профессиональную стратификационную систему. Так, резко возрос престиж предпринимательской, коммерческой, финансово-банковской, управленческой, юридической и некоторых других видов деятельности (реклама, маркетинг, операции с недвижимостью и т. д.).

В-четвертых, наметилось полярное расслоение общества, что находит выражение в растущей дифференциации доходов населения. Так, если незадолго до распада Советского государства децильный коэффициент (соотношение средних доходов 10% наименее обеспеченных и 10% наиболее обеспеченных слоев населения) равнялся пяти, то в 1997 г. он повысился до двенадцати, а в настоящее время — до 25%. Складывается противоречие, имеющее ярко выраженный социально-эконо­мический характер, — между богатыми и бедными. Причем, данная проблема проявляется не только в мегаполисах - Москве и Санкт-Петербурге, - но и в провинции. Тяжелое положение сохраняется у наименее защищенных групп населения, так называемых групп социального риска, к которым относятся инвалиды, пенсионеры, многодетные семьи [1].

В-пятых, несмотря на существенную социальную полярность общества, начинает формироваться средний класс, ядро которого образуют высокопродуктивные, инициативные и предприимчивые социальные категории (предприниматели, менеджеры, бизнесмены, фер­меры, представители научно-тех­нической интеллигенции, высококвалифицированные рабочие и др.). Средний класс определяет стабильность социальной системы и одновременно обеспечивает ее динамичное развитие. Он заинтересован в осуществлении экономических реформ и выступает субъектом технологической модернизации и политической демократизации общества.

В-шестых, наблюдается широкая маргинализация общества. Причем она обусловлена как массовым переходом из низших слоев общества в более высокие (так называемая восходящая мобильность), так и наоборот, переходом из высших в низшие слои (нисходящая мобильность). Маргинальные слои формируются в большинстве случаев из бывших работников умственного труда (инженеров, работников научно-ис­сле­довательских институтов и конструкторских бюро), беженцев из других республик СНГ, женщин в возрасте старше 55 лет и молодежи. Особую обеспокоенность вызывает процесс роста слоя маргиналов, выбитых из своей социокультурной среды и превратившихся в люмпенизированные (от нем. Lumpen — лохмотья) слои (нищие, бомжи, бродяги).

В-седьмых, происходит нарастание социальных различий по территориям страны. Социальные проблемы по-разному проявляются в столице, областном центре, малом городе, на селе, в различных регионах России.

В-восьмых, каждая социальная страта российского общества научилась жить своей внутренней жизнью, не обращая внимания на остальных.

Вопросы социально-стратифика­ционной дифференциации находятся в центре внимания российских социологов. Предлагаются различные теоретические схемы, объясняющие расслоение современного российского общества. Наибольшее признание получила стратификационная модель, разработанная на базе данных, полученных в ходе исследований, которые проводились Всероссийским центром по изучению общественного мнения (ВЦИОМ) в середине 1990-х годов.

В стратификационной структуре современного российского общества выделились четыре основных слоя: верхний, средний, базовый и нижний.

Верхний (6% занятого населения) Элитные и субэлитные группы, занимающие ключевые позиции в системе государственного управления, в экономических и силовых структурах (политические лидеры, верхушка государственного аппарата, значительная часть генералитета, руководители промышленных корпораций и банков, преуспевающие предприниматели и бизнесмены, видные деятели науки и культуры). Верхний слой почти на 90% представлен мужчинами молодого и среднего возраста. Это самый образованный слой: две трети его представителей имеют высшее образование. Уровень доходов этого слоя в 10 раз превышает доходы нижнего слоя и в 6—7 раз — доходы базового слоя. Таким образом, верхний слой обладает самым мощным экономическим и интеллектуальным потенциалом и имеет возможность оказывать прямое влияние на процессы, происходящие в обществе [1].

Средний (18% занятого населения) Состоит из мелких и средних предпринимателей, полупредпринимателей, менеджеров средних и небольших предприятий, представителей среднего звена государственного аппарата, администраторов непроизводственной сферы, старших офицеров, лиц интеллектуальных профессий, фермеров, наиболее квалифицированных рабочих и служащих. Почти 60% из них заняты в негосударственном секторе. Большую часть и здесь составляют мужчины, преимущественно среднего возраста. Уровень образования представителей этого слоя значительно выше, чем в среднем по стране, однако несколько ниже по сравнению с верхним слоем. По уровню доходов средний слой существенно уступает верхнему слою и, соответственно, заметно хуже его социальное самочувствие. Несмотря на то, что большинство представителей среднего слоя не обладает ни достаточным капиталом, ни отвечающим в полной мере современным требованиям уровнем профессионализма, ни высоким социальным престижем, социологи рассматривают этот слой российского общества в качестве зародыша среднего класса [1].

Базовый (66% занятого населения). Представляющие этот слой живут за чертой бедности. Хотя потребности, интересы и ценностные ориентации групп, составляющих базовый слой, весьма различны, их модель поведения достаточно сходна: это приспособление к изменяющимся условиям и стремление по возможности сохранить достигнутый статус.

Нижний (10% занятого населения). Лица, обладающие наименьшим профессионально-квалификационным и трудовым потенциалом (работники, которые заняты простейшими видами труда, не требующими профессиональных знаний (уборщики, лифтеры, вахтеры, курьеры, подсобные рабочие, такелажники и т. д.). Из них более 40% заняты в индустриальных отраслях и 25% — в сфере торговли, обслуживания. Две трети этого слоя составляют женщины, а доля пожилых людей в три раза выше средней по стране. Для этих социальных категорий характерен чрезвычайно низкий уровень жизни: две трети живут за чертой бедности, из них четверть — за гранью нищеты [1].

Наряду с этими основными слоями, к сожалению, существует «социальное дно», которое образуют алкоголики, бомжи, бродяги, криминальные элементы и т. д.

Основными тенденциями развития социальной структуры современного российского общества являются:

  • Социальная поляризация, т.е. расслоение на богатых и бедных, углубление социальной и имущественной дифференциации.
  • Процесс стирания границ между специалистами с высшим образованием и высококвалифицированными рабочими.
  • Падение социального статуса интеллектуального труда.
  • Усложнение социальной структуры общества.
  • Размывание интеллигенции, которое проявляется в массовом уходе индивидов из сферы умственного труда, либо в смене ими места жительства («утечка мозгов»).
  • Быстрый рост социально-территориальных различий.
  • Маргинализация общества.
  • Криминализация части российской молодежи.

Что касается проблемы роста доходов населения – проблема не регулирования оплаты труда и социальной поддержки населения, как это традиционно понимается правительственными программами, а в первую очередь это вопрос структурных и институциональных реформ. Проблема «работающих бедных», абсолютное большинство которых заняты в бюджетном секторе экономике и входят в состав слоя «ниже среднего», позиционируясь в нижних его сегментах, не может быть решена скромной индексацией оплаты труда бюджетников. Предельно ясно, что такое регулирование оплаты в лучшем случае не позволит этой социальной группе «свалиться» в зону открытой бедности, но отнюдь не решит проблемы достойного существования. Кардинальное решение проблемы – в реформе самого бюджетного сектора. Не будет также преувеличением утверждение, что Россия по-прежнему игнорирует существование такого огромного резерва, как развитие малого бизнеса.

Несмотря на неоднократные декларации по поводу стимулирования этого процесса, роль малого бизнеса в экономике страны прискорбно низка. Доля мелких предпринимателей вплоть до настоящего времени не превышает 2–3% экономически активного населения. Как показывают социологические исследования, дело отнюдь не в ослабленном предпринимательском духе российских граждан и даже не в отсутствии инвестиций. Среди основных причин – сохранение большого числа административных барьеров, значительные трансакционные издержки, связанные с регистрацией юридических лиц, лицензированием деятельности, обязательной сертификацией товаров и услуг и пр., а также политические риски. Между тем, малый бизнес – это не только оживление целого ряда экономических секторов и не только развитие рыночной конкуренции. Это создание новых рабочих мест в количестве, которое несоизмеримо с беспомощными попытками искусственного конструирования рабочих мест на действующих предприятиях или столь же непродуктивными действиями по сохранению уже существующих, но неэффективных рабочих мест. Это – не зависящий от «нефтедолларов» рост доходов включенных в малый бизнес работников. Это реальный путь повышения экономической активности и материальной состоятельности российского населения. Без такого рода преобразований социальная пирамида, в которой абсолютное большинство населения находится «между молотом и наковальней», не имея реальных экономических инструментов и надежных социальных гарантий, сохранится на долгие годы [2].

Таким образом, социальные процессы в современной России отличаются сложностью и противоречивостью.


Библиографическая ссылка

Григорян М.Э. ПРОБЛЕМА «РАБОТАЮЩИХ БЕДНЫХ» В СОЦИАЛЬНОЙ СТРУКТУРЕ СОВРЕМЕННОГО РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА // Международный журнал экспериментального образования. – 2015. – № 11-6. – С. 834-837;
URL: https://expeducation.ru/ru/article/view?id=9489 (дата обращения: 26.09.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074