Научный журнал
Международный журнал экспериментального образования
ISSN 2618–7159
ИФ РИНЦ = 0,839

СТРУКТУРНЫЕ ПОДРАЗДЕЛЕНИЯ МОРДОВСКОГО ЭТНОСА

Корнишина Г.А. 1
1 Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарева
1. Белицер В.Н. Народная одежда мордвы. – М.: Наука, 1973.
2. Козлов В.И. Этнос. Нация. Национализм. – М., 1999.
3. Козлова К.И. Этнография народов Поволжья. –М.: Изд-во МГУ, 1964.
4. Корнишина Г.А. Традиционно-обрядовая культура в системе мордовского этноса: структура, субъекты, составные компоненты. – Lap Lambert Academic Hublishing GmbH & Co. KG. Germany. – 2011.
5. Корнишина Г.А. Структура мордовского этноса: методологические аспекты проблемы // Гуманитарий: актуальные проблемы гуманитарной науки и образования. – 2015. – № 2. – С. 10-18.
6. Мокшин Н.Ф. Религиозные верования мордвы. Историко-этнографические очерки. – Саранск: Мордовское кн. изд-во, 1998.
7. Мокшин Н.Ф. Мордовский этнос. – Саранск: Мордовское кн. изд-во, 1989.

Основной таксономической единицей мордовского народа является непосредственно сам мордовский этнос, который выступает в двойном качестве и как этническая, и как этнографическая (этнокультурная) общность. Это, в частности подтверждается исследованиями многих ученых, которые достаточно подробно изучили элементы ее культуры и доказали, что они составляют достаточно целостную систему. Хотя, естественно, внутри культурной общности этноса выявляются многочисленные локальные варианты. Но они, как правило, отличаются лишь второстепенными компонентами [1; 4; 6].

Основными структурными подразделениями мордовского этноса являются мокша и эрзя. По мнению большинства исследователей, процесс их формирования завершился в начале II тысячелетия н.э. на территории, которая охватывала бассейн Средней Оки и Окско-Сурско-Цнинское междуречье. И, несмотря на то, что в дальнейшем большие мокшанские и эрзянские группы перемещались в различные, иногда весьма удаленные от основной территории обитания районы (эрзя в XIV – XVI вв. перемещается в верховья Суры и Алатыря, в XVII-XVIII вв. идет активная миграция мокши и эрзи в Заволжье и т.д.), они в той или иной мере смогли сохранить свою этнокультурную целостность. То есть как этнографические общности они, несомненно, являются генетическими группами мордовского народа.

Что касается определения их статуса как этнических общностей, а также степени консолидации в единый народ, то здесь в научной среде до настоящего времени нет однозначного мнения. Отрицательное влияние на исследование этой проблемы оказала выдвинутая некоторыми авторами в 1950-х гг., а затем ставшая официально принятой точка зрения о полной завершенности национальной консолидации мордвы. Декларированная в большом количестве выступлений и публикаций и ничем, по существу не аргументированная, она ставила серьезные помехи на пути тех исследователей, которые ее не разделяли, неадекватно отражала реальное положение с этнической консолидацией мордвы. Ставшее стереотипом мнение о полной завершенности консолидации мордвы тормозило решение ряда не только теоретических, но и практических вопросов, связанных с этнокультурным развитием народа.

Надо отметить, что данная точка зрения никогда не поддерживалась этнологами. Так, московский этнолог В.И. Козлов в нач. 1960-х гг. писал, что процесс консолидации мордовского народа «и в настоящее время еще нельзя считать завершенным» [2: 322-323]. Н.Ф. Мокшин также утверждает, что вывод о закончившейся консолидации мордвы как этноса, по меньшей мере, преждевременен и что в нем отразилось проявленное некоторыми авторами стремление обогнать реально развивающиеся процессы, представить свою нацию более монолитной, более консолидированной, чем есть на самом деле [7: 116-121].

Некоторые исследователи, как например, К.И. Козлова, занимали более радикальную позицию по проблеме этноструктуры мордвы. Она полагала, что окончательного слияния мокши и эрзи в единый народ, в силу объективных исторических условий развития, не произошло [3: 127].

Автор данной статьи считает, что, несмотря на сохранившееся до настоящего времени самосознание мокши и эрзи, языковые различия между ними, все же нельзя считать их двумя самостоятельными народами. Во-первых, в среде среднего и молодого поколений, наряду с сознанием своей причастности к одной из двух вышеназванных этнических общностей, прочно закреплено и осознание того, что мокша и эрзя являются составными частями единого мордовского народа. Во-вторых, в тех регионах, где мокшане и эрзяне проживают в непосредственной близости друг от друга (в соседних селениях или в одном населенном пункте), как правило, происходит довольно быстрое их слияние. В зависимости от численного преобладания той или иной группы происходит «эрзянизация» мокши или «мокшанизация» эрзи. Например, во многих эрзянских селах Самарской области сохранились названия улиц, концов, водных источников, свидетельствующих о том, что здесь когда-то жили и мокшане. Так, в селе Багана Шенталинского района до сих пор сохраняется название улицы «Мокшо», а в селе Алешкино Похвистневского района есть колодец «Мокшень лисьма» [5: 12].

Явные следы эрзя-мокшанского смешения наблюдаются и в самой Мордовии. Так, жителей сел Сабаево, Мордовское Давыдово, Качелай Кочкуровского района соседнее население до сих пор называют мокшей, хотя они сами уже давно считают себя эрзянами. Как правило, в подобных этноконтактных зонах создаются и смешанные говоры: шокшинский и шугуровский (РМ), городищенский и наскафтымский (Пензенская область), ставропольский (Самарская область) и др.

Кроме двух основных этнических подразделений мордовского этноса, в его среде в настоящее время выделяют две этнографические группы (так называемые шокша и каратаи). До середины XX в. в структуру мордвы входила еще одна этнографическая группа – терюхане. В отличие от мокши и эрзи они не обладают самосознанием, а лишь отдельными специфическими чертами культуры. Названия, этих групп не являются этнонимами (самоназваниями), они даны были им исследователями и связаны с их географическим расселением.

Кроме вышеперечисленных этнографических групп мордовского этноса к его структурным компонентам на наш взгляд надо отнести и этнотерриториальные группы мордвы, которые сформировались в результате дисперсности ее расселения. В границах РМ проживает лишь треть всего мордовского населения страны. Компактные группы мордвы обитают практически во всех регионах Урало-Поволжья, а также в Сибири, Алтайском крае, Московской области, имеется мордовское население и в странах ближнего и дальнего зарубежья. Данные группы весьма различны по времени их формирования (так в Урало-Поволжье это происходило на протяжении XVII-XIX вв., а например мордовское население Москвы и Московской области значительно возросло лишь во 2-й половине XX – начале XXI в.), численности, интенсивности внутриэтнических и межэтнических контактов и т.п.

Таким образом, этническая структура мордвы имеет несколько иерархических таксонов. Наивысшей из них (как этнической, так и этнокультурной) является сам мордовский этнос. На следующей ступени в его этнической структуре находятся основные этнические подразделения субэтносы (мокша и эрзя), которые также являются генетическими этнографическими общностями мордовского народа. Иерархическими общностями нижеследующего порядка являются этнографические группы. Это, так называемая шокша, которая является смешанной внутриэтнической группой мордвы-эрзи, а также каратаи и терюхане – смешанные межэтнические группы. Кроме того, по нашему мнению, неотъемлемой составной частью мордовского этноса являются его этнотерриториальные группы.


Библиографическая ссылка

Корнишина Г.А. СТРУКТУРНЫЕ ПОДРАЗДЕЛЕНИЯ МОРДОВСКОГО ЭТНОСА // Международный журнал экспериментального образования. – 2016. – № 3-1. – С. 47-49;
URL: https://expeducation.ru/ru/article/view?id=9626 (дата обращения: 11.08.2022).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074