Научный журнал
Международный журнал экспериментального образования
ISSN 2618–7159
ИФ РИНЦ = 0,839

СТИЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА МЕСТОИМЕНИЯ (НА МАТЕРИАЛЕ ОСЕТИНСКОГО ЯЗЫКА)

Цопанова Р.Г. 1 Айларова Э.Д. 1
1 ФГБОУ ВО «Северо-Осетинский государственный университет им. К.Л. Хетагурова»
Местоимения в осетинском языке по значению подразделяются на десять разрядов и имеют различные грамматические формы, что определяет их выразительно-изобразительные функции. Они образуют двучленные синонимические ряды или варианты, образуемые нейтральным словом (или словами) и разговорным. Одной из особенностей многих местоимений в осетинском языке является то, что они имеют форму множественного числа. Местоимения в художественном тексте выполняют характеризующую и экспрессивную функции, создают устно-бытовой подстиль, становятся частью этикетных обращений (ацы (этот), нæ (наш), а некоторые из них могут быть обращениями. Личные и вопросительные местоимения в диалоге могут повторяться для выражения возмущения, злости, удивления, сомнения, радости, с целью обратить на себя внимание или посмеяться над кем-то. Местоимениям разговорный характер придает неопределенное местоимение «йед» (это самое). В разговорной речи для акцентирования внимания на субъекте или объекте действия, а также для создания эмоционально-оценочного контекста используется различное сочетание полных и кратких форм личных местоимений, полной формы личного местоимения с усилительно-личным местоимением, краткой формы личного местоимения с возвратно-усилительным местоимением, усилительно-личного местоимения с существительным, неполной формы личного местоимения с существительным, сочетание местоимений 1 и 2 лица множественного числа в качестве субъекта действия. В осетинском речевом этикете сохраняется обращение на «ты» в старшему по положению и возрасту.
стилистика местоимений
литературная норма
синонимы и варианты
1. Багаев Н.К. Современный осетинский язык. Ч. I (фонетика и морфология). − Орджоникидзе: Северо-Осетинское книжное изд-во, 1965. – 487 с.
2. Габараев Н.Я. Почему так говорим? − Цхинвал: Республика, 2014. – С. 16–19 (на осетинском языке).
3. Кожина М.Н. Стилистика русского языка: учеб. пособие. − М.: Просвещение, 1977. – 223 с.
4. Селиверстова О.Н. Местоимение в языке и речи: Монография / Отв. ред. чл.-корр. АН СССР В.Н. Ярцева. − М.: Наука, 1988. – 151 с.
5. Цопанова Р.Г. Обращение в «Нартовских сказаниях»: семантико-стилистический аспект // Международный научно-исследовательский журнал. – 2017. – № 04 (58). – С. 79 – 81.
6. Bagayev N.K. Modern Ossetian language. Part I (phonetics and morphology). − Ordzhonikidze: Severo-Osetinskoye knizhnoye izd-vo, 1965. – 487 s.
7. Gabarayev N.Y. Why we are speaking like that? − Tskhinval: Respublika, 2014. – S. 16–19 (in Ossetian language).
8. Kozhina M.N. Stylistics of the Russian language: textbook. − M.: Prosveshcheniye, 1977. – 223 p.
9. Seliverstova O.N. The pronoun in language and speech: Monograph / Otv. red. chl.-korr. AN SSSR V.N. Yartseva. − M.: Nauka, 1988. – 151 s.
10. Tsopanova R.G. Addressing in «Tales of Narts»: the semantic and stylistic aspect // Mezhdunarodnyy nauchno-issledovatel’skiy zhurnal. – 2017. – № 04 (58). – S. 79 – 81.

Местоимения характеризуются контекстуальной многозначностью, поэтому они могут выполнять различные функции, в том числе и стилистические. Знание литературно правильных грамматических форм местоимений помогает определить те отклонения от нормы, которые имеют стилистический характер. «Традиционная стилистика включает в орбиту своего рассмотрения вообще все случаи смысловых оттенков, передаваемых морфологическими средствами (часто параллельными, синонимичными, но и не только ими)» [3, с. 128].

В данной статье будут рассмотрены стилистические свойства местоимений в осетинском языке (их синонимические и вариантные формы).

Стилистические особенности различных разрядов местоимений связаны, в первую очередь, с тем, что они образуют двучленные синонимические ряды или варианты, образуемые нейтральным словом (или словами) и разговорным: ацы – а (этот); уыйбæрц – айбæрц (столько); уал – ауал – ацал-ауал (столько), айæппæт – атæппæт (столько), уыйæппæт – утæппæт (столько), никæцæй – ничердыгæй (ниоткуда), цавæр – цахæм (какой), цавæртæ – цахæмтæ (какие), цавæрдæр – цахæмдæр (какой-то), кæцырдыгондæр – чердыгондæр, ахæм – ухæм (такой), ахæмтæ – ухæмтæ (такие). Уæд æмæ уæд ацыд ахæм æмæ ухæм рæвдзæй, стæй уæд фæзынд ахæм æмæ ухæмæй, йæ тугтæ сæрфгæ (Гус. Бор.); (Тогда и тогда ушел таким и разтаким, по- том вернулся таким и этаким); мæхæдæг – мæхуыдтæг (я сам), дæхæдæг – дæхуыдтæг (ты сам) и др.

В осетинской разговорно-бытовой речи личные местоимения 1-го и 2-го лица, местоимения 3-го лица, отрицательные и неопределенные местоимения могут использоваться во множественном числе (с суффиксом -т-), чего нет, например, в русском языке: æз (я)– æзтæ (такие, как я), ды – дытæ (такие, как ты). Если личные местоимения («æзтæ», «дытæ») используются во множественном числе, то они не представляют «говорящего или слушателя как индивида, взятого в его единственности» [4, 32], а наоборот, выражают множество, что наделяет речь эмоционально-оценочными свойствами.

От местоимений 1-го и 2-го лица множественного числа образуется множественное число с целью акцентирования внимания слушателя на объекте действия, что характерно для разговорно-бытовой речи: махтæ (такие, как мы), сымахтæ (такие, как вы, уыйтæ (такие, как он), уыдон – уыдæттæ (они) [1, с. 233]: Сослан цæй Сослан у, махты руаджы куы нæ уаид, уæд! (Нарт. сказ.) (Какой из Сослана Сослан, если бы не был благодаря нам (букв. благодаря таким, как мы); Сымахты разæй фæнд йæхимæ райста? (Б.Т.) (За вас (букв. до вас) решила?).

Отрицательные местоимения являются сложными словами и в первой части имеют разные отрицательные частицы (нæ (ни), ма (ни)), и это влияет на их использование. На русский язык они переводятся одинаково. Во множественном числе они имеют разговорный характер: ницытæ (ничто), мацытæ (ничто), ничитæ (никто), мачитæ (никто): – Дæ гуырæн бонмæ дын цы балæвар кодтой? – Ницытæ æмæ мацытæ (– Что тебе подарили на день рождения? – Ничто и Ничто); Цы-ницытæ кæнынц дæ удыл дамдум… (Хадж. Т.) (Что-ничто клевещут на твою душу…);

С личными местоимениями в бытовой речи часто употребляется неопределенное местоимение «йед» (другой, тот, прочий) в обоих числах: (йедтæ (другие, те, прочие) (æзтæ йедтæ (я (во множ. числе) и прочие). Это неопределенное местоимение относится к числу слов-паразитов [2, с. 16].

От указательных местоимений множественного числа в разговорной речи образуется второе множественное число: адон – адæттæ (эти), уыдон – уыдæттæ (эти), которое не может использоваться в книжно-письменном тексте.

Указательными местоимениями (ай (этот), уый (тот), адон (эти)) можно заменить имя человека с целью посмеяться над ним, унизить его: Мæ цæстытæ йæм бадзагъултæ кодтон, ай мæм фæрсмæ дæр нæ кæсы (Гуч. Ал.) (Я помотрел на него с недовольством, этот даже не смотрит на меня).

В разговорной речи для акцентирования внимания на субъекте и объекте действия используются различные сочетания с местоимениями, имеющими оценочное значение: 1) полная форма личного местоимения с усилительно-личным местоимением (Мæнæн мæхицæн загъта. – Мне самому сказал); Уымæн йæхицæн хъæуы æххуыс. – Ему самому нужна помощь); 2) краткая форма личного местоимения с возвратно-усилительным местоимением (Бацыди йын йæхимæ. – Пошел к нему самому); 3) два личных местоимения (неполная и полная формы) (Æз куыд ферох кæндзынæн,
хорз Сатана, дæуæн дæ дзæбæхдзинæдтæ (Как я забуду, хорошая Сатана, твою (букв. твою твою) доброту) (Нарт. сказ.); 4) усилительно-личное местоимение с существительным (Лæппуйæн йæхицæн бакой код- та. – Парню самому напомнил); 5) неполная форма личного местоимения с существительным (Æмæ йыл Борæ йæхи ныццавта Æвдзæрæныл (Нарт. сказ.) (И Бора накинулся на него на Авдзарана); сочетание местоимения 1 и 2 лица множественного числа в качестве субъекта действия: Æфсымæр стæм мах-сымах, иумæ фидаугæ кæнæм (Б.Е.) (Мы-вы – братья, вместе миримся).

Вместо обобщенного личного местоимения второго лица множественного числа «нæ» (наш) используется единственное число первое лицо «мæ» (мой) с целью возвысить себя: Мæ сыхы нæй мæхицæй хъалдæр (В моем квартале нет лучше меня). Такую же функцию несет местоимение 1-го лица множественного числа, когда заменяет 1-е лицо единственное число: Мах ахæм митæ нæ сæрмæ нæ хæссæм (Мы не опустимся до
такого).

Особенностью устно-бытовой речи является повтор слов, в том числе и личных местоимений с целью выразить враждебность в отношениях собеседников: – Гъе уый ды дæ, ды, мæнæн мæ бинонтæ чи рахаста, уый? – Æз дæн, æз, – дзуапп ын радта Хъæрæич. – Дæ бинонтæ дæр мæн куы сты æмæ дæхæдæг дæр куы уыдзынæ мæн (Амб. Ц.) (– Это ты, ты, тот, который мою семью похитил? – Я это, я, – ответил ему Караич. –
И семья твоя принадлежит мне и сам тоже будешь моим).

В разговорно-бытовой речи личное местоимение 1-го лица единственного или множественного числа заменяется существительным с указанием предмета речи: Вместо: Æз дын зæгъын (Я тебе говорю) говорится: – Дæ фыд дын зæгъы (– Отец тебе говорит).

Вопросительные местоимения во всех падежах имеют форму множественного числа: чи?(кто), (читæ?) (кто) и др. На русский язык они переводятся единственным числом.

В осетинском речевом этикете при обращении к старшему по возрасту или в официальной обстановке принято было (и сейчас эта форма соблюдается многими) обращаться на «ты». Но постепенно его место стало занимать уважительное обращение на «Вы». У осетин по этикету при обращении к старшему в доме, жены к мужу существовала форма множественного числа, доказательством чему являются разговорная речь и устное народное творчество, где зафиксированы старые формы: – Дуар бакæн, Бигъулайы чызг, Хетæг дæн, Хетæг! – Уæ, алæбон æгас цæуай, нæ лæджы хай, хорз афон фæзындтæ (Хет. Наф.) (– Открой дверь, дочь Бигулова, я Хетаг, Хетаг! – О, доброго дня, букв. доля нашего мужа, в хорошее время появился). В этикетной речи сохраняется старая форма обращения личными местоимениями во множественном лице супругов друг к другу и к незнакомым старшим (нæ лæг (наш мужчина), не ’фсин (наша хозяйка), нæ фыды хай (наш отец букв. доля нашего отца). Обращение к одному человеку во 2-м лице множественном числе отразилось в использовании глаголов во множественной форме с опущенным местоимением: Куыд уынут, афтæмæй нын ницы уыдис (Как видите, у нас все в порядке). Личные местоимения не опускаются в случае выражения противительных отношений в предложении, логическом подчеркивании, при выражении радости, удивления и других эмоций.

В функции обращения в осетинском
языке могут выступать неопределенные местоимения с определениями или без них: О сайæгой æмæ æлгъ кæнинаг цыдæр!.. (О лживый и презренный какой-то!) (Нарт. сказ.); Гъе, мардзæ, исчи! – бынтон сæфт кæнæм (К. Хетаг.) (Эй, кто-нибудь, совершенно пропадаем).

Указательные местоимения «ацы» (этот), уыцы (тот) в качестве определения бывают в составе этикетного обращения, образуя устойчивое словосочетание с существительным: Уæлæмæ-ма сыст, уыцы лæг, æмæ æддæмæ акæс (Х.С.) (Встань-ка с постели, тот мужчина, и выгляни на улицу); Ацы лæг, хъусхос ма хæцы? (Нарт. кад.). (Этот мужчи- на, порох еще воспламеняется?) [5].

Местоимения в художественном тексте и устно-разговорной речи могут выступать в функции эпитета: Æмæ йæм кæм æрцыди ахæм ницы-мацы хъуыдытæ (Хуг. Сер.) (Откуда пришли к нему такие никакие-никакие мысли).

В художественном тексте и устно-разговорной речи личные местоимения в диалоге могут повторяться для выражения возмущения, злости, удивления, сомнения, радости, с целью обратить на себя внимание или унизить слушателя.

Отрицательное местоимение «ничи» (никто) может заменяться вопросительным «чи» (кто) в риторических предложениях: Е, хæдзары мæт та ма чи кæны! (Гуч. Ал.) (Э, кто еще думает о доме!) Можем заключить, что местоимение следует считать семантически и стилистически богатой частью речи, речевые возможности которой в полной мере раскрываются в процессе функционирования – преимущественно в художественном тексте и в разговорном стиле.

Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках научного проекта № 16–14–15002 РГНФ.


Библиографическая ссылка

Цопанова Р.Г., Айларова Э.Д. СТИЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА МЕСТОИМЕНИЯ (НА МАТЕРИАЛЕ ОСЕТИНСКОГО ЯЗЫКА) // Международный журнал экспериментального образования. – 2017. – № 6. – С. 103-105;
URL: https://expeducation.ru/ru/article/view?id=11702 (дата обращения: 20.09.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074